Крымское Эхо
Архив

Копатели не ленились

Копатели не ленились

МЕТАЛЛОИСКАТЕЛИ ЗАПРЕЩЕНЫ

В Симферополе прошла конференция, посвященная итогам прошедшего археологического сезона. Это восстановление традиции, прерванной 15 лет назад. В зале Федерального университета встретились ученые и чиновники, которые обменялись мыслями о том, что удалось, что нужно изменить, в каком направлении нужно работать. За этим разговором следили студенты и журналисты.

Глава Госкомитета по охране культурного наследия Крыма Наталья Гриненко напомнила, что более половины из 9 тыс крымских объектов культурно-исторического наследия, состоящих на учете в их Госкомитете, — это именно памятники археологии.

Причем за счет вновь выявленных объектов их количество может увеличиться вдвое.

Археологический сезон, несмотря на все трудности переходного периода, можно считать удачным, хотя работали в Крыму в основном российские (включая крымских) археологи. Ими было получено 48 открытых листов (так называется официальное разрешение на раскопки), по окончании сезона сдан только 41, хотя российское законодательство требует отчитаться о проделанной работе. Не все выучили новые правила.

С 1 мая 2013 года по 1 мая нынешнего в фонды музеев и историко-культурных заповедников сдано 8 176 единиц хранения, 51 из них — из желтого металла, 50 — из белого. «Черные копатели» тоже поработали не менее интенсивно, чем в прошлые годы, хотя точных цифр не предоставили.

Одна из находок
[img=center alt=title] uploads/14/1416644392-14-D6WO.jpg» />
Наталья Гриненко, говоря об этом, оценила последствия украинских лет в крымской археологии как «чудовищные, с необратимыми последствиями»:

— За 23 года временной украинской оккупации крымского полуострова создать хоть один реально работающий механизм противодействия грабительским раскопкам украинские законодатели оказались неспособны. Да и зачем это было делать, когда одним из главных инициаторов разграбления археологического наследия был лично президент Виктор Ющенко?

По ее словам, памятники подвергались открытому разграблению, в археологии царил криминальный разгул, уголовные дела распадались, сайты были заполнены предложениями о продаже предметов из Крыма.

— Сейчас в деле охраны памятников что-то изменилось? — спросили мы у Гриненко. — Охраны в буквальном смысле: полиция подходит к этому иначе, чем украинская милиция?

— Изменилось! Сейчас не только мы отвечаем за охрану исторического наследия, но и правоохранительные органы. Российским законодательством запрещено использование металлодетекторов — вообще, не только на территории исторических памятников, но и на пляжах, например. Кроме того, у комитета появились большие полномочия: на изъятие этих приборов, находок, на применение штрафных санкций. Незаконные копатели попадают под уголовную ответственность, штрафы в России впятеро выше украинских. Мы работаем в тесном контакте и с полицией, и с прокуратурой, и с ФСБ. Составлено множество протоколов о правонарушениях, было несколько задержаний, одно уголовное дело уже возбуждено.

— Где копали пойманные нарушители?

— В интересах следствия я не могу говорить об этом подробно — в Бахчисарайском районе.

— Грабители местные?

— Да, причем это была организованная группа, задержаны четыре человека с металлодетекторами, на двух автомобилях. У них были и находки…

О подробностях прошедшего сезона мы расспросили и Юрия Зайцева, директора Крымского историко-археологического заповедника Неаполь Скифский. Его подразделением, напомним, является [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=6852]археологический парк Ак-Кая[/url] (Белая Скала) в Белогорском районе.

Ак-Кая»
[img=center alt=title] uploads/14/1416644538-14-BW66.jpg» />
Зайцев рассказал, что у них в заповеднике акцент полевых работ переместился из Неаполя Скифского (Симферополь) под Белогорск.

