Крымское Эхо
Архив

Когда нет журналистики, не нужны и журналисты

 Точно — в Евросоюзе другие правила жизни, иначе с чего бы это им называть журналистов цепными псами общества! Кусают и щиплют, очевидно, так, что пух и перья летят не только от искусственно нарывающихся на пиар прессой людей из мира гламура, но не щадят и политиков, богачей, царей и королей. Никакая информация не задерживается в редакционных недрах — все торопятся на опережение конкурентов вылить ушат новостей на публику, дотошно выведать подноготную интересной персоны. Безусловно, заангажированность, подкуп, партийная принадлежность существуют и на просвещенном Западе – не станем же мы вовсе идеализировать их прессу. 

Но все одно им никогда не угнаться за нашими СМИ, которые своей заказухой зализали выше их стоящих настолько, что никаких отверстий на их телах уже не оставили. В большой прессе и на главных телеканалах страны заказной, подцензурный пиар еще кто-то осмеливается называть коррупцией. Хотя, наверное, зрители, слушатели и читатели без подсказки понимают, что если на одном канале из передачи в передачу «крутят» Юлю и гнобят ее политических противниках, то принадлежность телевизионного эфира определяется сама собой. А если из кадра не выпадает Янукович, то и гадать не стоит, кто стоит за сим политглянцем.

Причем для того, чтобы лизать и гладить, не надо иметь журналистского образования – достаточно открыть «Словарь синонимов русского языка» и, чтобы не повторяться, менять очаровательный на прелестный, пленительный, обаятельный, обольстительный, обворожительный, чарующий. Если вы думаете об этом человеке иначе, то не надейтесь, что вам удастся высказать свое мнение только потому, что вы такой же гражданин Украины, как тот, кто знает много хороших и ласковых слов.

Принадлежность каждого из изданий, каждого радио- и телевизионного канала регулирует и формирует взгляд на окружающую действительность под нужным заказчику углом зрения. Особо жестко следят за правильностью информационной подачи местные царьки и божки, под которыми сидит армия прикормленных борзописцев, чьей фантазией малозначительным локальным событиям придается статус чуть ли не государственной значимости. Шаг в сторону приравнивается к искажению происходящего. Назвать это журналистикой можно только с большой долей иронии, потому что в сфере лизоблюдства ценятся не профессиональные качества, оперативность, информативность и аналитичность при освещении событий, а отсутствие шершавого языка, грозящего оцарапать острым словом и язвительным замечанием местного божка.

Феодосийские журналисты еще многие годы станут добрым словом вспоминать Владимира Шайдерова не потому, что о покойных принято отзываться исключительно комплементарно, а потому что их критика обсуждалась, оспаривалась им, но никогда не затыкалась царственным окриком. Он был открыт к диалогу, спору, обсуждению, и это ценилось не меньше, чем преобразования города.

В Керчи инакомыслящим кляп заткнули по пупок. Даже в разгар выборных компаний не каждый раз удается на законных основаниях полтирекламы тиснуть в газетах материал и уж тем более засветиться на экране, если нынешнему властителю города «не улыбается» человек с иной, чем у него, позицией. Хозяева СМИ от денег готовы отказаться, только бы не обозлить царька. Подконтрольные местные СМИ найдут тысячу причин, чтобы не «засветить» мэрского противника. Подписанное председателем керченской организации русской общины Крыма восьмимартовское поздравление опубликовали в городской газете без указания фамилии, потому что она раздражающе действует на мэра. Но не могли же это откровенно признать, поэтому ссылались на то, что фамилия была набрана другим шрифтом, что кавычки стояли неудачно…

Частные СМИ, якобы создававшиеся в противовес заданному мнению свыше, ни в чем не уступают сладкоречивыми манерами единственному в городе коммунальному изданию. Лижут так, что даже пенсионерам, которых традиционно считают приверженцами законной власти, делается тошно от искусственности происходящего. А все потому так происходит, что немногочисленные держатели частных керченских изданий находятся в параллельных отношениях с мэром: у одного издателя, помимо медийного бизнеса, еще много другого хозяйства, которому легко перекроют кислород, если вздумается взбрыкнуть, другим владеет коллега городского головы из крымского региона, что регулярно использует керченский ТВ-канал для своей раскрутки, третий и вовсе близкий родственник хозяина Керчи. Как тут не порадеть тому, кто правит бал…

