Крымское Эхо
Севастополь

Кортики офицерам всё же надо вернуть…

Кортики офицерам всё же надо вернуть…

В минувшем апреле, уволившись в запас после 36 «календарей» флотской службы, я впервые решил съездить в военный санаторий. Дело это, как оказалось, хорошее по разным критериям и параметрам. Лично для меня оно полезно главным – отрывом от рутины всяких разных важных и не очень дел.

Точнее, не всегда успешной попыткой отрыва от процесса разгребания вала нескончаемых проблем и решения перманентно возникающих задач. Ибо «реалии» повседневности и грядущих перспектив пытаются затянуть назад, в доотпускное состояние или, наоборот, устремить тебя в перспективу…


Возвращение к теме

Буквально за пару дней до отъезда из Севастополя раздался телефонный звонок: звонил старший офицер, завершающий службу Отечеству в черноморской морской пехоте. Он поведал о том, что его не рассчитывают по финансовому и иным видам довольствия при увольнении в запас до тех пор, пока он не сдаст на склад свой кортик.

С этим офицером я не был знаком, но его звонок меня не удивил: подобного рода обращения мне, председателю Союза журналистов Севастополя, капитану 1 ранга, в течение последнего времени поступали неоднократно. После моего вопроса, адресованного Верховному Главнокомандующему по поводу отмены решения об изъятии морских кортиков у офицеров, и его ставших чуть ли не афоризмом слов «а кортики офицерам надо вернуть», увы, такие обращения лишь возросли.

Решение Верховного

«Общение» с Президентом состоялось в конце большой ежегодной пресс-конференции Владимира Путина, прошедшей 17 декабря 2015 года. Тогда, задав вопрос в связи с отсутствием четкого понимания направлений развития Севастополя как города с особым статусом, я сказал буквально следующее.

«И ещё об одном. Флот – организация консервативная, держится в значительной мере на традициях. Есть такая традиция, это привилегия, это система поощрения, когда офицер, увольняемый в запас, увольнялся с правом ношения формы одежды, и при этом флотская форма одежды предусматривала морской кортик. Примерно в течение последних двух лет морской кортик у офицеров стали изымать. Вот я прослужил 36 лет на флоте, не совсем понимаю, кому нужен мой кортик с изображением герба Советского Союза. И если Вы как Верховный Главнокомандующий примете решение о том, чтобы морские кортики у офицеров оставлять, как это было и в имперской России, и в Советском Союзе, и в новой нашей российской истории, я думаю, что тысячи офицеров флота будут Вам благодарны, и вместе с ними будут благодарны их дети, сыновья, внуки, правнуки, которые будут служить России на океанах, на флотах».

Финальная фраза Президента наверняка запомнилась всем военным морякам: «А кортики офицерам надо вернуть».

Почему и зачем?

Не скажу, что я стал абсолютным «героем» пресс-конференции, как это обычно «по законам жанра» в таких случаях бывает, но всё же привлёк к себе большое внимание коллег-журналистов, дав в течение часа поле окончания пресс-конференции интервью где-то двум десяткам телекомпаний. Тогда же мой телефон раскалился буквально докрасна, потребовав подзарядки. Звонили до часу ночи, выражая безусловное одобрение моим словам, совершенно разные люди: мои знакомые, товарищи по учебе и службе из Питера, Владивостока, Воронежа, Ростова и, разумеется, из Севастополя, включая сенатора Андрея Соболева и помощника оперативного дежурного Черноморского флота.

Друзья даже грозились сброситься и за это дело отлить мне кортик золотой. Парадокс, но факт: благодарили даже маститые московские офицеры-юристы, когда-то по выпуске из ВВМУЗов надевшие форму флотских лейтенантов. Правда, отдельные «персонажи» за глаза и в Сети практически сразу стали ёрничать: вот, мол, Горбачев не тот вопрос задал, не так говорил… А «про кортик» – «мелковато»…

Конечно, каждый имеет право в том числе и на «особое» мнение. Как говорится, кому – жемчуг мелкий, кому – суп пустой. Конечно, можно было встать и спросить о том, когда же наступит светлое будущее или о том, какая собака у В.В. Путина нынче является любимой. Можно было рассказать Президенту о МАФах Севастополя и «дикой» рекламе в городе, плохо засыпанной яме во дворе по проспекту Октябрьской революции, 56 «б», или о «Ночных волках» и озере у горы Гасфорта. В общем, можно было спросить о многом, что волнует сегодня севастопольцев.