— В Симферополе у нас, можно сказать, все в порядке, стабильно: туристы ходят, территория охраняется, здесь работают 13 из15 наших сотрудников. В Белогорском районе все очень зыбко: и в плане грабежей, и вообще контроля за любыми событиями. Поэтому в прошлом году мы были сосредоточены на раскопках городища Ак-Кая, продолжали наш большой раскоп. Он самый интересный — и с точки зрения хронологии, и для понимания памятника, и зрелищности. Там самая лучшая сохранность из известных нам архитектурных остатков. Работая на этом раскопе, мы стремились превратить его в экспозиционный объект. У нас это получилось и сейчас выглядит очень эффектно.

— А народ туда пошел смотреть все это?

— Не очень… Интерес-то есть, но последние события, связанные с изменением границ, подкосили целенаправленный туристический бизнес. Хотя люди по-прежнему идут, ездят крымские школьники, мы принимали несколько групп. Правда, в этом году проявилась не очень хорошая тенденция — вспыхнуло стихийное экскурсионное обслуживание, деятели которого нас игнорируют. Не секрет, что в Крыму много людей, далеких от экскурсионной деятельности, которые держат кафешки, ресторанчики — раньше они предпочитали с нами не связываться, выполняли все наши требования. Теперь делают вид, что нас не знают. А у нас бегать, жаловаться на них нет времени.

— Что еще вы там делаете?

— Провели — модное слово — мониторинг территории вокруг городища. Исследовали большое количество курганов со следами недавних ограблений. На некоторых курганах провели работы охранно-исследовательского характера…

— Грабители что-то оставили вам?

— Да, конечно! Мы получили актуальные научные результаты, пополнили коллекцию музея Неаполя Скифского, то есть поработали «на себя». Сенсаций там нет, все в пределах нормальных результатов, но нашли керамику, бронзу, украшения, предметы костюма: пряжки, застежки.

— Вам известны планы хозяина сафари-парка «Тайган» Олега Зубкова, который собирается разместить [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12403]парк развлечений[/url] рядом с вами, возле Белой Скалы?

— Это не очень близко от Ак-Кая, хотя в пределах видимости. Но я бы категорически возражал против устройства канатной дороги на Белую Скалу. Это такой дикий объект — нельзя к нему лепить современные конструкции! Но на территорию наших объектов, где расположены археологические памятники, насколько мне известно, планы Зубкова не распространяются. Здесь я пока острых моментов не вижу, хотя надо быть начеку. Но будем надеяться, что российское законодательство подробное, достаточно жесткое — в любом случае к нам обратятся за экспертизой, за разъяснениями.

— Посещаемость Неаполя Скифского не упала?

— Проблемы есть. Если брать последние три года, в прошлом году, (по сравнению с позапрошлым) посещаемость Неаполя возросла в два раза, несмотря на общее падение турпотока. Министерство курортов и туризма Крыма даже удивилось: остальным, в лучшем случае, удалось удержаться на прежних позициях. В цифрах это не много, потому что к нам по-прежнему возят очень мало организованных групп — только несколько туроператоров. Зато у нас очень много приезжих-одиночек! Люди идут, идут — за счет них мы имеем практически все кассу. И в этом году у нас никакого скачка нет, но мы удержались на позициях прошлого года. А июнь у нас был даже более многолюдный.

— А с музеями, в частности с Музеем истории Симферополя, вы не пытались работать в этом направлении?

— Мы в прекрасных отношениях с руководством всех профильных музеев, все нас знают, направляют к нам, звонят в случае чего. Не хочу никого обидеть, но с Минкурортов мы успешно, очень плотно работали при прежнем руководстве. С новым — как-то до сих пор не выходили на связь. Я надеюсь, это дело времени.

Мы на это тоже надеемся. Тем более, полгода — срок работы нового министра курортов и туризма — по сравнению с возрастом Неаполя и Ак-Кая, как камешек рядом с Белой Скалой.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

За наше счастливое детство спасибо?

Лидия МИХАЙЛОВА

Начало строительства соборной мечети зависит от самих крымских татар

20 лет – возраст осознанности

.