Крымское Эхо
Архив

Краткий курс рейдерства

Краткий курс рейдерства

В перечне промышленных предприятий Керчи образовался очередной пробел. Судебным решением морской завод «Фрегат» объявлен банкротом, и сто сорок его работников уведомили об увольнении с пятнадцатого июля.

Длившаяся почти четыре года рейдерская атака на завод завершилась полной и окончательной «победой». По прошествии времени всплывет и имя заказчика, однако оно уже мало что будет значить, потому что просто поставит жирную точку в последовательной череде событий.

Теперь уже никто не сомневается, что это было именно рейдерство, но не то откровенное, когда молодчики в камуфляже дубинками разгоняют местную охрану, врываются в кабинеты руководства и перекрывают доступ на предприятие сотрудникам, а осуществленное вполне законными методами людьми, обличенными государственными полномочиями.

Всплеск банкротств нынешнего времени вызван новым переделом собственности. Крупные промышленные объекты поделены между новыми собственниками, настала очередь средних и малых предприятий. Тем более таких привлекательных, каким выглядит Керченский завод «Фрегат»: восемь гектаров приморской земли практически в центре города, свой судоходный канал, своя акватория. К тому же ситуация выглядела крайне удобной: завод чуть ли ни добровольно подставился под банкротство. Многолетний его директор Анатолий Пахомов так и говорит: «В банкротстве виноваты сами, здесь некого винить. Мы оказались должниками Пенсионного Фонда и налоговой, но, тем не менее, завод продолжает работать, имеет много заказов».

Сколь ни формальной была зацепка, она легла, что называется, в строку. Пенсионный Фонд подал в суд на морской завод «Фрегат», погасить задолженность своевременно у предприятия не получилось. Но будь эта проблема единственной закавыкой, утопить завод в заказном рейдерстве вряд ли бы удалось: страна у нас такая, что без долга не живет и само государство. В случае с «Фрегатом» дополнительно наложилась проблема принадлежности имущества завода. Дело в том, что в 1991 году объединение океанического рыболовства «Керчьрыбпром», чьей судоремонтной базой являлся нынешний «Фрегат», отпустило его вместе с переданным для ведения производственной деятельности имуществом в свободное экономического плавание на пятнадцать лет.

В скором времени в Крыму создается новая государственная структура, Фонд имущества, и на подпись тогдашнему руководству завода ложится дополнительное соглашение, по которому права собственности на имущество переходят к Фонду. Сейчас можно только строить предположения, почему одним росчерком пера завод расстался с безоплатно переданным имуществом. Ведь по соседству был пример коллег, грамотно выстроивших перспективную модель экономического развития предприятия и из аналогичного подразделения объединения «Кечрьрыбпром» создавших открытое акционерное общество «Керченский рыбокомбинат».

Пятнадцать лет морской завод «Фрегат» не заморачивался правами собственности, свято полагая свою производственную базу принадлежностью Фонда имущества автономии и исправно платя ему за аренду. В 2006 году у «Фрегата» образовалась задолженность перед Фондом имущества в восемьдесят три тысячи гривен, которую завод предлагал погасить собственным имуществом коллектива. Но, как теперь видится в свете оценки развития событий, уже тогда на предприятие положили глаз, поэтому Фонд имущества из-за этой формальной зацепки отказал в продлении договора аренды.

Началась долгоиграющая судебная эпопея. В то время, когда Фонд имущества Крыма подал на расторжение договора аренды, прозрел «Керчьрыбпром», объявивший заводу об окончании срока пятнадцатилетнего договора и потребовавший возврата имущества. Для коллектива «Фрегата» это была новость так новость. Но и для «Керчьрыбпрома» полной неожиданностью оказалось известие, что безоплатно переданное им имущество принадлежит республиканскому Фонду. Признанное банкротом объединение океанического рыболовства инициировало судебный процесс по признанию имущества нынешнего «Фрегата» своей собственностью.

В туго закрученной кутерьме заводу пришлось делать выбор и ставить на «лошадку», выигрыш которой сулил им возврат имущества и производственные перспективы. Правильность избранной «Фрегатом» позиции подтвердили более семидесяти прошедших судов, в ходе которых выплыл еще один претендент на собственность «Керчьрыбпрома»: Фонд имущества Украины. Все они вконец задергали завод, попавший в сети уже трех собственников имущества. На каком-то этапе представители «Керчьрыбпрома» сообразили, что требовать следует не возвращения имущества, а признания прав собственности на него. Свои исковые заявления калькировали и Фонды имущества Крыма и Украины, но в итоге исход дела решился в пользу «Керчьрыбпрома».

