Крымское Эхо
Общество

Кремень твердолобый

Кремень твердолобый

Слово «кремень» в русском языке дословно означает минеральное вещество. А в переносном смысле символизирует твердость.

А вот в украинской мове при этом слове стали чаще вспоминать Тараса Дмитриевича Кременя, уполномоченного по защите украинского языка, которого народ ласково прозвал «шпрехенфюрер».

Тарас Кремень, мечтающий вытравить с Украины русский язык

При этом надо отметить, что твердость тоже присуща нашему герою. Иногда он такое творит и несет, что, кажется, толщина его лба не меньше, чем у дикого кабана — из автомата не прострелишь.

Тарас является соавтором скандальных законов о запрете русских школ и повальной украинизации. А недавно он решил взяться еще и за топонимику. Надо отметить, еще до Кременя в рамках так называемой декоммунизации на Украине все советские названия городов, улиц, различных объектов, да и вообще всего и вся, были ликвидированы. Казалось бы, Тарасу на этой теме больше не попиариться. Но находчивый «шпрехенфюрер» умудрился найти, как прославиться на топонимике. Он предложил срочно поменять названия населенных пунктов, в которых есть русский корень.

Кремень за корень в число подлежащих переименованию топонимов внес, к примеру, такие города, как Южноукраинск и Северодонецк. Интересно, как они должны назваться: Пивденноукранськ и Пивничнодонецьк?

При этом Дмитрич немного поторопился, увлекшись сторонами света. За севером и югом он упустил, что и у других городов есть русские корни — скажем Вышгород.

На днях, выступая в эфире «украинского радио», Тарас стал буквально настаивать на своей инициативе. Кстати, все свои последние ноу-хау он назвал «ласковой украинизацией». Что там ласкового, не пояснил.

При этом Тарас Дмитриевич от слов перешел и к делу. Он заявил, что написал несколько десятков обращений в органы местного самоуправления для восстановления «топонимической справедливости». И даже сослался на требования закона Украины про мовы.

Правда, Тарас немного слукавил: в том законе прямой нормы обязательно переводить названия объектов на украинский язык нет. Но Кремень на то и Кремень, чтобы твердо идти к свой цели — повальной украинизации Незалежной.

Может возникнуть вопрос: он, что, больной на голову? Однако, оказывается, Тарас не всегда был таким «упоротым». Хотя и родился в семье диссидента. Его родитель Дмитрий Дмитриевич был родом из Закарпатья. Обучаясь в киевском институте, папа увлекся «самиздатом». Но плохо соблюдал конспирацию и попал в сети КГБ с соответствующим обыском, большим скандалом и так далее. Естественно после такого «клиенты конторы» отправлялись либо в дурдом, либо осваивать сибирские просторы.

Правда, «попавшиеся» могли избежать подобной участи, если давали согласие на сотрудничество. Дмитрий Дмитриевич чудесным образом не стал ни «дурачком», ни сибиряком. Он успешно закончил вуз и поехал по распределению в Николаевскую область, где одно время преподавал в школе… русский язык, а потом работал в местном вузе, плюс в газете «Ленинское племя». Судя по названию издания, тематика у него была по заветам Ильича.

На Николаевщине на свет божий в 1978 году появился и Тарас. После школы он оказался в том учебном заведении, где работал родитель. В официальной биографии Тараса сказано, что после окончания вуза он там же остался заниматься наукой и стал даже профессором.

Профессорское звание у него, и правда, есть, и даже есть диссертация, рассказывающая о развитии эпоса на украинском языке начиная с Х века. Правда, кто знаком с этим шедевром, говорят, что ахинея еще та.

 Какой украинский эпос в Х веке?!

Да и как мог Тарас что-то стоящее наваять, когда, по неофициальным данным, он после вуза почти десять лет работал пресс-секретарем Николаевского городского… водоканала, лил, так сказать, воду в прямом и переносном смысле.

В 2010 году с Тарасом по нынешним украинским меркам приключилась настоящая беда. Он, подавшись денежному соблазну, на президентских выборах работал в николаевской избирательной комиссии как представитель Виктора Януковича, бес попутал, он же кровавый «Виктор Федорович».

Но Кремень потом исправился и вступил в партию «Фронт перемен», где рулил один из самых «ярких» политиков того времени Украины Арсений Яценюк, он же Сеня Кролик, приобретавший свой политический вес в приснопамятные уже времена в Крыму. По сениным спискам наш герой попал в Верховную Раду, где отметился рядом националистических инициатив.

Но вот беда: депутатское счастье длилось всего четыре года, а все потому, что в результате коррупционных скандалов, сенин Фронт развалился. Тарас немного пометался по Киеву, а потом друзья ему помогли устроиться «шпрехенфюрером».

Правда, с этой должности выжили Татьяну Монахову, тоже «интересную чудачку», но дело, видите ли, в том, что, когда решаются вопросы хлебных мест, то единство взглядов уходит на второй план. Возглавив мовный «рейх», Кремень отметился многими «славными делами».

Можно вспомнить как он требовал перевести для глухонемых русский язык жестов на язык украинских жестов. Ну и последнее заявление Тараса, когда он сказал, что у него нет оппонентов, а есть враги Украины. Наверное, потом поняв, что перегнул, включив во враги чуть ли не половину страны, стал рассказывать о «ласковой украинизации».

Многие эксперты говорят, что будто Владимир Зеленский продолжает «дело» Порошенко, не соответствует действительности. Петр Алексеевич «боролся» именно с наследием СССР, а Владимир Александрович внедряет в стране обыкновенную русофобию, хотя сам русскоязычный, как впрочем, и Порошенко.

Зачем он такое делает, ответ, наверное, прост: это страховка от местных националистов и западных претензий. И скорей всего подобная политика не изменится, и Тарас Кремень продолжит свое националистическое дело.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лечить инфаркт? В Ялту!

.

Света, на чьей ты стороне?

Уникальный «Атлас пещер России» ждёт второе издание

.

Оставить комментарий