Крымское Эхо
Архив

Кликнул — и будь здоров!

Кликнул — и будь здоров!

Колет под левой лопаткой? Тяжесть в правом боку? Боль в затылке? Тянет спина? Вбиваем в Google симптомы и на выходе получаем готовый диагноз с назначениями. Для врачей и провизоров лечение по интернету — один из главных раздражителей, по поводу которого они готовы изгаляться бесконечно. И больные с готовностью поддержали бы их иронию, имейся у них альтернатива заочному лечению. Однако выхода иной раз буквально никакого. В поликлинику зайдешь — в расписании приемов больше пропусков, чем фамилий практикующих врачей. Вызовешь «скорую» — а к тебе вместо опытного диагноста с умелой медицинской сестрой приезжает один фельдшер, не способный толком сделать внутривенную инъекцию.

Привезут по «скорой» в отделение, а не согласный с диагнозом дежурный врач отправит домой. Помыкаешься по таким специалистам — и впредь никому, кроме интернета, свое драгоценное здоровье не доверишь.

В косвенно упомянутых примерах нет никакой натяжки — они все взяты из реальной жизни, некоторые — из рассказов врачей. Знакомый доктор, которому не сегодня — завтра на пенсию, как-то сказал: «С возрастом я стал больше ценить свой профессиональный выбор: во многих случаях сумею помочь себе сам. Ровесников своих искренне жалею: здоровья год от года у них становится всё меньше, а обратиться за квалифицированной медицинской помощью практически не к кому. На подстанциях «скорых» в лучшем случае по одной врачебной бригаде, вакансии участковых врачей и узких специалистов не закрываются годами». И после этих слов профессионального отчаяния еще у кого-то поворачивается язык возмущаться увлечением больных интернет-лечением?

Врач «скорой» рассказал недавний случай из практики. Пожилую женщину с инсультом, которой срочно требовалась интенсивная терапия, привезли в стационар, но молодой дежурный врач наотрез отказался принять ее, не согласившись с диагнозом коллеги. От безвыходности пришлось везти пациентку через весь город в другую больницу, упрашивать коллег поместить ее в стационар и самому приниматься за лечение. Повезло, что до конца смены оставалось полчаса, и новые вызовы взяла на себя заступающая смена. Но самоуверенный молодой доктор, отказавший в приеме, не успокоился: бдительно отзвонился в горздрав и обвинил врача «скорой» в непрофессионализме. На его жалобу отреагировали оперативно: связались с руководством «скорой помощи», в палату к пациентке с явными и для непрофессионала симптомами инсульта — парализацией половины тела и потерей речи — был срочно вызван ведущий невропатолог, который чуть ли не с порога подтвердил диагноз врача «скорой». Но пациентка к тому времени была уже не транспортабельной, и почти два месяца привезший ее по «скорой» врач с невропатологом выхаживали женщину в стационаре пульмонологического отделения. А молодой ретивый доктор, чьи непрофессионализм и самоуверенность едва не довели пациентку до края могилы, преспокойно продолжил работать даже без «втыка» от главврача.

Днями вызывали «скорую» к соседке. Сначала торговались по телефону с диспетчером, которая, не видя больную, диагностировала у нее остеохондроз. Приехавшая фельдшер была на взводе: как же, ее вызвали в будний день на приступ остеохондроза вместо того, чтобы идти в поликлинику. Измерив давление, которое оказалось высоким, и прослушав учащенно бьющееся сердце, она сама взялась сделать внутривенную инъекцию. Обколола обе руки, но так до конца лекарство и не ввела. Заменила другим препаратом и вкатила в ягодицу. Ожидаемого эффекта не случилось, пришлось бежать за кардиографом, снимать кардиограмму. Оказалось, стенокардия, аритмия и еще куча болячек. Приступ блокировали, уехали, а соседка вторую неделю попутно с сердцем лечит огромные синяки на обеих руках и ягодице, оставленные фельдшерицей после уколов. Каждый имеющий малейшее представление о работе «скорой», знает: ее сотрудники обязаны уметь делать внутривенные инъекции пациентам с нитевидным и почти отсутствующим пульсом. Соседка, по счастью, не была тяжелой пациенткой, и в этом ей крупно повезло, потому что непрофессионализм фельдшера мог дорого ей обойтись.