Отобрать имущество завода у «серых» рейдеров не получилось, поэтому решили убрать основную причину: обанкротить завод. И здесь формально все опять-таки складывалось в пользу теневого заказчика: раскрутили исковое требование управления Пенсионного Фонда Керчи о возмещении задолженности, несмотря на то, что у этой госструктуры и в мыслях не было «убить» завод. «Фрегат» в последнее время улучшил финансовые показатели, втрое увеличил налоговые поступления и снизил задолженность по заработной плате.

Но для суда позиция основных кредиторов «Фрегата» — управления Пенсионного Фонда Керчи и налоговой города, однозначно настаивавших на сохранении работоспособности завода, прозвучала неубедительно. На предприятие назначили арбитражного управляющего, которого в республике все знают как представителя интересов известного крымского политика и по совместительству главного рейдера автономии. Арбитражный управляющий, по мнению коллектива, предпринимал все меры для ускорения процедуры банкротства завода, несмотря на то, что планом санации предусматривалось восстановление в течение года платежеспособности предприятия.

Безусловно, рассчитаться со всей задолженностью без инвестора не реально. Стратегически вопрос о нем на заводе продумывали, тем более что у предприятия есть крупный учредитель, «Черноморнефтегаз», которому принадлежит пятьдесят восемь процентов акций «Фрегата» на более чем миллион гривен. Но и те ворох своих проблем не стали нагружать дополнительными заботами, хотя у них и юридическое сопровождение не чета фрегатовскому, и завидные завязки во власти.

Понимая, что отсутствие инвестора является весьма уязвимым местом в судебном споре за выживаемость завода, руководство «Фрегата» свело землю с небом и нашло крупного российского предпринимателя, имеющего большой рыболовецкий флот и отлично понимающего, что проблема банкротства завода – это не только вопрос выживания для ста сорока его работников. Проблема гораздо круче: негде будет ремонтировать к путине рыбацкие сейнеры. На Черном море — что в России, что на Украине — резко сократилась судоремонтная база, а существующие заводы, те же Новороссийский и керченский «Залив», не успевают охватывать все непрофильные ремонтные объемы.

Пока завод занимался поиском инвестора, арбитражный управляющий гнул свою линию: не дожидаясь окончания срока санации, назначается новое слушание дела, где принимается решение о признании «Фрегата» бесперспективным. «Я не знаю завода, который бы попал под каблук рейдеров и вылез, — говорит Анатолий Пахомов. — Задача одна: обанкротить, распродать, заработать. Мне известен единственный пример предприятия, которое держится, – Керченский металлургический комбинат. Он признан банкротом, но ликвидатором там сам директор. А ведь он крупный должник того же Пенсионного Фонда. Если бы директор ни был ликвидатором, то мощнейший комбинат с огромными фондами пошел бы с молотка».

«Фрегат» ввязался в новый судебный процесс, подав апелляцию о продлении санации и представив ее план с учетом инвестирования двух миллионов долларов. На защиту завода встали основные кредиторы – Пенсионный Фонд и налоговая города, на которые приходится восемьдесят пять процентов задолженности. Ходатайство представили ЦК профсоюза работников рыбного хозяйства, администрация Керчи, но суд не принял во внимание позицию ни одной из сторон защиты. Всё грамотно подвели под статью закона, когда в случае отсутствия плана санации в течение шести месяцев суд имеет право вынести решение о банкротстве. Отказ арбитражного управляющего от подписания представленного коллективом и утвержденного на совете кредиторов плана санации послужил для такого решения формальной юридической зацепкой.

«Кто такой арбитражный управляющий, решивший судьбу завода и коллектива? – задается вопросом Анатолий Пахомов. – Частный предприниматель, который назначается судом из числа лиц, зарегистрированных при управлении по банкротству. Ему достается завод, прямо с неба падает. Твори, выдумывай, пробуй! Закон будто создан под него для дерибана страны. Ладно, когда с молотка идет предприятие, где нет ничего, кроме бегающих по территории бродячих собак. Но в нашем случае речь о работающем заводе. Значит, он убивается сознательно – иначе не скажешь».

Какие только инстанции ни прошел Анатолий Иванович, где только ни «засветился» — всё без пользы. Но вот какой парадокс. Руководящие позиции в Крыму занимают члены Партии регионов, к которым Анатолий Пахомов бросился за помощью в первую очередь как к своим однопартийцами. Да что там крымские лидеры партии! Анатолий Иванович обращался и к Виктору Януковичу, однако все «отмазались» от назойливого директора обещаниями «отслеживать ситуацию». «Складывается впечатление, что производство в стране никому не нужно, — с горечью говорит Анатолий Пахомов. — Совещания на любом уровне сводятся к вопросу о наличии долгов по зарплате и налоговым платежам. Если их нет, то уже никого не волнует, работающее ли это предприятие, или обанкротившееся».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 1 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

И поднялся мятеж

Андрей МАЛЬГИН

Возвращение пролетариата — популярные профессии грядущего десятилетия

.

Дни Русского Исхода

Дмитрий СОКОЛОВ