Крымское Эхо
Архив

Край степей, ветров, легенд и пожаров

Край степей, ветров, легенд и пожаров

О БАКЛАНАХ И НЕ ТОЛЬКО

Ольга МЕЛЬНИЦКАЯ

Мчимся по прямой, как стрела, дороге. По обе стороны степь. Сейчас бескрайние просторы северо-восточной части Крыма унылыми не назовёшь: лето, природа очнулась от долгого забытья, и пахучее разнотравье кружит голову.

Ленинский район, один из самых обширных территорий полуострова, в цвету, и кажется, что нет у этого края никаких проблем. А если и есть, то вольный ветер, солнце, изумрудные травы скрывают их, делая невесомыми, практически невидимыми. Но это не так.

Люблю этот край за тишину огромного пространства, за сладковатый запах первоцвета, за сильный неутихающий ветер, оставляющий на губах привкус моря. Люблю его открытых людей, с широкой, как сама степь, душой. Красив этот уголок Крыма и одновременно суров. На пять минут автобус останавливается на станции «Семь колодезей» (посёлок Ленино). Старое название звучит поэтично и смысл в нём глубокий: вода здесь на вес золота, легенда о семи колодезях родилась в стародавние времена не на пустом месте. Рассказывают, что когда-то давно люди страдали от отсутствия питьевой воды, искали источники. Один старик, имея взрослых сыновей, дал им наказ разыскать воду и построить колодцы, чтобы напоить и людей, и животных, чтобы безводье наконец-то ушло в прошлое. Несколько лет искали сыновья источники, нашли шесть, отец отыскал и седьмой. Тяжким трудом давались эти поиски и рытьё колодцев. Закончив свою работу, старик облегчённо вздохнул, и сердце его навсегда остановилось. Он успел, выполнил задуманное – дал воду людям. Правдива эта история или нет, неизвестно. Но то, что и по сей день существуют эти колодцы, истинная правда.

 

Гнезда бакланов


Край степей, ветров, легенд и пожаров
Стоический характер у жителей степи, пожалуй, врожденный. Еду к давнему знакомому, директору Ленинского лесхоза, чтобы вместе посетить многострадальные леса Мысовского лесничества, которые погибают от нашествия больших бакланов, но слышу в телефонную трубку взволнованный голос Алексея Новикова: «У нас пожар в степи. Тушим. Езжай к отелю «У Людмилы». Тебя там встретят». Пожары в этих краях – дело обычное. А тушить их постоянно – обычное дело для лесников. Однако привыкнуть к этой работе и воспринимать её как повседневное занятие невозможно. Здесь пожары не менее опасны, чем в горной местности. И сражаются люди степей с огнём как с главным своим врагом. А враг поистине страшен.

Смеркается. Фары автобуса высвечивают знак – с. Семёновка. В полумраке взглядом ищу придорожный отель. Не волнуюсь за то, как меня встретят, так как хорошо знаю хозяйку гостеприимного дома. Людмила Васильевна, родом из Запорожья, много лет назад оказавшись в этих краях, сразу влюбилась и в ласковое Азовское море, и в широкие длинные пляжи, и в затаившиеся скальные бухточки, как будто случайно занесённые сюда с Южного берега Крыма. Влюбилась и решила поселиться здесь навсегда. Теперь она совсем не похожа на жительницу большого промышленного города. Загар, который держится на её лице круглый год, белые распущенные волосы, в которых хозяйничает неугомонный ветер, — всё говорит о том, что эта женщина – часть этого мира, часть необъятных просторов, летнего раскалённого солнца и постоянных трудовых будней. Как мать родная встречает неожиданную гостью Людмила Васильевна. Всё как дома: и тихие разговоры за поздним ужином, и мягкая с большими подушками кровать. Засыпаю с надеждой, что пожар потушен и мои друзья-лесники тоже мирно ложатся спать.

Бакланы над пока еще живым лесом»
Край степей, ветров, легенд и пожаров
Они справились с огнём. Алексей Николаевич, уставший, но, как всегда, жизнерадостный, ранним утром следующего дня везёт меня по своим владениям. У всех выходной день — только не у него. Надо проверить лесные угодья, проконтролировать ситуацию в самых отдалённых местах, а это сотни квадратных километров. Рядом с этим человеком кажется, что вообще никаких проблем не может существовать в принципе. Два метра ростом, с телосложением Ильи Муромца, он с трудом помещается в своей старенькой «Ниве». Сдаётся, что этот исполин всё огромное хозяйство крепко держит в своих ручищах. И даже мысли не возникает, что ему может быть так же трудно, как и простым смертным. Но вот вижу, как изменилось его лицо, когда мы въехали на территорию Мысовского лесничества. Вижу, как больно ему смотреть на то, что осталось от некогда зелёного хвойного леса.

— Неужели всё так плохо? — спрашиваю.

— Зайди в лес и посмотри, — хмуро отвечает «Муромец».

Да, чернокрылые бакланы доконали главного хранителя здешних лесов. На эту тему он уже и говорить не может. А что тут скажешь? Ещё несколько лет назад мы наблюдали за странным явлением, когда водоплавающие птицы начали адаптироваться к новым условиям жизни, и их полчища заполонили лесные массивы. На кронах деревьев они строят гнёзда и выводят потомство. Отдельные деревья, постепенно покрываясь разъедающим древесину помётом, погибают. А бакланов год от года становится всё больше. Птицы, ища новое пристанище, продвигаются дальше, губя на своём пути всё живое.

