Крымское Эхо
Архив

Красный свет на зеленой улице

Красный свет на зеленой улице

РАСКОЛ В КРЫМСКОМ ИСЛАМЕ: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Олег МАРКЕЛОВ

Раскол в мусульманской общине Крыма углубляется. Влияние организаций, проповедующих радикальные формы ислама, становится все более заметным. И, похоже, Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК), которое находится под «патронатом» меджлиса, все менее способно контролировать ситуацию.

На днях председатель Рескомитета АРК по делам религий Владимир Малиборский заявил, что основным катализатором религиозной напряженности в Крыму являются проблемы внутри ислама.

Впрочем, винить в расколе мусульманской общины меджлису и ДУМК следует в первую очередь себя. Основы для нынешнего противостояния были заложены еще в 90-х годах прошлого века, когда дело возрождения ислама в Крыму фактически было отдано на откуп зарубежным религиозным центрам, в основном, турецким и арабским.

В итоге возрождения традиционного для крымских татар ислама ханифитского толка (кстати, самого либерального) не произошло, а образовавшийся духовный вакуум стали заполнять проповедники более радикальных и псевдоисламских течений. Более того, ряд имамов, подготовленных по линии ДУМК, сами стали проводниками идей этих течений.

Заметим, что ислам ханифитского направления, центры которого находятся в Казани и Уфе, исторически и духовно близок крымским татарам. Однако ориентироваться на российские центры, что могло бы помочь в качественной подготовке имамов, меджлис и муфтият вряд ли станут по идеологическим соображениям.

Эксперты не раз отмечали, что меджлис и ДУМК использовали исламскую идентичность крымских татар для достижения своих политических целей. Мы ведь прекрасно помним демонстративные молитвы на самозахватах, религиозные лозунги во время штурмов административных зданий, блокирования дорог и железнодорожных путей, драк с милицией и прочих безобразий, «аллах акбар!» по любому поводу. Кто занимался организацией незаконных акций? Хизб-ут-Тахрир? Ваххабиты? Нет. Этим занимался меджлис. Кто публично поддерживал чеченских террористов? Меджлис. Все эти действия сыграли далеко не последнюю роль в укоренении на территории Крыма организаций, исповедующих «жесткие» и политизированные формы ислама. Политизация религии — очень опасное, обоюдоострое оружие. И теперь оно обращается против тех, кто первым его использовал.

Справиться с расколом и усилением влияния сторонников радикальных течений муфтияту мешает и сама форма отношений этой структуры с меджлисом, которые построены на, скажем так, административно-коммерческой основе. Исламский закон предполагает выборность имамов, в Крыму же их назначает муфтият с подачи меджлиса. И это дает сильный козырь в руки радикалов, которые обвиняют ДУМК в нарушении норм мусульманского права.

И все же главная проблема заключается в том, что в Крыму подготовлена психологическая почва для экстремизма, в том числе, и религиозного. Эта почва — идеология национальной обиды. И европейский фашизм, и терроризм, прикрывающийся исламом, выросли именно на этой почве. Потому, если все мы на деле, а не на словах стремимся к миру и стабильности в Крыму, комплексы исторических обид надо не культивировать, а преодолевать, тогда есть шанс, что сегодняшние радикалы завтра не превратятся в экстремистов. Но это возможно при двух условиях: во-первых, если государство наконец осознает серьезность проблемы; во-вторых, если решаться она будет на государственном уровне, системно, с использованием всех имеющихся ресурсов: законодательных, информационных, финансовых, образовательных, культурных.

 

Андрей Ишин


Красный свет на зеленой улице
Андрей Ишин, ученый секретарь Научно-исследовательского центра крымоведения, кандидат исторических наук:
— На мой взгляд, главная проблема заключается в том, что у государства нет продуманной конфессиональной политики. А закон о свободе совести и религиозных организациях носит чрезвычайно либеральный характер и не отвечает требованиям времени. Это открывает путь для проникновения в страну различных псевдорелигиозных организаций. В том числе исповедующих толки и направления ислама, не характерные для Крыма и вообще для постсоветского пространства. На этом поле активно играют внешние силы, что создает напряженность внутри мусульманской общины.

Необходимо расширить полномочия Комитета по делам религий, дать право прекращать в административном порядке функционирование религиозных организаций, деятельность которых угрожает общественной безопасности и морали. Если организация проповедует ценности, идущие вразрез с правом на свободу совести, с демократическим устройством общества, органы власти вправе ставить вопрос о прекращении ее деятельности.

