Крымское Эхо
Архив

Крестьянский ужас без конца

Крестьянский ужас без конца

ОЧЕРЕДНОЙ ЭТАП ЗЕМЕЛЬНОЙ КОРРУПЦИИ
В земельных отношениях новые новости. С 1 января 2013 года право собственности на земельные участки (а они поделены на государственные и коммунальные) может быть реализовано лишь после государственной регистрации права собственности территориальной громады или государства на соответствующий земельный участок. То есть сначала орган исполнительной власти или местного самоуправления обязан зарегистрировать право собственности на указанный земельный участок, и лишь затем принимается решение о передаче этого участка в собственность или пользование граждан и юридических лиц.

Сергей Тур и Николай Гаврилюк

Крестьянский ужас без конца
А дальше уже те должны зарегистрировать за собой соответствующее вещное право в Государственном реестре прав на недвижимое имущество.

Хотели — как лучше и считали это упрощением процедуры. Однако получилось — как всегда: практика применения новых норм регистрации показала, что такой механизм, мягко говоря, неудобен и требует существенного усовершенствования. Например, за госрегистрацию прав нужно заплатить, чем нарушаются законные интересы граждан или юридических лиц, которые хотят получить в собственность или пользование земельные участки.

По словам главы Ассоциации крымских фермеров и землевладельцев Сергея Тура, арендаторы, работающие на земле, столкнулись с тем, что не имеют возможности зарегистрировать договоры аренды. Они работают на этой земле по нескольку лет, и раньше для этого было достаточно госакта, который имеет владелец арендуемого земельного пая. Теперь нужен документ о праве собственности на этот участок. За регистрацию прав нужно заплатить 120 грн, потом нести договоры к нотариусу, который тоже работает не бесплатно. А если учесть, что многим владельцам паев уже 75-85 лет, они не имеют собственного транспорта и лишних денег, то это хождение и оплата превращаются в неразрешимую для фермера проблему.

К тому же у госрегистраторов и в органах земельных ресурсов разные базы данных. Они должны совпадать или хотя бы стыковаться, но, как нетрудно догадаться, из этого правила есть исключения.

— Нас опять берут за горло, превращая договор аренды в политический вопрос! — возмущается Тур. — Сначала нужно, чтобы вся страна поняла, как невозможно тяжело, что каждый фермер сегодня «висит» под прокуратурой, потому что он обрабатывает землю, договор на которую не зарегистрирован. Можно у всех отобрать землю, всех наказать, пересажать! Наверное, государство это понимает… Но мы вышли на очередной этап коррупции!

С фермерами мы обсудили и другие проблемы сельского хозяйства. Оказывается, несмотря на то, что с работой на селе плохо, работать на виноградниках желающих мало.

— Некому работать, — констатирует Сергей Тур, — Я думаю, уже не одна фирма столкнулась с тем, что деньги на развития виноградарства есть, а квалифицированных людей нет. Поэтому и замещают виноградники посевами зерновых.

— Но с зерновыми в этом году, говорят, дело плохо. Кое-где нечего убирать…

— Будут убирать, но не все. Больше 100 тыс га площадей зерновых в Крыму погибло, 240 млн грн предполагаемых убытков. Можно успеть эти площади чем-то засеять, но вопрос в другом: а остались ли оборотные средства, чтобы сеять? Ведь никто ничем не помогает! Сосед не в лучшей ситуации, государство не помогает, пытаемся разгребать сами. Кто-то пытается перекредитоваться, хотя это очень сложно, чтобы подготовить осенний сев.

— А система страхования не работает? — спрашиваем зампредседателя Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Крыма Николая Гаврилюка.

— О каком страховании может идти речь в той финансовой ситуации, в которой находятся крымские производители? — удивляется Гаврилюк. — Живем от сезона до сезона. Пришло время уборки — первое, что мы должны сделать — реализовать урожай и отдать долги. А уже потом смотреть, как быть дальше. Мы из заморозков вышли без денег, а тут вторая беда — засуха. Какое страхование?

— Но с овощами-то все в порядке?

— Наши производители овощей страдают от перепроизводства. Хотелось бы, чтобы государство помогло сохранить урожай и его реализовать. Смотрите, в этом году очень много ягоды и, скорее всего, будет много винограда. Технический переработаем, а как реализовать столовые сорта? А ведь спрос на него есть и в Прибалтике, и в Белоруссии. Далеко и ехать не надо, рядом Курск, они готовы взять 15-16 тыс тонн, а как его быстро доставить через таможню?

Другая проблема — перекупщики. В Курске лежат яблоки: своя «антоновка», по 35 рублей, ее есть невозможно, рядом польские — по 75 рублей. А они хотят у нас купить по 7 гривен (25-30 рублей), чтобы мы им яблоки довезли, а они будут продавать их там по 35 рублей. Почему вы решили, что наши яблоки хуже польских, где химии — валом, до 40 обработок? А мы свои — по бедности — не обрабатываем, они у нас чистые! Их можно по 60 рублей продавать, почему же мы должны их вам по 7 гривен отдавать? Потому что вы соседи?

— Экс-министр агрополитики Крыма Валерий Кравец говорит, что продолжает работать над созданием системы оптовых сельхозрынков. Они спасут вас от недобросовестных перекупщиков?

— Для кого они сделают эти рынки? Опять для перекупщиков? Мы были в Канаде, в Торонто. Огромный муниципальный рынок. Стоит фермер со своим товаром, для него место стоит 1 доллар, радом стоит перекупщик — 7 долларов. А у нас? Нас сравняли в цене и еще семь шкур сдирают: то у фермера не такие палатки, то теперь еще приклейте надпись: «Ешьте свое, наше»! Все, что угодно, чтобы не допустить на рынок производителя! В США существует закон: никто не имеет право получить с товара больше прибыли, чем сам производитель. Он продал картошку по 1 грн, перепродать ее можно по 1,99. А если перекупщик продал ее по 2,01, то 2 копейки должен вернуть фермеру!

— Продукция тех фермеров, которые наладили связи с Харьковом, с другими городами Украины, уходит без оптового рынка, — соглашается к коллегой Сергей Тур. — Люди приезжают прямо в сад и забирают продукцию. Если бы оптовый рынок давал возможность приезжать цивилизованным покупателям из-за границы — это я понимаю… Все опять-таки зависит от позиции государства: нельзя было рушить «до основания»! Видели же, что гибнет животноводство! Нет, сначала дождались, чтоб оно умерло, а теперь будем какими-то незначительными подачками уговаривать содержать ту корову. Дайте нормальную цену на молоко — и все!

Удивляет фермеров и стремление некоторых власть имущих граждан Украины стать земельными магнатами:

— Сегодня среднее фермерское хозяйство Европы — 5-10 га, они объединяются в кооперативы — по сбору молока, по обработке зерна. А у нас: «300-500 га — это же мало! Вот 20-50 тысяч — это эффективно!».

Думаем, разница в том, что наши магнаты не собираются сами работать на земле, для них это просто самый надежный и эффективный капитал.

Эта беседа с фермерами в очередной раз подтвердила, что государство бросило наших кормильцев на произвол судьбы и погоды. Проблем в нашем сельском хозяйстве меньше не становится. Каждая из обозначенных существует не просто на бумаге, но мешает работать — а в конечном итоге сокращает жизнь — какому-то конкретному человеку. Зачем мы их мучаем?

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта inmoment.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пассажиры доходов не привезли

Ольга ФОМИНА

Ну, за самогон!

«Не спешите писать заявления на коммерческую форму обучения»

.