Крымское Эхо
Архив

Кому даются зеленые погоны

Кому даются зеленые погоны

Они готовились к этому дню — даже открытку специальную отпечатали. Хотя, по большому счету, что это за «юбилей» — 35 лет? Юбилей, он только с пяти десятков начинается…
Но что делать, если годы, вошедшие в эти 35, вместили в себя молодость, удаль, крепкое дружеское плечо, в конце концов, испытание, которое, бывает, и в сто лет у кого-нибудь не случается? Как быть, если тянет собраться вместе — не только сто, пусть уже далеко не наркомовских, грамм с друзьями выпить, — но и для чего-то такого, что нельзя высказать словами, потому как не обучены красивым и высоким словам?
В общем, маневренная группа Крымского погранотряда КГБ СССР отмечала 35-летие со дня создания. 

Вспоминали приказ №0618 от 12 декабря 1973 (страшно подумать!) года. Вспоминали, как «воровали» друг у друга оборудование, так как создавали спецподразделение с нуля. Бас старшины, следы на снегу, Советский Союз, со всех уголков которого к ним в телефоны в те самые минуты, когда они сидели в холодном актовом зале, падали эсэмэски… «Пришли сюда ради себя, ради своей молодости, почувствовать плечо товарища», — так сказал коротко один из пограничников.

Для «разогрева» в самом начале звучит, видимо, любимая песня с рефреном: «Зеленые погоны нелегки, они лишь пограничникам даются»…

Четыре друга, четыре приятеля подарили своим однополчанам праздник: Владимир Чернов, Виктор Хомутов, Владимир Дегтярев и Юрий Басин. Все они служили в пограничной спецкоменадатуре в Симферополе по многу лет, знают многих, их помнят многие. И уже не первый раз они так собираются. Мне, стороннему наблюдателю, это стало понятно после того, как показали фильм, который сделал Юрий Басин «без всякой финансовой помощи», как было указано в его титрах и что вызвало здоровый смех его боевых товарищей. В фильм тот были вставлены кадры, снятые десять лет назад, на 25-летие, еще на аналоговую камеру, а посему несколько расплывшиеся — впрочем, так оно и должно быть, сколько же времени прошло…

Горячая встреча настоящих мужчин
Кому даются зеленые погоны
В фильме том — считай, альбом фотографий тех, кто служил здесь, кто командовал, кого нашли. Вот середина 70-х, 80-е… «1974 год, тогда Киссинджер приезжал, первое спецзадание было, а мы неопытные, ничего не умеем…» «Сначала не хотел здесь служить, потому что начальником был тот, кто у нас в училище теорию тактики вел. А потом благодарил судьбу, что сюда попал…»»

А фото нового века почти нет. Может, потому что еще не считаются историей? Да и не до воспоминаний тем, кто сейчас служит. Это потом они полезут в свои семейные архивы, достанут фото себя, молодых. И им будет так же приятно услышать о себе, как в этот раз о других, уже закончивших службу, говорил Виктор Хомутов: «Сегодня в этом зале собрались люди, часть жизни которых прошла в Пограничной службе нашему Отечеству в спецподразделении Погранокруга. Сегодня у настоящих мужчин праздник».

Приехали со всего Крыма, из многих городов Крыма, из Киева. Приехали офицеры, старшины, даже срочники. Надо было видеть, как встречают знакомые лица эти суровые «маневренники»…

Кому даются зеленые погоны
Вспоминали, как были спецоперации в Нахичевани и на Кавказе, в Мукачево и Львове, Кишиневе и Черновцах, как «работали» в Афганистане и Италии, охраняли дипломатов в США и Югославии… Но всё это было в основном до 1991 года. Про «операции» после этого года не говорили, упомянув лишь «Керченское направление» от 1993 года.

Маневренная группа появилась в СССР тогда, когда руководство страны поняло, что первым лицам государства и зарубежным высоким гостям, прибывающим на отдых в Крым, нужна особая охрана. Отбирали в группу, как понимаете, лучших из лучших. Они и служили — не отбывали, а в полной мере понимая всю ответственность, на них возложенную. Работа требовала сдержанности, терпения, умения скрыть эмоции. Эти качества они принесли и в свою новую гражданскую жизнь: я была поражена, КАК они смотрели свой фильм о себе и своих товарищах: ни вскрика, ни радостного ропота — и это при том, что я чувствовала, как зал волнуется, переживает…

Владимир Дегтярёв в музее:
вот с этого всё начиналось

Кому даются зеленые погоны
Какое у отряда самое главное испытание, какое довелось за эти годы преодолеть, спрашивала я Дегтярева до начала торжественного собрания. «Не знаю… Служили просто», — давно знаю, что из Владимира Николаевича слова лишнего не вытянешь. Помог фильм: Юрий Басин вставил в него отрывки из передачи РТР «Совершенно секретно», кажется, 1996 года. Корреспондент расспрашивает Виктора Хомутова и Льва Толстого — офицеров, которые командовали спецподразделениями в те самые «три дня», которые запустили механизм развала Советского Союза.

