Крымское Эхо
Керчь

Косяки проблем

Косяки проблем

Шутка ли: День рыбака отмечался в нашей стране в пятидесятый раз! По такому случаю в Керчь с парадно-деловой миссией прибыл заместитель министра сельского хозяйства России – руководитель федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. Первая часть визита молодого и улыбчивого московского чиновника была приятной: брифинг, вручение дипломов выпускникам Керченского государственного морского технологического университета.

А вот керченские и крымские рыбаки готовились накидать своему самому большому начальнику шапку проблемных вопросов, невзирая на предпраздничную суету. Поняв настроение собравшихся, Илья Шестаков не стал разводить турусы на колесах и докладывать об успехах отрасли, а сразу приступил к снятию вопросов. Тон общению задал президент ассоциации рыбопромышленников Крыма Валерий Сивочуб, начавший разговор с коллегами и руководством отрасли с одного из самых горячих вопроса – формирования рыбопромысловых участков.

Теперь за каждым рыболовецким предприятием закрепляется свой морской надел, за пределами которого ему запрещено вести промысел. Это ломает весь традиционный промысел в акваториях Крымского полуострова, напрямую связанный и зависимый от сезонной миграции основных видов рыб. Именно это позволяет вести лов круглогодично. Нежелание Госкомитета по рыболовству Крыма прислушаться к объективным доводам рыбацкого сообщества, считающего, что деление моря на промысловые нарезки грозит обернуться ухудшением условий труда, потерей рабочих мест, оттоком профессионалов и снижением объемов вылова.

Крымские рыбаки уверяют, что таким образом их фактически выбивают с промысла. Главным препятствием на пути получения рыбопромыслового участка в пользование окажется законодательно предусмотренное участие в конкурсе. Но принять в нем участие смогут лишь соискатели, имеющие историю промысла в правовом поле России, а у крымчан, понятное дело, этого нет. Вдобавок у крымских рыбаков отсутствуют береговые рыбоперерабатывающие мощности, поэтому смешно рассчитывать на обладание морской делянкой. Значит, следует логический вывод крымских рыбаков, им придется сворачивать бизнес, терять работу и профессию дедов. Это единодушная, 99-ти процентов крымских рыбаков, позиция, к которой они призывают прислушаться федеральное агентство по рыболовству.

Руководитель федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков и ректор ФГБОУВО «Керченский государственный морской технологический университет» Евгений Масюткин

Категорическое недовольство вызывает у крымских рыбаков еще одна новация Росрыболовства: четкая фиксация мест доставки улова, добытого в Черном море, в портах полуострова. По мнению поднявшего этот вопрос генерального директора ООО «Производственно-коммерческое рыболовецкое предприятие «Белая Русь» Александра Горбачевского, это еще один способ отъема бизнеса. «Я строил собственно дело десятки лет, а сейчас придет дядя и отберет у меня причал, акваторию, цеха, потому что централизуют, — с возмущением сказал он главе ведомства. – В Керчи осталось три рыболовецких предприятия и те разными способами и подходами хотят убить».

Обращают внимание московских чиновников крымские промысловики на своё специфическое транспортное положение. Единственным путем поставок рыбы с полуострова на материк и доставки топлива на полуостров остается Керченская паромная переправа, удорожающая и основную компоненту промысла, и саму продукцию, что сразу же делает ее неконкурентоспособной по сравнению с той же кубанской. Замять это разрыв могут государственные субсидии в размере трех рублей на килограмм продукции, что в годовом объеме исчисляется 90-120 миллионами рублей.

Колоссальной проблемой стал сбыт вылова. Если с хамсой вопрос удалось утрясти и в законодательном поле, и в создании партнёрства с материковыми потребителями, то со сбытом шпрота всё гораздо сложнее: фактически единственными ее потребителями традиционно являются консервные предприятия. Цены по таким контрактам, по словам директора ООО «Рыбопромышленная компания «Шельф» Павла Муравленко, 9.50 рублей при себестоимости добычи в 9-9.10. Местные рыбаки видят реальный выход для нормализации сбыта мелкой рыбы, включая те же хамсу и шпрот, в создании производственной цепочки по изготовлению кормов, в первую очередь для аквакультуры, и гарантируют, что черноморское сырье займет заметное место в решении проблемы в формировании кормовой базы, в том числе и в части импортозамещения.

