Крымское Эхо
Поле дискуссии

Концепция «российской нации» — это отступление

Концепция «российской нации» — это отступление

В СССР, как было закреплено в его Конституции, жили особые люди — на территории шестой части суши сложилась «историческая общность людей — советский народ». А кто живет сейчас в России? «российский народ»? Если так, то, по идее, должен быть свой закон о российской нации — такое предложение поступило в понедельник на совещании с Советом по межнациональным отношениям.

Президент Владимир Путин идею в целом одобрил. Однако, как известно, тема межнациональных отношений относится к наиболее чувствительным в любом государстве. И, пожалуй, не будет преувеличением сказать, что специалисты еще будут не раз вести дискуссии на эти темы.  

Нам близка позиция писателя, главного редактора портала «Русская Идея» Кирилла Бенедиктова (на фото), которую он высказал в обсуждении темы на ленте Фэйсбука:

— В очередной раз выкопанный кадавр «российской нации» — достойная сожаления попытка гальванизировать останки «новой исторической общности людей — советского народа» с оглядкой на «великую американскую нацию», родившуюся в «плавильном котле» США.

Проект, на мой взгляд, совершенно бесперспективный — потому что, в отличие от советского, он не способен предложить русским ни одного резона для отказа от национальной идентичности и перехода в «россияне». Советский проект манил хоть какими-то миражами, всепланетным коммунизмом, равенством и братством с далекими народами Кубы и Вьетнама, космической экспансией — а у россиянской многонационалии никакого позитивного образа будущего нет.

Женщины, закрывающие лица платками, и бородачи, деловито режущие баранов на улицах Москвы и Санкт-Петербурга — это не то будущее, к которому хочется стремиться, но зато лежащая на поверхности ассоциация со словом «многонациональность» (как «Пушкин» со словом «поэт»).

При этом, конечно, было бы глупо впадать в противоположную крайность и отталкивать от русского цивилизационного ядра народы, желающие ради тех или иных благ (или для обеспечения безопасности, или даже из идеалистического чувства общей судьбы) быть вместе с русскими, сохраняя при этом свою идентичность. Собственно, никто — за исключением малого числа крайних этнонационалистов — и не говорит о том, что Россия должна быть государством одного лишь русского народа.

Речь совсем о другом. О том, что русская нация должна, наконец, быть признана государствообразующей нацией Российской федерации. А прилагательное «российский» следует оставить для определения гражданства. И тогда мы получим русских, татар, башкир, бурятов, чеченцев, якутов и т.д. — граждан Российской Федерации разных национальностей.

Помните, какой был эмоциональный подъем весной 2014 г., когда Россия вернула себе Крым и (до конца апреля) была готова выступить в защиту русских Новороссии? Когда вдруг с самых высоких трибун зазвучали почти табуированные до того слова «русский» и «Русский мир»? Возврат к концепции «российской нации» означает отступление, отказ от второй в нашей постреволюционной истории попытки признать за русскими особое место в государственном устройстве России (первая, еще в советское время — это, конечно, «русский ренессанс» до- и военного времени, высочайше разрешенный Сталиным и им же свернутый в период «ленинградского дела»).

Помимо всего прочего, он означает, что такого общенародного подъема, как был во время Русской весны-2014 уже не будет — будет только сползание в общенациональное равнодушие, уныние, депрессию. И никакие победы в Сирии это сползание не остановят.

Но уже очевидно, что ставка сделана на другую стратегию и на другую команду, которой поручено ее воплощать. В частности, об этом без обиняков говорит в своем интервью Сергей Переслегин («Проект «Русский мир» сейчас закрыт. Его исполнители, проводящие конференции по «Русскому миру», настолько испортили сам проект, что дальше разгребать завалы на этом пути стало невозможно»). Чуть дальше говорится о том, что «Россия сейчас работает с другим проектом — «Евразийский союз»». Что это означает — наверное, и так ясно.

Странно, однако, не это.

В 2007 г. я брал интервью у автора нынешнего нашумевшего законопроекта «О российской нации» В.А. Михайлова. И ушел от Вячеслава Александровича с полным ощущением, что это настоящий русский патриот-государственник, прекрасно отдающий себе отчет во всех опасностях, которые таит в себе многонационалия. Вот отрывки из этого интервью девятилетней давности:

«В.А. Михайлов:

— Мы вообще боимся сказать слово – русский. Вот как немцы говорили – мы принимаем немцев. А мы так сказать не осмеливаемся. У нас в Прибалтике среди русскоязычных – 98 % русских. Но что получается? 98 % русских в Прибалтике, а 2 % – нерусских. И мы уже не можем сказать «русские», говорим – «русскоязычные». И в защиту русских говорим осторожно. Попали в ловушку.

Именно поэтому до сих пор ничего не могут сделать, не могут принять этот закон. Вот появилось слово «соотечественники». А что такое «соотечественники»? Это те, кто живут в одном Отечестве! Не считая, разумеется, тех, которые временно выехали, но сохранили гражданство. Украинец, который живет в России, он соотечественник чей? России или Украины? Если он гражданин России?

Вот, например, Валентина Матвиенко – этническая украинка. Но сегодня она же соотечественница наша с вами, а не Украины. И таких этнических украинцев в России не менее 5-6 млн. Так что же мы морочим голову и говорим про 12 миллионов наших «соотечественников», которые живут в Украине? Это этнические русские, которые все имеют украинское гражданство, Украина – их государство, их страна.

Поэтому в данном случае надо ясно и четко говорить: мы будем добиваться, в соответствии с нормами международного права, чтобы не было дискриминации по языковому или другому принципу. Да, мы заинтересованы, чтобы русские, которые в свое время оказались за пределами России, приехали в Россию, для них прежде всего должны предоставляться льготы. Наряду с русскими надо создавать такие же льготы для татар, и для представителей других народов, выходцев из России.

К.Бенедиктов:

– Почему-то у нас в последние годы вообще стараются избегать слова «русский»…

В.А. Михайлов: 

– Нет, у нас вовсе не избегают этого слова! Вот в истории с Прохоровым – все газеты вдруг начали писать «русские олигархи»! Мафия – «русская мафия». Фашизм – «русский». Там где негатив, там везде «русский». Во всех остальных случаях говорят – «российский».

Одна из самых серьезных ошибок – это то, что слово «русский» у нас звучит только в негативном плане. «Русский характер», «русская идея», «русская культура», «русское самосознание» – этого не услышишь. Это совершенно неправильно. В этом отношении все другие народы в более выгодной ситуации. Татарин есть татарин, еврей есть еврей, якут, чеченец и т.д., и каждый сегодня с гордостью говорит о том, что он татарин или еврей, еще и подчеркнет, и в скобках напишет, а русский – как бедный родственник.

И конечно проблема русской нации, русского народа, искусственно подогревается таким образом.

Проблема русского народа действительно существует и особенно в его демографическом измерении. Есть русская нация? Да, есть. Так же, как есть, чувашская и десятки других наций, населяющих Россию. Конечно, понятно желание политической консолидации всего многонационального народа страны в гражданскую нацию – «россияне» – «российскую нацию», но это не должно происходить в ущерб развития ни одного из народов России, в том числе русской нации как станового хребта российской государственности. Не надо забывать о горьких уроках поспешного форсирования создания новой исторической общности в СССР – «советского народа»».

Интересно меняются с годами люди и их взгляды, не правда ли?

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Удар без правил

Иван ЕРМАКОВ

Крым вернулся из плена, но Родина с пропиской не спешит

Не блоха это, а невежество. Или измена?