Однако «президентская» пресс-конференция проходит по определенным правилам. Впрочем, как и любая другая. Исходя из собственной практики, отмечу: попасть на пресс-конференцию Президента, в принципе, может любой профессиональный журналист, который поставит перед собой соответствующую задачу. И наверняка каждый приготовит «свои» вопросы.

Не «спросить» про кортики, а по факту – попросить, я не мог. Конечно, мною была обозначена проблема не мирового масштаба и даже не всероссийского. Но я посчитал не только возможным, но и нужным это сделать. Не буду объяснять, что такое кортик и что он значит для офицера флота. Хотя честно признаюсь: всё-таки многого о нём я не знал. Потому уже после пресс-конференции взял почитать хранящиеся в редком фонде Севастопольской Морской библиотеки им. М.П. Лазарева великолепные труды Игоря Павловича Суханова «История российского морского кортика» и коллектива авторов «Советские кортики».

 Тем не менее, скажу о личном: повесть «Кортик» Анатолия Рыбакова стала одним из факторов, в свое время определивших выбор моего жизненного пути. Уверен: кортики – семейные реликвии и раритеты определят судьбы сотен мальчишек, которые будут служить России на морях и океанах в XXI веке. Думаю, что настоящие севастопольцы, как и остальной флотский люд, это однозначно понимают. И возвращение кортиков уволенным в запас офицерам, о чем принял решение Президент, – дело справедливое и даже естественное.

Откровенно говоря, формулируя вопрос-просьбу, я как раз рассчитывал на то, что Верховный Главнокомандующий примет соответствующее решение. Причем, сразу. Так и случилось. И расчёт был прост: на самом деле весьма сложные вопросы часто решаются именно таким образом и в схожих ситуациях.

Вопрос был поднят отнюдь не праздный. И ответить на него мог только Верховный – я занимался проблемой «возвращения кортиков» предметно. К тому же в своё время я приложил руку к возвращению из Америки кортика – Золотого Георгиевского оружия потомкам капитана 1 ранга Михаила Иосифовича Федоровича, впоследствии контр-адмирала. Он отличился в Первую мировую войну на Черном море, затем со стороны белых командовал Морскими силами на Дальнем Востоке. Нашёл свою могилу русский патриот, увы, в эмиграции – в Шанхае в декабре 1936 года.

В конечном счёте, его кортик проделал путь вокруг Земли, через десятилетия вернувшись в Севастополь. Это и символично, и показательно, и поучительно. Это пример того, как нужно действовать.

Думаю, что читателю хотя бы отчасти понятно, зачем я задал вопрос Президенту. А почему это было сделано?

Как оказалось, подавляющее число как действующих флотских офицеров, так и ушедших в запас и отставку, до вопроса Президенту не знали о том, что при увольнении со службы морские кортики надо сдавать, ведь такого раньше не было. При увольнении офицера с правом ношения формы одежды у него оставался кортик. Традиция эта казалась не только незыблемой, но и естественной. Однако в жизни меняется практически всё, причём не всегда в лучшую сторону. Так произошло и с морскими кортиками.

Не буду делать доскональный анализ правовых оснований и руководящих документов, но вместе с тем отмечу: кортики стали изымать относительно недавно. Основанием для этого стали «новоизобретенные» документы и решения. Как поясняют специалисты, кортик был исключен из перечня элементов формы одежды офицеров и мичманов ВМФ после введения в действие состоявшихся на разных уровнях решений.

Поговаривают, что изначально инициатива пошла от «сердюковских девиц», оседлавших ведущие направления повседневной армейской жизни во второй половине «нулевых». Тогда полное отсутствие духа корпоративности и непрофессионализм, скатившийся (или поднявшийся) до абсурда дилетантизма и профанации, правили бал в самых разных оборонных сферах.

Как следствие, был подготовлен текст Указа Президента Российской Федерации от 11 марта 2010 года № 293 «О военной форме одежды, знаках различия военнослужащих и ведомственных знаках отличия», а затем Приказ Министра обороны Российской Федерации от 22 июня 2015 года № 300, утверждающий правила ношения военной формы одежды, знаков различия, ведомственных знаков отличия и иных геральдических знаков в Вооруженных Силах Российской Федерации и порядок смешения предметов существующей и новой военной формы одежды в ВС РФ.

