Крымское Эхо
Архив

Когда есть что терять

Когда есть что терять

Журналисты знают, что темы публикаций с неба падают редко, обычно их вынашиваешь, вымучиваешь, «высиживаешь» и еще не факт, что материал окажется не простым, а золотым.

Когда же случается по приглашению и накоротке посетить праздничное мероприятие в другом городе или на предприятии, о котором больше слышал, чем знаешь, пробежаться в толпе таких же заказанных по поводу коллег и не всегда поспеть крутить головой по сторонам, как заезжий экскурсант, то в результате пишется нечто хвалебно-трескучее. А как еще отплатить принимающей стороне за хлеб-соль? Основой таких публикаций чаще всего служит подготовленный заказчиком пресс-релиз, чтобы уж наверняка оградить себя от самостоятельного журналистского мнения.

Нечто подобное происходило на ОАО «Судостроительный завод «Залив», из сухого дока которого десять дней назад вывели два корпуса судов, предназначенных для обслуживания оффшорных буровых платформ.

Заказы на бытописателей были разосланы во все издания, в лояльности которых руководство предприятия было уверено наверняка. Все остальные получили рассылку из Представительства президента Украины в Крыму, текст которой умилял одновременно пафосностью и оптимизмом. Как водится, событие рекомендовали считать знаковым для керчан и всей судостроительной отрасли. За всю судостроительную отрасль расписываться не возьмусь, но наверняка знаю, что большинство керчан узнало об очередной трудовой победе «Залива» гораздо позднее, потому что по такой жаре они предпочитают митингам с участием исполняющими свой долг чиновниками купание в море и копание на даче. Да и что скрывать, сами заливчане не больно-то разбежались на мероприятие. «Что я, вывода корыта не видал?» — заносчиво бросил мой сосед, отдавший заводу лет двадцать и повторивший старую байку корабелов, высокомерно считающих корпус судна без механизмов постирушной посудиной.

Его, как и остальных заводчан, гораздо больше занимает не ура-патриотическое событие, а завтрашний день. Накушавшись оптимистичных обещаний руководства Наблюдательного совета, директората и профкома о будущих заказах и своем светлом трудовом будущем, в коллективе пессимистично подсчитывают дебет с кредитом. Имеющийся портфель заказов сдачей последнего корпуса окончательно выпотрошат в октябре. Даже если новые контракты переговорщики владельца «Залива» подпишут в ближайшее время, то это вовсе не будет означать, что работа в цехах предприятия закипит на следующий день. Скорее всего, заказчик окажется зарубежным, и некоторое время займут банковские проводки, потом пойдут закупки металла, его транспортировка на завод, затем задействуют стоящий первым в производственной цепочке цех, а всем остальным, возможно, какое-то время придется сосать лапу.

Кстати, в представленном журналистам пресс-релизе о том же написано между строк, потому что информация о росте производства заканчивается показателями прошлого года, хотя по логике должна завершаться первым кварталом текущего. Численность персонала тоже дается в цифрах прошлого года, хотя заводчане без обиняков расскажут вам, как работающим пенсионерам на «Заливе» предлагают выплату двух месячных окладов в обмен на увольнение по собственному желанию. До конца текущего месяца заливчане работают по выборочно сокращенному графику: у одних три рабочих дня в неделю, у других неделя нежелательного отдыха. Но больше всего недоволен персонал тем, что с июля им придется работать ежедневно по четыре часа, отрывая из половины должностного оклада сотню на проезд. В связи со сложным финансовым положением на предприятии отменены различные виды доплат, запрещены сверхурочные и работа в выходные дни. После такой жесткой завертки с некоторым облегчением вздыхают только оставшиеся у заводских дел пенсионеры, а от молодых порой приходится слышать, что вынужденные выходные дни они посвящают поискам новой работы.

В другое время рабочий класс уже бы снялся с места и подался в ту же Россию на заработки, но сегодня и там ситуация на многих предприятиях ничуть не лучше. Керченские заробитчане привозят вести то о забастовках на астраханских верфях, то о развале еще недавно крепких питерских фирм, то о невыплатах российских работодателей. Меньше стали запрашивать рабочие кадры страны Балтии, некоторые керченские корабелы, ушедшие с «Залива» по разным причинам, сменили географию поездок и теперь на много месяцы подряжаются работать на Дальнем Востоке.