Сегодня от рукотворного леса мало что осталось. Теперь перед глазами открывается страшное зрелище. Хичкок, с его легендарным фильмом «The Birds» на тему столкновения человека с враждебными и необъяснимыми силами природы, отдыхает. Здесь всё более масштабно и всё по-настоящему: белые от помёта и уже мёртвые деревья повсюду, куда ни кинь взор. Бакланы чувствуют себя полноправными хозяевами этих мест. На кронах оставшихся в живых сосен по три-четыре гнезда. Подходить близко к деревьям не стоит: чёрные бестии, защищая свои гнёзда, никого не подпускают, стоит приблизиться к дереву — попадаешь под точный обстрел морскими рыбёшками. Да, да, бакланы целенаправленно кидают в движущуюся мишень тушки морских бычков, которых добывают в море. Пройти в глубь мёртвого леса не удаётся: страшное зловоние от множества тухлых рыб заставляет быстро ретироваться. Бегу и только слышу со всех сторон «чпок, чпок» – это идёт обстрел непрошеного гостя.

 

Берег разрушается, а вместе с ним и все постройки


Край степей, ветров, легенд и пожаров
Едем дальше, на Мысовский кордон. Нас встречают лесники — отец и сын, телосложением под стать своему директору. Протягиваю руку, знакомлюсь, хочу услышать фамилию блюстителей лесного порядка. Но в ответ слышу неоднократное «Добрый день!». Уже смущаюсь от возникшей неловкости. Неожиданно два огромных мужика дружно начинают смеяться и открывают секрет своей любезности: оказалось, что фамилия этих богатырей самая что ни на есть любезная — Добрыйдень. Глядя на них, понимаю, что через такой заслон враг не прорвётся. И браконьерам здесь делать нечего.

«Сначала бью, а потом спрашиваю, зачем сюдой пришли», — спокойным басом с ребячьей улыбкой отвечает на мой вопрос по поводу незаконного отстрела животных Добрыйдень-младший. А вот по поводу нашествия бакланов лесники удручённо пожимают плечами: на этих врагов с кулаками не попрёшь. Вместе подсчитываем убытки. Чтобы купить сеянцы, вспахать землю, культивировать её и вырастить один гектар леса, необходимо потратить от восьми до десяти тысяч гривен. А в Ленинском районе от чернокрылой чумы уже погибло двести гектаров соснового леса, и теперь, чтобы его восстановить, нужно около двух миллионов гривен. Отстрел по-прежнему запрещён. Сажать новые леса нет смысла — при таком положении дел это всё равно, что выбрасывать деньги на ветер. Орнитологи предлагают привозить сюда туристов и показывать им аномальное явление. Сомневаюсь, что подобные картины вызовут у отдыхающих живой интерес.

Простившись с новыми знакомыми и пожелав им добрых дней, возвращаюсь в Семёновку. На Азовском море очень красивые закаты. Вечер выдался неожиданно тихим. Огромная луна, отражаясь в морских волнах, сказочным серебряным светом заливает весь берег. Не могу отказать себе в удовольствии прогуляться по усыпанному ракушками пляжу. Чтобы было спокойнее, в попутчики беру Константина, работающего в придорожном отеле. Уже не удивляюсь, что Костя тоже под два метра ростом. Наверное, степной климат благоприятствует хорошему физическому развитию. С Костей гулять не страшно, а главное, интересно: ведь он большую часть жизни прожил в этих местах, помнит, какими они были прежде, и может об этом рассказать.

Оказывается, ещё двадцать лет назад пляж был шире, и холмы не обрывались резко у границы пляжной полосы как сегодня, а имели пологие склоны, на которых буйно рос ковыль. Причиной таких глобальных изменений стало не только само море, которое наступает на пляж, но и многочисленные постройки в зоне, где строить по сути нельзя, да и опасно. Здесь близко вода, грунт песчаный, а ниже — плывун. На такой основе строить бессмысленно: со временем дома сложатся, как карточные домики. Со многими строениями это уже случилось. Теперь разломанные бетонные стены, балки, арматура, двери, болтающиеся на перекошенных петлях, обезображивают общий вид.

Но самое неприятное, что и сам обрывистый берег представляет собой опасность. За годы повального строительства травяной покров, удерживающий почву, был нарушен, и теперь на крутых склонах случаются обвалы, берег неуклонно разрушается. И хотя сегодня когда-то забытый Богом Ленинский район начал вызывать живой интерес у предпринимателей, занимающихся туристическим бизнесом, государственной программы по развитию этого региона нет, и каждый строит все, что ему заблагорассудится, не особо соблюдая элементарные строительные нормы и правила, не задумываясь о последствиях.

Вечер. Дружной компанией сидим «У Людмилы» и делимся впечатлениями. Все люди, с которыми прошедший день подарил мне встречи, поистине патриоты своей маленькой родины. Они многое готовы для неё сделать, но не всё в их силах. Они могут и хотят развивать этот уголок Крыма, они готовы в любой момент встать на его защиту. Но им нужна поддержка. Необходимо, чтобы и власть обратила своё внимание на этот удалённый, но прекрасный, гостеприимный край и помогла этим людям сберечь его.

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта tarkin.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. 27 ноября

.

Финансовые потоки не дотекли

Ольга ФОМИНА

Россия и Ялта заплатят

Ольга ФОМИНА