Когда уж совсем невмоготу терпеть иль «хочется счастья добиться», редактор городской газеты умело манипулирует оппозиционно настроенными к власти читателями. Свежайший пример. Редакция коммунальной газеты располагается в принадлежащем городу здании, стенка к стенке с исполкомом. Туда же более десяти лет назад заселились три записанных на родственников главного редактора частных издания. Когда по инициативе мэра началась судебная тяжба по выселению незаконных арендаторов городского здания, в — подумать только! — городской газете стали регулярно появляться статейки о творящихся в Керчи коммунальных безобразиях: то сквер незаконно строители оттяпали, то мусор во дворах, то баки с бытовыми отходами не вывозят, то еще какая подобная невидаль. Конечно, смешно и наивно, потому что все горожане это видят изо дня в день, но на страницах газеты такие вопиющие факты доселе не допускались. Причем, право написать о них предоставили одному экологическому общественнику, которого после перемирия мэра с редактором затаскали в прокуратуру и пытались обвинить в нанесении ущерба деловой репутации городского головы.

Из этого следует единственно возможный вывод, что написанное и показанное в керченских СМИ – это сказочная страна. Как сказал один очень неглупый человек, керченским журналистам никогда не снискать славы оппозиционеров, потому что своего мнения у них быть не может. Елейный тон газетных и телевизионных материалов очень часто бывает далек от реальной оценки. Еще было бы понятно, когда действительность лакировалась бы на вынос, на всеукраинский размах. Так нет же. Лакируют действительность для употребления своими же горожанами, будто они без местных СМИ не видят происходящего и не могут сами оценить его. Когда читаешь керченские СМИ, похожие друг на друга, как близнецы, и смотришь местный телевизионный канал, то создается впечатление, что город лишен каких-либо красок, кроме розовой: исключительно в этом цвете видятся излагающим связанные с мэром события.

Какую газету ни возьми, в какое время телевизор или радио ни включи – всюду мэр. Такой культ личности создали, что Сталин с дорогим Леонидом Ильичом отдыхают. На программу «И спасибо дорогому Олегу Владимировичу» скоро, кажется, настроят все бытовые электроприборы. Причем, чем больше хвалят мэра, тем больше находится сомневающихся в его идеализации. Но хуже всего, что проблемы Керчи, которых у города великое множество, перестают обсуждаться. Возникает синдром зависимости керчан от единственно правильного мнения мэра, которое или не обсуждается, или признается безоговорочно правильным. С ним нельзя подискутировать, потому что теперь перед проведением так любимых им пресс-конференций департамент информации требует заблаговременной подачи вопросов, которые будут одобрены или отметены как заведомо неудобные. Это искусственно сужает обзор горожанам, которые вынуждены читать, слушать и смотреть выхолощенную, однобоко подаваемую информацию. Когда реальные проблемы вуалируются, не обсуждаются, как горожане могут проверить, сделал ли тот же мэр все так, как обещал перед выборами и как действительно нужно Керчи?

Излишняя приторность и льющиеся без устали потоки патоки сделали из керченского городского головы местную икону, который никому не подотчетен и находится вне зоны критики, что кто-то умный назвал холодильником власти. Все издания, что так или иначе пытались высказывать неподконтрольную мэру точку зрения умерли, едва родившись. Поэтому только в керченских газетах и можно прочитать перл мэрского пресс-секретаря, что городской голова научил керчан за десятилетку своего правления «любить город с цапкой и лопатой». Как нет предела совершенству, так нет предела подхалимству и лизоблюдству нынешней придворной прессы, которые были непозволительны даже в самые застойные партийные годы. Если кто помнит, партийные публикации строились по одному шаблону: сначала шел благостный позитив на пару-тройку газетных страниц, замыкаемый малюсеньким таким абзацем с недочетами и критикой. Керченские журналисты утратили ловкость пера в написании критических материалов, а если они изредка появляются на страницах газет, в радио- и телеэфирах, то направлены на тех, кто позволил себе не петь в унисон с мэром. И правда, мы вам не какой-нибудь Евросоюз. У нас журналист – лучший друг начальства, политиков, олигархов, их нежный котенок, часто и густо ластящийся к ноге не за большие деньги, что почему-то завистливо обсуждается в случае с Сергеем Доренко, заработавшим на безбедную возможность не заниматься впредь продажной журналистикой, а исключительно за право выводить заказные статьи с набором хороших, славных, отличных, прекрасных, превосходных, отменных, классных, изумительных слов.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

130 лет — не возраст

.

Дайте нам только время, лет пять

Борис ВАСИЛЬЕВ

300 дежурных

Ольга ФОМИНА