Крымское Эхо
Архив

Крым-2009. Три эпизода вместо политических итогов

Крым-2009. Три эпизода вместо политических итогов

Конечно, большое видится на расстоянии, а потому подводить итоги года по горячим следам — дело неблагодарное. Но народ просит «щаз», и редакция заказывает в предновогодний номер… Да и будет ли чем выделить уходящий 2009-й «по-большому», когда мы окажемся от него на расстоянии?

Нет, понятное дело, кто-то родился, кто-то женился (замуж вышел), а уж мартиролог у уходящего года — более чем солидный. Но мы-то не об этом. А в политическом плане — еще один промежуточный междоумочный год, смысл некоторых событий которого появится только если едва заметные зерна, упавшие на политическую почву в один из 365 дней 2009-го дадут заметные всходы в будущем. Будем надеяться — в светлом.

Так уж случилось, что практически все события, что попали в поле моего внимания, приходятся на его вторую половину. Первая прошла как-то совсем неброско. То ли кризис тому виной, то ли накапливались силы на осенний рывок, но по его первым шести месяцам и вспомнить-то нечего. А вот из второй половины года выделю три эпизода, которые считаю знаковыми.

Эпизод 1. Генерал Москаль: миссия невыполнима

Третье пришествие Геннадия Геннадиевича Москаля на крымскую землю выглядит куда загадочнее первых двух.

В первую командировку бравый милицейский чин стал одним из пионеров процесса декриминализации национального бизнес-политикума и параллельного ему процесса коммерциализации органов внутренних дел Украины. Так, между прочим, закладывался фундамент эпохи «позднего Кучмы», не так давно почти официально характеризовавшейся как период правления «преступного режима». На самом деле милиция, сломав хребет криминалу, крышевавшему малый и средний бизнес, фактически заняла его место. Ударник этого нелегкого дела, Геннадий Москаль, с блеском провел подобную операцию в Крыму и резко пошел в карьерную гору.

Геннадий Геннадиевич
Крым-2009. Три эпизода вместо политических итогов
Второй раз он появился в Крыму уже в качестве «засланца» Ющенко с трудной миссией — выступить центром консолидации сил, оппозиционных правящей в автономии «антиоранжевой» коалиции.

Пожалуй, именно Москаль стал наиболее ярким представителем президента в Крыму за всё время существования этой несуразной институции. Но и ему не удалось ни вдохнуть жизнь в политические манекены, изображающие крымские отделения «национально-свидомых» партий, ни найти давным-давно утраченный смысл существования возглавляемого им ведомства, занимающего любовно отреставрированный особняк в центре Симферополя, откуда когда-то была изгнана женская консультация.

Москаль в этот раз был двинут на свой пост, так сказать, «по горизонтали». Как-никак за плечами были годы руководящей работы во главе Закарпатской и Луганской областных администраций, работа в Кабмине. Но командировка длилась относительно недолго. То ли Ющенко понял, что спикер крымского парламента Анатолий Гриценко и его карманный премьер ему не враги, то ли президент убедился в невыполнимости порученной генералу-политику миссии, но Геннадий Геннадиевич был возвращен в Киев, где не затерялся.

И вот — третье пришествие. Точнее, сошествие, поскольку для карьерного чиновника, да еще и успешного, оказаться там, где он побывал когда-то, когда был помоложе и чином поменьше, вполне могло бы расцениваться как ссылка. Но… как-то сразу возникла версия, что это всего лишь командировка, в ходе которой следует выполнить очередную миссию. А вот какую — масса различных предположений. Предположу и я: Москаль сам не был в курсе, в чем точно его миссия состоит и сколько времени продлится его командировка в Крым.

Сначала казалось, что им пугают «серых кардиналов» местных «регионщиков», чтобы у них дрогнули нервы и они кинулись в бега — как это сделали когда-то их предшественники из Партии Экономического Возрождения (ПЭВК). Но — не кинулись. Парламентский кризис к октябрю выдохся, и Москалю в Крыму откровенно стало нечего делать. Он еще попиарился немного напоследок на исламских террористах, укравших корову, и совсем уж засобирался по домам, но…

То ли о Москале забыли, то ли кому-то выгодно удерживать его вдали от киевской политической каши, так или иначе — застрял в Крыму Геннадий Геннадиевич. И, похоже, готовится руководить крымской милицией во время президентских выборов. Не думаю, что Тимошенко делает такую уж весомую ставку на голоса крымских правоохранителей. Не думаю, что местные шинкари и самогонщики настолько весомо комплектуют предвыборный фонд своего кандидата в президенты, чтобы удерживать ради этого вдали от эпицентра политических событий такую заметную фигуру. Как бы по прошествии времени не выяснилось, что генерала-политика послали туда неведомо куда, за тем неведомо чем для того же, для чего обычно и придумываются подобные миссии — чтобы убрать с глаз долой в какой-то судьбоносный момент…

Очень многое в этой серии «москалиады» выяснится в ходе и сразу после президентских выборов. Но это уже совсем другая история.