Несмотря на очевидный экономический резон предложения, руководитель федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков жестко и однозначно отмел идею государственного финансирования подобной программы и отдал ее на откуп инвесторам. По словам керчанина Павла Муравленко, в инвесторах недостатка нет. Они, что называется, пачками валят в Керчь, сделав пальцы веером, предлагают фантастические проекты, сулят громадные выгоды, обещают заполонить город китайскими, японскими и таиландскими бизнесменами с чемоданами валюты и уезжают безвозвратно.

«Глава администрации Керчи Сергей Писарев уже устал от приемов этих шапкозакидателей, которых иной раз приезжает по два-три в неделю, — рассказывает директор ООО «Рыбопромышленная компания «Шельф». – За прошедший год их перебывало столько, что каждый по доллару-евро бы скинулся – можно было запускать завод по производству кормов и рыбной муки. Потенциальные покупатели этого добра уже на старте, Ставропольский край, где хорошо идет сельскохозяйственный бизнес, уже на старте, а с нашей стороны дело зависло». Потенциальных инвесторов, в том числе и отечественных, считает Валерий Сивочуб, отпугивают международные санкции, а Минсельхоз, как все увидели-услышали на совещании в Керчи, за дело браться не намерен.

Директор ООО
«Рыбопромышленная компания
«Шельф» Павел Муравленко

За последний год крымские и керченские рыбаки вынуждено поднаторели в юриспруденции. Представляющий интересы крымских рыбаков Валерий Сивочуб высказывает общую точку зрения, полагая, что часть своих компетенций, особенно касающихся сезонных промыслов, федеральное агентство по рыболовству спокойно и без ущерба целевым задачам отрасли могло бы передать Азово-Черноморскому территориальному управлению Росрыболовства через введение механизма оперативного решения проблем.

 Крымских рыбаков возмущает существующая заорганизованность. По их убеждению, катастрофически растянуты сроки утверждения нормативных документов, тех же Правил рыболовства. Общественное обсуждение, к которому прибегли законодатели и чиновники, не оправдало себя активностью профессионального сообщества: в течение двух месяцев Правила просмотрело на сайте менее пяти(!) человек. И вышло, что документ, принятия которого ожидают тысячи, завис из-за формальной необходимости его общественного обсуждения.

Формалистика губит промысел не меньше остальных рыбацких проблем. Дело касается судовых суточных донесений, которые рыбакам понятны в части интереса к объему вылова и координатам района промысла, но по всем остальным позициям, в частности – остаткам топлива, масла и воды на борту – объяснить эти сведения государственным интересом никак нельзя. Мало того, что подобное администрирование недешево в масштабах страны, самое неприятное, что недочеты в суточных судовых донесениях еще и облагаются штрафами. Это проблема не крымская – касается всех остальных промысловых регионов России. Однако самое интересное, что на сегодняшний день требование контролирующих организаций о предоставлении суточных судовых донесений оказалось вне закона: есть действующий приказ об их отмене из-за конфликтов между рыбками и контролерами. По слухам, рождается некая новая инструкция, и рыбаки требуют своего участия в общественном обсуждении таковой, чтобы проблема не повторялась впредь.

Крымские рыбаки многого не требуют – они хотят элементарного: чтобы учитывали особенности местного промысла, специфику их судов (а только в Керчи, к примеру, остались старые наливные сейнеры) и прислушивались к их мнению и предложениям практиков. Речь идет, в частности о международном кодексе по управлению безопасностью, необходимость которого никто не берется оспаривать, но, тем не менее, у промысловиков существуют обоснованные сомнения в правильности его применения к судам, ведущим промысел в каботаже при минимальном удалении от портов. Крымские рыбаки просят чиновников Росрыболовства услышать их и сократить периодичность проверок до одного раза в три года вместе со снижением их стоимости.