Медицинскую сестру консультацией в интернете, жаль, не заменить. Приходится осваивать простейшие манипуляции самим, что многие не без успеха и делают. С внутривенными уколами, конечно, сложнее, но внутримышечные освоили все, кому приходится ухаживать за пожилыми родственниками или растить малышей. Вызов на дом опытной медсестры недешев, так еще надо найти такую, чтобы не кочевряжилась ехать к старику или маленькому ребенку и соглашалась на проезд транспортом. Такие сестрички наперечет, больные их друзьям-родственникам рекомендуют исключительно по знакомству. И нечего удивляться столь бережному отношению, потому что новую генерацию медицинских сестер начинают выращивать … дистанционно. Недавно попалось на глаза объявление государственного медицинского университета (не Крымского), приглашающее получить за два года специальности медсестры-младшего специалиста и медсестры-бакалавра дистанционно, без выезда к основному месту обучения. Обещают заоблачной успешности карьеру, сумасшедший доход и невиданные перспективы. Всё это обеспечат качество обучения высококвалифицированным профессорско-преподавательским составом, удобство в виде ускоренного темпа освоения программы и гибкости графика занятий.

Всё это прекрасно и замечательно, и можно только порадоваться за будущих медсестер, которым науки будут вкладывать в головы восемьдесят шесть кандидатов и докторов наук. Одно неясно: на ком станут набивать руку сестрички, профессия которых предполагает выполнение многочисленных манипуляций и процедур, включая злосчастные внутривенные инъекции? Это не говоря уже об умении правильно оценивать клиническую ситуацию, понимать задачи назначенного лечения, представлять возможные осложнения. По большому счету, медсестра — не просто помощник врача, но и важнейший участник лечебного процесса. Можно ли при такой ответственности и нагрузке обучать ее дистанционно что-то делать руками, когда круг профессиональных обязанностей включает в себя выполнение различного рода манипуляций и процедур?

Сторонники дистанционного обучения обычно приводят в пример летчиков, которые прежде, чем сесть за штурвал самолета, проходят курс теоретической подготовки и отрабатывают свои действия на тренажерах и симуляторах. Всё верно, но так обучают не одних летчиков. Так учат всех, чья профессия предусматривает умение что-то делать руками: от рабочих и парикмахеров до тех же штурманов. Да и будущим врачам человеческий организм демонстрируют не на распанаханном специально для этого теле, а в прозекторской. И хирург, и стоматолог оттачивают руку не сразу на пациенте, которому показаны операция или удаление зуба, — всё сначала происходит в аудитории, потом в процессе наблюдения за спиной практикующего врача. Одной теории, чтобы смело взяться за резекцию желудка или элементарный аппендицит, мало — надо минимум год проучиться в интернатуре, чтобы быть допущенным к пациенту. И будущей медсестре мало знать, что внутримышечный укол делается в наружный верхний квадрат ягодицы и прочие премудрости этой несложной процедуры.

Вместе с тем с актуальностью дистанционного обучения сегодня не поспоришь. Оно активно внедряется в той же медицине, но не для обучения азам профессии. Потребность в нем возникла не вчера, оно стало ответом на вызовы времени. Прежде всего — кадровые и финансовые. Каждые пять лет врачи обязаны повышать свою квалификацию. Курс обучения длится месяц, на время которого практикующий часто в единственном числе оставляет свое рабочее место, а тут до элементарного просто: знания повышаются без отрыва от работы. Повышение квалификации обходится дорого. Командировочные расходы в любом случае проблема: либо самому врачу приходится выезжать на курсы в областной центр или столицу, оплачивать проезд, проживание и питание, либо в провинцию приглашают группу преподавателей, и врачи, которым подошло время повышения квалификации, вскладчину оплачивают им те же расходы. Дистанционное обучение значительно минимизируют расходы по этим статьям, однако оно не только позволяет снизить затратность традиционной системы повышения квалификации, но и повысить качество медицинской помощи.

