Крымское Эхо
Крым

Конец меджлиса

Конец меджлиса

Запретом меджлиса в России удовлетворена — впору, вспомнив классические кадры знаменитого фильма, заявить и мне, с первых лет появления на полуострове Джемилева с компанией числящеся в черном списке журналистов, не понявших тонкую душу борцов за счастье крымскотатарского народа.

Почему вы не регистрируете свою организацию, — спрашивала я много лет назад Рефата Чубарова, тогда еще не бывшего главой меджлиса. Ну логично же, рассуждала я: вы живете в государстве, которое тогда еще failed states называлось только в среде экспертов, в том числе и европейских, значит, должны подчиняться его законам. По закону, граждане могли тогда объединяться либо в политические партии, либо в общественные организации. А меджлис — это первое или второе?

Это не партия и не организация, сурово растолковывал мне первый зам Джемилева, это представительный орган пострадавшего народа! А разве есть такое образование в Конституции Украины, не унималась я…

И не только я — была немногочисленная кучка крымских журналистов, которая не спускала чиновникам и политикам их подписи под какой-нибудь официальной бумагой, в которой стороной выступал меджлис. И задававшая очень для них неприятные вопросы о том, как можно садиться за один стол с людьми, которые чихать хотели на законы государства, в котором они живут. С нелегалами то есть.

Не было такой организации в правовом поле страны, от которой Крым так вежливо, задрав штаны, сбежал в марте 2014-го. Де-юре не было, зато де-факто… С ее лидерами встречался сам президент (все по очереди, без единого исключения), правда, для этого нелегальный меджлис стыдливо переименовали в Совет при президенте.

 Чтобы была возможность хоть как-то прикрыть срам незаконности, Джемилева и Чубарова провели по партийным спискам в Раду, тем самым дав право пребывать им в составе официальных делегаций в той же Турции. Да и по Европам они разъезжали больше как представители депутатского корпуса, хотя своим хозяевам рассказывали, что их принимают именно как меджлисовцев…

Для чего держала украинская власть эту нелегальную структуру, позволяя им безмерно «шалить» в финансовом поле, не отчитываясь за миллионы выделенных на программу переселения людей гривен, мною и моими соратниками-коллегами написано много. Мы это видели, понимали, предупреждали. Думаю, что и при власти находящиеся могли об этом догадываться — ну право же, не все глаза им застила жажда наживы, при которой не видишь абсолютно ничего, кроме своей кормушки?

Но меджлис продолжал существовать. Просто эта форма борьбы с русскими оказалась на удивление удобной для всех: под прикрытием благородных идей (возвращение и реабилитация обиженного народа) можно было делать немало гаденьких дел. Скажем, лидерам меджлиса — лично обогащаться, властям Украины — пугать русский Крым «злым татарином», американским и турецким заказчикам — открывать доступ не только к государственным богатствам, но и возможности манипулирования и гражданами, и правящей верхушкой.

И вот наконец этот день настал — Верховный суд республики вынес решение о запрете меджлиса на территории Российской Федерации, тем самым приравняв его к ИГИЛ, Хизб-ут тахрир, «серым волкам» и прочей нечисти.

Думаю, для подавляющего большинства крымских татар, получивших российский паспорт, уже не нужно объяснять, что этот запрет лично их не касается — наоборот, он освобождает их от рабства. Люди не забыли, как переворачивали и уничтожали товар на рынках тем, кто посмел не выйти на организованное меджлисом мероприятие. Как запугивали тех, кто осмелился ослушаться…

А после того, что случилось в марте, все эти ислямовы, «айдары», «крымы», аскеры и пр. не оставили у мало-мальски думающих людей даже тени сомнения в том, что такое меджлис и кто такие его лидеры. Невозможно себе представить, как может человек, декларирующий борьбу за права своего народа, перекрывать этому народу поставку продовольствия, электроэнергии и воды!

…Немного меня, мало разбирающуюся в юридических тонкостях, насторожила было формулировка суда первой инстанции о «приостановлении» деятельности меджлиса. А вот точка, поставленная Верховным судом, меня вполне удовлетворяет: отныне крымские татары становятся в один ряд с другими народами Крыма — они не лучше и не хуже остальных, они имеют те же права и обязанности, что и остальные. Теперь некому пугать власти параллельными «национальными парламентами», некому требовать привилегий по национальному признаку. Закон для всех один.

В заголовок я вынесла слова «конец меджлиса» — конечно, я вполне отдаю себе отчет в том, что мы еще долго будем слышать о том, что он работает, продолжает делать крымчанам гадости и строить козни. Кстати, не только крымчанам — от меджлиса уже стонут жители Херсона, где Чубаров-Джемилев собираются построить крымскотатарскую автономию, которую им так и не удалось создать в Крыму. Этим ребятам нужны гранты, без них они никто. А добиться их получения они могут только пакостями своему же народу.

 Но это уже проблема другого государства — наша Россия свое слово сказала.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Аксёнов: С праздником, друзья!

.

Военные самолеты пролетят над крымскими городами-героями

.

Военный эксперт: в Черном море готовится провокация

.