Речь в отрывке идет о том, что в то время ходили упорные слухи о болезни Михаила Горбачева. Виктор Хомутов:
— Когда мы узнали об этих слухах, что Михаил Сергеевич больной, — конечно, появилась тревога.
— Вы поверили, что он больной?
— Нет, мы не поверили, потому что пограничникам, которые несут службу… у которых в визуальном наблюдении находится акватория пляжа, было видно без биноклей и всяких технических средств, что Михаил Сергеевич вышел на пляж, купался.

Легендарная лодка нарушителя


Кому даются зеленые погоны
— Число какое было?
— Это и 19-е число было, и 20-го он выходил 21-го, кажется, он не выходил…
— То есть вы контролировали, по сути, всю ситуацию и всё, что происходит на даче?
— Внутри пляжная зона, частично пограничным отрядам видно эту акваторию пляжа. И естественно было видно, что он выходил купаться, он сам передвигался, был в здравии…
— А Раиса Максимовна?
— И Раиса Максимовна купалась, и другие купались…

Отвечает Лев Толстой:
— …Свалить всю вину на пограничников, на морских пограничников… А они просто выполняли приказ, нужно сказать спасибо им, что все-таки с внешней стороны никто ничего, так сказать, никаких действий не проявил, хотя там были головы горячие, хотели…
— А кто?
— Потом говорили, моряки флотские некоторые…
— Черноморский флот?
— Не будем так обобщать — отдельные лица. Но не так, как хотели представить, что его здесь вообще блокировали, унижали, на сухарях они сидели. Во всяком случае, я потом не нашел там тех продуктов, которые мы завозили со склада…
— Что, все съедено было?
— Ну не увезли же они их с собой!»

Виктор Хомутов»
Кому даются зеленые погоны
Да, тревожные те дни были, тревожные. И пограничники остались обижены на Михаила Сергеевича. Поясняет Виктор Хомутов:
— Если еще раз вспомнить те исторические дни, ту хронологию событий, те три-четыре дня прошли для нас тревожно и с большим напряжением. Но когда Михаил Сергеевич благополучно приземлился в Москве, мы с облегчением вздохнули — вроде выполнили ту задачу, которую должны были выполнить, никто на государственную резиденцию президента не попал, никто из нее не вышел, то есть пограничники свою задачу выполнили. Но буквально прошло небольшое количество времени — и на наших больших съездах, точнее, на сессии Верховного Совета Советского Союза, когда назначались новые руководители, в том числе вопрос решался о пограничных войсках, принадлежности их Комитету государственной безопасности, когда назначали Бакатина председателем КГБ и вопрос коснулся пограничников, Михаил Сергеевич с раздражением встал, вот так вот помахал пальчиком: мол, это пограничники всё сделали и мы вот еще разберемся. Это, конечно, большим тяжелым бременем легло на души и сердца всех, начиная от солдат и кончая командирами. Страшно стало за необъективность, которая могла быть…»

 

Расскажи мне о себе…


Кому даются зеленые погоны

Саднит та история в сердцах у седых уже пограничников… Пока они группируются у главного входа для общей фотографии, подхожу к одному из действующих лиц тех давних лет, генерал-майору в отставке Льву Николаевичу Толстому:

— Ваша судьба сплелась с самым драматическим моментом нашей истории — 1991 год, Форос, дача «Заря». Прошло два десятка лет — вы уже знаете, что тогда было сделано неправильно?

— С точки зрения Горбачева или пограничников?

— С точки зрения гражданина Толстого.

Владимир Чернов
Кому даются зеленые погоны
— В общем-то, идея была богатая — сохранить государство, пусть и в несколько измененном виде. Китайцы же сумели сохранить государство! А исполнение этой идеи, извините… Не нашлось человека, который бы смог возглавить и завершить это «мероприятие». Я не говорю, что надо было с Горбачевым… вплоть до уничтожения, нет. Надо было просто взять на себя всю полноту ответственности за окончательное решение вопроса. Этого не было сделано: ни Крючков, ни Язов, ни кто-либо другой не смогли этого сделать. Если бы вы видели, как они вели себя, когда приехали в Форос во второй раз, вам стало бы скучно. Крючков ждал, что его примет Горбачев. Язов ходил по коридору и ругал себя скверными словами за то, что он связался с ним.