Эпизод 2. Цыганское счастье Анатолия Гриценко

Кто бы мог подумать лет 15 назад, что скромняга Толик Гриценко, каким-то чудом затесавшийся в состав крымского парламента «мешковского» розлива, не только возглавит его в 1997-м, но и после позорного изгнания в 98-м вернется на высшую должность крымской автономной иерархии? Да не просто вернется, а вопьется в спикерское кресло так, что клещами не вытащишь. Разве поверил бы многоопытный аппаратчик Грач, что он «строил» депутатский корпус, создавал крымскую чиновничью номенклатуру для того, чтобы всем этим пользовался не он сам и даже не другой старожил крымской политики — Борис Дейч, а вот этот выскочка?

Анатолий Павлович

Крым-2009. Три эпизода вместо политических итогов
Ни у кого (НИ У КОГО!) из крымских спикеров не было своего карманного премьера. Даже у Багрова. А у Гриценко — был, есть и еще какое-то время будет. Ради этого стоило, наверное, походить в «шестерках» у Франчука, пресмыкаться перед Дейчем, в буквальном смысле драться за право быть первым номером среди местных «регионалов». Кто-то другой, какой-нибудь чистоплюй, пожалуй, не смог бы. А вот Гриценко смог. За это ему и счастье такое привалило: хочет — проводит заседание парламента, не хочет — отменяет, в вопросах повестки, как в мусоре, ковыряется: какие вздумает — выносит на рассмотрение, какие ему чем-то не нравятся — теряет или «забывает». Он всего этого добился, он это всё выстрадал. И так просто никому не отдаст. Что и было им продемонстрировано в ходе парламентского кризиса в сентябре уходящего года и на этой неделе.

После очередной атаки на Гриценко со стороны оппозиции, когда рассеялся пороховой дым бумажной баталии, оказалось что все его враги понесли потери: кто вылетел из Партии регионов, кто — из правительства и президиума ВС. А вот позиции спикера остались незыблемы, а сам он даже чуть забронзовел.

И какая разница, что новое большинство парламента, сформировавшееся после ухода в оппозицию «Союза» и Русской общины, базируется на голосах идейно чуждых БЮТовцев, руховцев и безыдейно близких, а потому особо ненавистных куницынцев? Главное — конечный результат. А он состоит в том, чтобы погрузить свой величественный зад в мягкое кресло собственного мерина и — эх, прокатиться. Гей, чавелы!

Эпизод 3. Русское единство. Дежавю или новая ступень спирали?

Неоднократно в течение года приходилось слышать от самых разных людей, профессионально отслеживающих крымские политические процессы, что у них возникает ощущение, будто недавняя крымская история повторяется. Точнее, возвращается. Уж больно похожа ситуация на ту, что сложилась в 1997 году: во главе милиции — Москаль, во главе парламента — Гриценко, лидер крымских коммунистов Леонид Грач грозит очередным реваншем. А если приглядеться к тем, кто составил новую оппозицию Гриценко в парламенте, то мы без труда узнаем в ее главных фигурантах тех крымских политиков, которые когда-то входили в могучий блок «Россия». Действительно, похоже!

19 декабря. Площадь Ленина в Симферополе
Крым-2009. Три эпизода вместо политических итогов
Правда, лично меня не покидает ощущение, что это политическое дежавю развивается в зеркальной проекции: события повторяются, но как бы в обратную сторону. В 90-е всё начиналось с объединения крымских патриотов, народного подъема, борьбы за референдум — а закончилось избранием спикером парламента Гриценко и приездом Москаля. Теперь — избранием Гриценко и приездом Москаля всё как раз начинается — и как бы раскручивается в обратную сторону. Неужели в этот раз закончится народным подъемом и объединением крымских патриотов? Очень хотелось бы в это верить, тем более, что события последних месяцев и недель вселяют сдержанный оптимизм.

Он связан с тем, что русские организации, зачастую наиболее последовательно боровшиеся друг против друга, предприняли попытку объединиться для совместной борьбы за права тех людей, к которым все они апеллируют. А ведь что бы там ни говорили, русских в Крыму — большинство. И вовсе не 59 процентов, а значительно больше. Многие крымчане просто не привыкли называть себя русскими, но они русскими ЯВЛЯЮТСЯ.

Наверное, в какой-нибудь другой ситуации выпячивать свою национальную принадлежность в названии общественно-политической силы было бы неправильно. Но до тех пор, пока нас лишают нашего языка, наших имен, данных нам родителями, нашей истории и культуры — мы, русские Крыма, должны, нет, ОБЯЗАНЫ реализовать свое право на РУССКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ.

Можно, конечно, пускаться в интеллектуальные изыски по поводу того, что политика не имеет национальности (ничего подобного не говоря о 18-летней, в целом успешной, политике меджлиса), или со стороны снобистски оценивать: что эти новые борцы за русское единство делают не так, где ошибаются, где выглядят неуклюже. А можно — попробовать еще раз: а вдруг в этот раз всё окажется по-настоящему, по-взрослому? С нашим-то участием шансов на это больше! Да и что нам остается: сидеть и ждать, пока нас совсем украинизируют, полностью и окончательно?

Одним словом, сдержанный оптимизм присутствует. А вот насколько он оправдается, покажет следующий год, до начала которого остаются считанные дни. Вот только если год наступит независимо от нашего желания и наших усилий, то надежда, которую нам подарили последние месяцы года уходящего, реализуется только в случае нашего непосредственного участия.

С наступающим Новым годом, крымчане!

Андрей Никифоров

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Импотенция оппозиции

Наш беспокойный сосед, Румыния

.

«Я считаю, что все люди на Майдане не правы»

Михаил ШЕРЕМЕТ