На основании статьи 74 главы 4 Приказа МО РФ от 15 апреля 2013 года «Об утверждении Руководства по учету вооружения, военной, специальной техники и иных материальных ценностей в Вооруженных Силах Российской Федерации» при увольнении с военной службы кортик и стали требовать сдавать на склад воинской части. Вроде как существуют и другие документы на этот счет. В том числе делаются ссылки на принятый ещё в 1996 году Федеральный закон №150-ФЗ «Об оружии», хотя в 90-е и «нулевые» годы кортики не изымали.

Конечно, требования документов, особенно в военной среде, нужно выполнять. С другой стороны, каждый из нас (по меньшей мере, здравомыслящие люди) понимает: законы и правила в нашем социуме придумывают живые люди, которым свойственно и ошибаться, и заблуждаться, а иной раз, вопреки элементарной логике, нести откровенную околесицу при принятии решений. Что-то не учитывается, что-то «теряется», иной раз даже по недогляду, умыслу (или без оного) «подсовывается» начальнику на подпись…

В общем, так или иначе, но кортики начали изымать и… продолжают это делать до сих пор, несмотря на прямое указание Верховного Главнокомандующего, отданное аж целых полгода назад. А как известно, приказы нужно выполнять, независимо от формы их отдачи, будь они устными или письменными. Но…

Мониторинг – мониторингом…

Я бы не возвращался к этой теме, но это периодически приходится делать в силу постоянно звучащих вопросов типа: «Ну, как там с возвращением кортиков?» А офицер морской пехоты, недавно мне звонивший, вообще предложил организовать общественное движение «Кортики – вернуть!», рамки которого вполне могут выходить за «кортиковую» проблему, ставя своей целью борьбу с косностью, недомыслием, равнодушием и непрофессионализмом всякого рода чинуш.

А уже когда я находился в отпуске, в связи с грядущей «прямой линией» Президента мне позвонили из «Комсомольской правды», давшей 18 декабря 2015 года объемный материал с фото по сути заданного мною Верховному вопроса. Корреспондент интересовался: как обстоят дела по сдвигу с места затронутых мною на пресс-конференции проблем? Не хотел бы я в этой связи задать В.В. Путину вопросы? И хотя я прекрасно понимаю, что «снаряд в одно место падает редко», тем не менее этим звонком коллега-журналист подвиг меня вновь обратиться к Президенту.

Как известно, обратиться на «прямую линию» можно по разным коммуникационным каналам, включая всем доступные телефон (звонок и СМС) и компьютер (электронное письмо). Этими тремя каналами я и воспользовался. С учетом того, что число знаков в СМС и время звонка ограничено, наиболее полный вариант затронутых проблем был изложен в письме. Приведу отрывок из него:

«Сергей Горбачев, Севастополь. Я задавал вопросы Президенту 17 декабря 2015 года. К сожалению, они по-прежнему актуальны, несмотря на то, что Владимир Владимирович Путин ответы на них на пресс-конференции … Кортики у флотских офицеров при увольнении в запас по-прежнему отбирают, хотя Президент сказал, что их нужно вернуть. Значит ли это, что слово Президента как Верховного Главнокомандующего не воспринимается должным образом чиновниками?». При этом, конечно, имелась в виду не только «кортиковая» проблема.

«Снаряд», действительно, редко попадает в одну воронку – тем у Президента и без кортиков хватало. К тому же в ходе «прямой линии» он севастопольских проблем не касался вообще. Однако после «прямой линии» появилось сообщение о том, что на все поступившие В.В. Путину вопросы будут даны ответы через структуры Общественной палаты. Наверное, не останется в стороне и Администрация Президента.

Так что ответы на мои вопросы я всё-таки надеюсь получить. Тем более, что их актуальность не уменьшилась. По тем же кортикам: перед Парадом в Севастополе 9 Мая и шествием ветеранов по-прежнему многие флотские или не знают о происходящем или откровенно недоумевают по поводу того, что нет оперативной реакции на прямое указание Верховного. Увы, но кортики продолжают отбирать. Видимо, на очереди «запасники» и отставники, закончившие службу ещё в брежневско-ельцинские времена, ведь, по идее, и на них должны распространяться ныне действующие требования.