— А в результате мы «маемо те, що маемо».

— Да… ну и конечно, нужно знать Ельцина, который всегда стремился к власти, он шел к власти по трупам, понимаете? Надо знать близко Ельцина… Выпустить его на тот момент — это надо было действительно организовать это побоище и все остальное.

— Теперь скажите как специалист-пограничник…

(почти с обидой) Я не пограничник, я «девяточник»!

 

Лев Толстой


Кому даются зеленые погоны
— Для меня это требует, простите, уточнения.

— Есть две структуры, которые работали по обеспечению безопасности охраняемых лиц — это пограничная служба и Девятое управление, которое несло и личную охрану, и охрану объектов. А пограничники на близких подступах обеспечивали безопасность.

— Пограничники тогда сработали замечательно…

— Пограничники сработали так, как и должны были работать!

— Вопрос о сегодняшнем дне. Что происходит — Украина перебрасывает войска к границам России…

(перебивает) Хотите, я вам сразу скажу? Это немыслимое дело! Меня просто удивляет недальновидность, не могу произнести более грубое слово, того, что происходит. Что мы ориентируемся на эту Европу?! На эту Америку? Мы не нужны им! Я связываюсь с родственниками, которые живут во Франции, в Америке, — они смеются над нами! Вы поймите… Они говорят: куда вы идете, что вы делаете! И сами понимаете — рвать связи с Россией, причем активно выступать с этих позиций…

— А желание Украины влезть в НАТО?

— Ну что оно нам даст, это НАТО?!

— Ну как же: вместо сапог у наших военных будут ботинки, а вместо компота — джус на третье.

— Я же военный человек, отлично понимаю, что было сделано в Грузии и зачем это было сделано. От кого защищаться?!

— Ну как же — от терроризма, от наркотрафика…

— Да кто же это будет делать, если мы свои органы, извините, уничтожаем потихоньку, тех же пограничников. Сейчас же нет границы, вы же понимаете! Она полностью открыта. И не потому, что пограничники не хотят работать.

— Сторонники НАТО парируют: а вот Россия же сотрудничает с НАТО!

— Сотрудничает! А нам кто мешает? Давайте сотрудничать, но — не вступать! Самая выгодная ситуация, с моей точки зрения: Украина ведь практически в центре Европы. Она обладает колоссальным потенциалом, и нейтралитет ей обеспечен. Не надо ей никуда вступать.

— Мы выживем при нейтралитете?

— Конечно, — если вести себя разумно.

— А что вы понимаете под «разумным нейтралитетом»?

— Обычное дело: у нас есть соседи, и нам с ними нужно находить общий язык. Есть договорные условия, которые обеспечивают. Вот почему мы отказались от ядерного оружия — потому что есть со стороны России, США Европы договоренность об обеспечении безопасности Украины. Что еще нам надо? Пожалуйста, участвуйте в работе любых организаций, никто нам не мешает. Вы понимаете, почему Украину тянут в НАТО — я считаю, исключительно в качестве раздражителя России. Я это воспринимаю просто напросто как очередной демарш против России. Ей больно, а я, сосед, сделаю еще больнее, в суп плюну, дохлую кошку подброшу. Нам НАТО не нужно!

— За все годы вашей работы в «Девятке» были ли в Крыму покушения на охраняемых лиц?

— Не было, и слава богу! Это говорит о том, что мы работали правильно и хорошо.

— Извините, не удержусь напоследок: имеете ли вы какое-то отношение к вашему полному тезке?

— Да, я правнук старшего брата Льва Николаевича, Сергея Николаевича Толстого. По отношению ко мне это звучит так: внучатый племянник.

— Это наложило отпечаток на вашу жизнь?

— Безусловно! Было по-всякому, кто с юмором воспринимал, было, что и обижали, была и осторожность со стороны определенных органов. Меня, суворовца, например, на парад 1945 года на Красную площадь не взяли.

— Почему?! Ведь в это время произведения Льва Толстого изучали в школах, а его родственника ограничивали в правах?

— Дворянская кровь, знаете ли…

Фото на память
Кому даются зеленые погоны

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Это наш общий праздник!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Осваиваем новые маршруты

Николай ОРЛОВ

Они уже здесь…

Николай ОРЛОВ