В то же время, я не думаю, что можно решить проблему запретом конкретных организаций. Надо создать правовое поле, в котором деятельность подобных структур будет невозможной, сформулировать четкий перечень критериев, законодательных условий. Одним из таких критериев может быть направленность организации на отрицание современного общественного устройства, государственных институтов. Например, партия Хизб-ут-Тахрир, запрещенная в ряде стран и действующая в Крыму, утверждает, что модель государства, не построенного на принципах ислама, порочна. А всемирный халифат — это идеал.

Таким образом человек, исповедующий идеологию этой организации, заведомо ставит себя в оппозицию к государству. От такой внутренней оппозиции до «малого джихада», то есть вооруженной борьбы с «неверными» остается один шаг. И, хотя сторонники Хизб-ут-Тахрир в Крыму объявляют себя приверженцами ненасильственных методов, идеология этой партии воспитывает в ее последователях готовность к «решительным действиям». Известно, что члены ряда экстремистских организаций на постсоветском пространстве, так или иначе, имели отношение к Хизб-ут-Тахрир.

Владимир Малиборский»
Красный свет на зеленой улице
Владимир Малиборский: Ситуация внутри мусульманской общины обостряется

— Ситуация обостряется. Это в первую очередь связано с усилением влияния нетрадиционных для Крыма направлений и течений ислама. Речь идет о политической партии Хизб-ут-Тахрир, ваххабитах. Также есть проблемы в отношениях между хабашитами (течение в исламе, появившееся в 60-х годах прошлого века в Ливане — ред.) и Духовным управлением мусульман Крыма (ДУМК).

— Сколько в Крыму автономных мусульманских общин, которые не входят в состав ДУМК?

— На сегодняшний день 47. Лежат еще десять заявлений от общин, желающих выйти из состава ДУМК, но мы их не регистрируем, потому что есть определенные опасения. Кроме того, мы выступили с исковым заявлением относительно прекращения деятельности независимой мусульманской общины «Давет», которая находится под влиянием Хизб-ут-Тахрир. Кстати, с 2007 года в Крыму не зарегистрировано ни одной автономной общины.

— Под чьим контролем находятся эти автономные общины?

— Какой-то сложившейся общности там нет. Одни под влиянием ваххабитов, другие ориентируются на Хизб-ут-Тахрир, третьи — на хабашитов. Есть и те, кто просто не хочет быть под крылом ДУМК, хотя ничем не отличается от него по принципам вероисповедания.

— Насколько сильно влияние организаций, исповедующих радикальные и нетрадиционные для Крыма толки ислама, на общины, которые формально входят в ДУМК?

— Мы это влияние чувствуем, особенно в таких регионах, как Южный берег Крыма, Бахчисарайский район, Симферополь и Симферопольский район. Радикалы стараются в первую очередь привлечь на свою сторону имамов мечетей, которые находятся под юрисдикцией ДУМК.

К слову

Свежая информация об угрозе исламского экстремизма и терроризма в Крыму появляется в СМИ регулярно. В последний раз — осенью прошлого года. Напомним: в октябре 2009-го экс-министр внутренних дел Украины Юрий Луценко сообщил о задержании двух членов экстремистского движения «Ат Такфир Валь Хиджра», подозреваемых в подготовке террористических актов. Это были жители Джанкойского и Белогорского районов, один из них — славянин, недавно принявший ислам.

Журналистам продемонстрировали изъятое у задержанных оружие, тротиловые шашки, «пояса шахидов», экстремистскую литературу и другие атрибуты классического «набора террориста». Луценко заявил, что члены группировки готовили покушение на лидера меджлиса Мустафу Джемилева и ряд терактов.

Потом выяснилось, что попались подозреваемые в терроризме… на краже коровы. И задержали их не сотрудники спецподразделения, а местные охотники и участковый, что как-то не вязалось с громадьем террористических планов.

А суета, связанная с президентскими выборами, отодвинула столь громко заявленную резонансную тему на задний план. Судя по тому, что выборы не все закончились, тема будет еще подниматься, и не раз…

 

Фото из архива «Крымского Эха»

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Константинов не хочет быть народным депутатом

Борис ВАСИЛЬЕВ

Клад, что просится в музей

Уполномоченные по курятине

Пётр КАЧИНСКИЙ