Совсем не из праздного любопытства на профессиональном совещании рыбаков то и дело мелькали люди в форме пограничников. Претензий к ним у промысловиков, как и к другим контролирующим органам, накопилось по макушку. И ладно бы дело ограничивалось обидами друг на друга, а то ведь любой конфликт стоит больших денег. Невероятная регламентация, по мнению все того же Валерия Сивочуба, становится поводом для выяснения отношений между рыбаками и контролерами. И самое страшное, что подобное случается обычно в море, где проверяющие имеют право прекратить(!) промысловую операцию на неопределённый срок и затребовать любые документы под видом мониторинга добычи водных биологических ресурсов, в том числе и те, что неоднократно и наизусть выучены морскими инспекторами на берегу. Для рыбаков такие «наезды» чреваты потерей промыслового времени и прямыми убытками. И мало того, доказываемая капитаном необоснованность требований чаще всего оканчивается угрозами больших штрафов.

В качестве примера, как два в одном флаконе иллюстрирующего нестыковку украинских и российских правил рыболовства и рожденный на этом основании конфликт между капитаном рыболовецкого судна и бригадой пограничников, Валерий Сивочуб привел вопиющий случай, произошедший в севастопольской компании «Морской колокол». Разночтение переходного периода обошлось капитану Дмитрию Бичу в полтора миллиона(!) штрафа, за неуплату которого у него описано все имущество. Глава федерального агентства Илья Шестаков пообещал вмешаться в ситуацию силами юристами Росрыболовства. И теперь многое будет зависеть от того, сдержит ли он свое слов.

Рыбаки, с которыми довелось беседовать после совещания, в один голос утверждают, что еще один-два подобных конфликта — и отрасль окончательно потеряет капитанов и штурманов. И ладно бы кто-то попался на браконьерстве – так нет же. «Госконтролем не зафиксировано ни одного случая, когда бы добытая на промысле рыба была спрятана экипажем. Во всех случаях, окончившихся конфликтом между промысловиками и контролерами, рыба доставлялась на берег в полном объеме и предъявлялась инспекторам. И только разночтения в инструкциях и регламентах привели к штрафным санкциям», — уверено заявил президент ассоциации рыбопромышленников Севастополя и Крыма Валерий Сивочуб. А Николай Моренко добавил, что рыболовецкий флот теряет профессиональные экипажи по всем вышеперечисленным причинам. И только успешный пока еще промысел бычка, где нет проблем со сбытом, держит на плаву рыболовецкие предприятия Крыма. Все же крымские рыбаки считают высокую оценку их производственных результатов чуть ли не издёвкой чиновников. «Они постоянно сравнивают объемы и динамику промысла прошлого и нынешнего года, нисколько не считаясь с некорректностью такого сопоставления: в 2014 году крымские рыбаки практически не работали, меняя флаг, регистрируясь по российскому законодательству, поэтому любой улов 2015-го априори оказывается выше и автоматически зачисляется ими в прилов», — прокомментировали позицию Росрыболовства крымские рыбаки.

Однако глава федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков, остановленный журналистами на выходе по окончании совещания, не разделяет пессимизма крымских промысловиков. А напротив — даже горазд на комплименты им: «Крымские рыбаки отличаются от дальневосточных в хорошую сторону: те сначала ловят, а потом спрашивают, куда девать, а крымские сами ищут пути к сетевым магазинам, сами развивают контакты и активно продают свою рыбу в центральной России». Однако едва зашла речь об их требованиях, тут глава ведомства проявил начальственную жесткость: «Нельзя сказать, что мы не слышим керченских и крымских рыбаков – просто они хотят большего, чем дозволено российским законодательством. В том числе и в плане создания государственных флота и береговых структур. Такого в планах у нас нет. Мы считаем рыбный промысел достаточно рентабельной коммерческой деятельностью, поэтому могут быть только меры поддержки и по строительству холодильных мощностей, и по переработки. Но ничего более, все остальное должно регулироваться частной, инвесторской инициативой и рыночной конкурентностью».

На фото вверху: «Вот что такое
рыбацкий раритет — наливной сейнер»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Всё должно измениться — чтобы всё осталось по-старому

Керчь. Дом Домгера, примета родины

Нет таких исключений, которых нельзя устроить большим людям