И, действительно, «процесс» идет. И не всегда, скажем мягко, в правовом и морально чистом русле. Будем откровенны: офицеры, чтобы сохранять кортик, начинают его «терять» перед увольнением, идут на всякого рода ухищрения. Сделать это можно разными путями, включая приобретение кортиков у тех, кому в силу разных обстоятельств они не нужны. Конечно, «уклонистов» за это наказывают, но кортик остается у них.

Бывшие военнослужащие нередко пытаются в суде вернуть себе сданный на склад войсковой части кортик или оспорить приказ командования о его сдаче. Зачастую, хотя и не всегда, суд занимает сторону военнослужащих, признавая кортик их личным имуществом и обязывая командование вернуть его. Но всё же не все офицеры будут обращаться в суд – не приучены, не верят в перспективы, не хотят тратить время…

Влияет и такой фактор: сегодня практически любой человек при желании может купить кортик и другое холодное оружие без всяких разрешений как «сувенир». И куда в таких случаях смотрит Закон «Об оружии»? И что он глаголет по поводу разделочных ножей и прочего на домашних кухнях, в ресторанах, в «шавермах», «грильных», на рынках и т. д.

«Кортиковая» тема напоминает о себе ежедневно в разных формах и проявлениях. Естественно, я мониторю ситуацию, в том числе информационную сферу. Скажем так: тема эта не затухает. Вот недавно появилось сообщение о том, что в Госдуму внесен проект закона о возврате ветеранам ВМФ права носить кортики. Об этом сообщается в ответе Минобороны на запрос одной из питерских общественных организаций.

Вроде как в Федеральный закон «Об оружии» депутатам предстоит внести изменения, позволившие бы военным ведомствам обеспечивать холодным оружием офицеров, увольняемых в запас с правом ношения формы. Проект изменений внес член комитета Госдумы по безопасности Андрей Луговой. На сегодняшний день проект закона согласован с органами исполнительной власти, в том числе МВД, и поддержан Правительством РФ…

Как сложится судьба этих инициатив – покажет время. Думается (и верится!), что возобладает здравый смысл. Вот только хотелось бы, чтобы произошло это побыстрее, ведь ежегодно сотням увольняемых в запас офицерам приходится «огорчаться», адресуя в «космос» недобрые слова в адрес тех, кто принимает бездумные решения, возводя их в степень глупости. А подобного рода поправки к законам, к сожалению, не относятся к первоочередным…

И последнее. «Кортиковый» вопрос в своей сущности может показаться корпоративным, хотя и затрагивающим интересы тысяч людей. На самом деле он имеет державное значение. Он – о наших традициях, исторической памяти, морали и этике, о преемственности поколений. О наших самоощущении, самоуважении и, если хотите, национальной идентичности. Ведь для нас всегда важными были символы и реликвии, которые периодически наши недруги (в том числе внутренние) пытаются отправить в небытие.

Было это уже и в новейшей истории России, когда расформировали прославленные Чапаевскую, Железную и Стальную дивизии, знаменитый Батальон Славы, разогнали всемирно известные военные училища. И даже когда в Госдуме устроили позорную дискуссию «о символах Великой Победы», попытавшись с изображения её Знамени убрать звезду, серп и молот.

Водрузившие его на куполе рейхстага Берест, Егоров и Кантария, наверное, тогда перевернулись в своих гробах вместе со Сталиным, его маршалами и миллионами воинов-победителей. Потому не приходится сегодня удивляться происходящему в братской Украине, а также прочих республиках, городах, «медвежьих углах» и закоулках бывшего Союза, остающегося на злобу нашим недоброжелателям единым Отечеством.

Ну и, конечно, решение «кортикового» вопроса – показатель степени отлаженности государственного механизма, в котором всё должно проворачиваться на счёт: «Р-р-р-а-а-з!». По крайней мере, по команде Президента Великой России – её Верховного Главнокомандующего.

Сергей Горбачев, капитан 1 ранга запаса,
председатель Союза журналистов Севастополя

 

 

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Арест судна с «российским следом» – не прецедент, а явление?

Юлия ПОТОЦКАЯ

Севастополь. Россия

Дмитрий СОКОЛОВ

Идём на выборы

Иван ЕРМАКОВ