Ставки на сотрудничество с россиянами, заявленное в межгосударственном договоре, с течением времени снижаются. Интерес к Феодосийскому заводу «Море» пока ничем конкретным не проявляется, поскольку не решен вопрос его акционирования. Наивно было предполагать, что россияне начнут финансирование задуманных проектов на предприятии, имеющем долговые обязательства перед трудовым коллективом и по налоговым сборам. Да и, как показывает практика отечественной приватизации предприятий, приобретение заводов в собственность не гарантирует надежности и долговечности этой самой собственности ее новым владельцам. Пересмотры итогов аукционов по продаже предприятий стали на Украине таким же постоянным явлением, как смена векторных ориентиров власти.

Больше вопросов, чем ответов, и с достройкой долгостроя николаевских корабелов — крейсера «Украина». После подписания Харьковского соглашения казалось, вот-вот, буквально завтра, там откроют фронт работ, однако, откуда ни возьмись, возникли проблемы на стадии обсуждения проекта достройки. Радость от свалившейся на отечественное судостроение удачи пока что призрачна. Холодную струю поддал российский премьер Владимир Путин. В отличие от своего преемника на президентском посту он усмотрел в достройке ракетного крейсера, степень готовности которого девяносто пять процентов, технические трудности. По его мнению, современный боевой корабль может быть построен на современной верфи, чему Николаевский завод имени 61 коммунара не соответствует ни в малейшей степени.

Начинаться с переоборудованием и модернизацией сложно и дорого, тем более, если иметь в виду цену достройки крейсера, проект которой оценивается в семьдесят-семьдесят пять миллионов долларов. Передислокация долгостроя на Северодвинский судостроительный завод окажется гораздо дешевле, но здесь возникает другая проблема: все-таки крейсер ржавеет у николаевского причала с 1993 года и проводка его по длительному морскому пути может создать неожиданные трудности. Не меньшей проблемой будет и комплектование команды крейсера. Военные моряки очень суеверны, а на «Украину» уже дважды набиралась команда и дважды распускалась, так что испытывать судьбу охотников еще придется поискать.

Обещанная помощь в достройке ракетного крейсера со стороны россиян выглядит больше политико-дипломатическим ходом, чем партнерской заинтересованностью. Никаких финансовых выгод и технических новаторских идей российскому судостроению она не сулит. В Североморские, Северодвинске и Санкт-Петербурге российские корабелы довольно успешно продвигаются в военном судостроении, несмотря на то, что буквально года два назад ведущие специалисты отрасли опасались не справиться с поставленной задачей. Они не скрывали, что основной опыт военного судостроения вместе с кадрами остался на керченском судостроительном заводе «Залив». Теперь в России научились обходиться своими силами. Керченские корабелы и рады бы были подставить плечо, да в строительстве военных судов иностранцев не задействуют.

Выросшую самостоятельность российского судостроения можно было оставить без внимания, имей украинские корабелы достаточно заказов. Однако само государство, практически оставшееся без военного, рыболовного, транспортного, танкерного, торгового флота, не предоставило полноценной работы ни одному из своих судостроительных предприятий. Практически все суда, что с разной степенью готовности за это время были построены на украинских верфях, ушли в плавание под флагами других стран.

Вот и сейчас тот же «Залив», пытаясь нащупать новые заказы, ведет переговоры не с собственным правительством, а с иностранными партнерами. И в этом процессе теряются как сами предприятия, так и специалисты. Ведь два высших профессиональных училища и судомеханический техникум Керчи по-прежнему продолжают «клепать» кадры для судостроительной отрасли, а инженерный корпус готовы пополнить выпускники морского технологического университета. Вот только работы для них пока не «подогнали», и получающим в конце июня дипломы выпускникам техникума, прошедшим на «Заливе» производственную практику, придется податься не в сварщики и судосборщики, а в грузчики и продавцы-консультанты…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Василий Киселёв: Я ухожу. Но … остаюсь (ВИДЕО)

Сезон охоты на ведьм

.

Сумцов. От перемены фамилии…личность не изменяется?

.