Совершенствование системы последипломного образования, а повышение квалификации как раз и входит в этот арсенал, особенно актуально для практикующих в области интенсивно развивающихся и наукоемких медицинских специальностей — анестезиологии, кардиологии, травматологии, онкологии, семейной медицины. Для них дистанционные образовательные технологии незаменимы. Но только для повышения квалификации и профессиональной переподготовки врачей и медицинских сестер. На эту тему написано немало научных трудов, но ни в одном из них не описан процесс обучения основам профессии. Дистанционных технологий великое множество: электронные учебники, аудио- и видеолекции, теленаставничество, научно-практические семинары по обмену информацией о новых диагностиках и методах лечения, видеоконференции, общение через скайп, наблюдение за ходом операции через интернет с синхронным комментарием профессуры. Но при всем многообразии дистанционных технологий экзамены на прочность усвоенных на расстоянии знаний проводятся в медицине традиционным способом: в ходе личного общения и непременно включают в себя проверку навыков.

На этом настаивают все без исключения специалисты. Насколько всем нам, потенциальным пациентам, понятно, — не зря. Врач, а тем более медицинская сестра — профессии рукодельные. Мало выслушать пациента, приходится помять живот, простучать легкие, измерить давление, высчитать пульс, сделать укол, поставить капельницу. Это железный минимум рукодельных навыков и умений, о которых недостаточно прослушать лекцию академика или увидеть их в исполнении опытнейшего профессионала. Они, конечно же, прилагаются к хорошему знанию теории, опыту, седьмому чувству, профессиональной интуиции, но не могут быть ими равноценно заменены. Иначе отпадает необходимость в получении медицинского образования традиционными методами. Тогда и вправду достаточно кликнуть в Google нужные слова, чтобы заручиться хоть какой-то минимальной медицинской помощью, которая позволит если не врачом или медсестрой стать, то вполне будет достаточной, чтобы оказаться в главных героях ситкома «Интерны».

Сегодня многие наши медики стараются перебраться в Европу, однако, как оказывается, для этого им не хватает не только знания иностранных языков. Врачи чаще всего оказываются там медсестрами, медсестры — санитарками. Они уступают своим западным коллегам в профессионализме, так что приглашающее сделать карьеру после дистанционного обучения объявление — чистой воды «развод на бабки». Уровень украинского медицинского образования не соответствует западным стандартам. Американцы учатся профессии врача почти одиннадцать лет, наши — вполовину меньше. Поступающие в институты Германии на специальность «медицинская сестра» должны иметь базовое среднее образование и минимум четырехнедельную практику в больнице. В процессе обучения высокий уровень требований к теоретическим курсам и непременное условие — обязательная работа в отделениях хирургии, психиатрии, гериатрии, педиатрии, онкологии, хосписе, то есть на самых сложных направлениях медицины. Желательно иметь практику за рубежом в амбулаторных клиниках. Диплом выдается через три года обучения, еще через год — степень бакалавра. Работать в Европе медсестрой можно только со степенью бакалавра.

Никаких дистанционных программ обучения, никаких ускоренных двухгодичных курсов. Медикам доверяется самое дорогое — жизнь человека, и научить обходиться с ним грамотно и профессионально халявно и в темпе самбы в Европе не дадут. Там даже ради юмора, как в популярных у нас «Интернах», не позволят себе пошутить над тем, что витамин B 12 легко и просто заменяется двойной дозой B 6. А у нас, невесело смеются в очереди к врачу пациенты, над «Интернами» впору не смеяться, а плакать: настолько правдиво в них показан уровень отечественной медицины. Знать не зря, первыми сценаристами ситкома были украинские авторы: видимо, и им, несмотря на молодость, довелось познакомиться с нашим здравоохранением. И, похоже, не дистанционно.

 

Рисунок вверху —
с сайта medportal.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как «Крымхлеб» помогал киевской хунте

.

Праздник мужества и чести

Красным галстуком гордились не понарошку, а очень…

Борис ВАСИЛЬЕВ