Крымское Эхо
Архив

Кирилл Фролов: Русско-украинское двуязычие и единство

Кирилл Фролов: Русско-украинское двуязычие и единство

В ЛОНЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА — ЭТО НЕОБСУЖДАЕМЫЕ АКСИОМЫ, «ДОГМАТЫ» РОССИЙСКО-УКРАИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ И РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

«Россия не будет требовать от нового украинского президента Виктора Януковича выполнения предвыборных обещаний о предоставлении государственного статуса русскому языку». Об этом заявил глава комитета Госдумы по международным делам депутат Константин Косачев из фракции «Единая Россия». «То, что сейчас делает господин Янукович, мне представляется абсолютно адекватной проукраинской политикой. И в эту проукраинскую политику просто входят нормальные отношения с Россией. В этом господин Янукович нам гораздо ближе, чем та же Тимошенко и тем более Ющенко, который российский фактор либо игнорировал, либо использовал так, чтобы от него оттолкнуться в своих интересах.

Никто и не ждет от Януковича никаких подобных шагов, и я не вижу здесь никакого конфликта. Мы в России сегодня должны быть благодарны нынешнему руководству Украины за его взвешенную, порой очень мужественную политику», — заявил глава парламентского комитета.

Интервью Константина Косачева, которое он дал украинскому изданию «Профиль», вызвало неоднозначную реакцию в среде крымских политиков. Кто-то расценивает высказывание депутата Госдумы, как выражение официальной позиции Кремля и, в частности, Владимира Путина как лидера партии «Единая Россия», другие считают, что Константин Косачев отразил в интервью всего лишь свою точку зрения.

Редакция «Крымского эха» обратилось с просьбой к Главе Ассоциации православных экспертов Кириллу Фролову (на фото) прокомментировать это заявление.

— Думаю, что СМИ поспешили отождествить позицию К. Косачева с позицией В. Путина и партии «Единая Россия». Как Глава Ассоциации православных экспертов я убежден, что политическая, православно-политическая Россия никогда не откажется от принципиальной позиции поддержки русско-украинского двуязычия на Украине.

Если сегодня отказаться от русского языка — значит, завтра можно отказаться от аксиомы о недопустимости отделения Украинской Православной Церкви от Русской. Убежден, что вопрос о статусе русского языка на Украине, как и другие актуальные вопросы гуманитарного характера, должен быть поднят на ближайшей встрече президентов России и Украины

Внимательно прочитав интервью Констатина Косачева, я также критично отметил его «либертарианский», постмодернистский, мировоззренческий подход: говоря о Януковиче и Тимошенко, он призывает уйти от черно-белых оценок. Я считаю такой уход религиозно, богословски, философски и мировоззренчески опасным: в мире есть добро и зло, есть черное и белое и об этом надо говорить прямо.

Речь, конечно, идет не только и не столько конкретно о Януковиче и Тимошенко, речь идет о несовместимости православного (рассматривающего политику как одну из сфер борьбы добра и зла, истины и лжи) и постмодернистского (учащего об относительности добра и зла) мировоззрений.

Что касается В. Януковича и Ю. Тимошенко, то здесь тоже все достаточно ясно: Тимошенко окружают агрессивные русофобы, последователи криминально-террористического «Киевского патриархата», занимавшегося вербовками к Дудаеву и представители неопротестантских сект, стратегией которых является деправославизация и дерусификация русскоязычного Юго-Востока Украины.

Также господин Косачев продвигает абсолютно ложный тезис о том, что соблюдение языковых прав миллионов русскоязычных граждан Украины, государственный статус русского языка якобы является угрозой украинскому языку и суверенитету Украины. Все обстоит с точностью до наоборот. Суверенитету Украины объективно угрожает отсутствие государственного (как минимум регионального) статуса русского языка — это приводит к радикализации русскоговорящих регионов Украины.

Опыт федеративных и многоязычных стран (государств с несколькими государственными языками) свидетельствует как раз о том, что языковое равноправие является фактором единства этих государств и свободного развития всех языков. Западная Украина всегда будет разговаривать по-украински, причем со своим диалектом — никто на это не посягает, и государственный статус русского языка украинскому никак при этом не угрожает.

Но почему Донбасу, Крыму и Новороссии возможно запрещать говорить на родном, русском языке? Кроме того, русский язык создавался украинцами не в меньшей степени, чем великороссами. Русский язык — родной для украинцев, ими же созданный, поэтому русско-украинское двуязычие на Украине имеет объективные исторические корни, и оно — в интересах не только России и русских, а также российских соотечественников на Украине, но и Украины, и украинцев. Следует при этом не забывать, что идеология национально-политического единства Южной и Северной России была выработана в большей степени именно в Киеве. Венцом ее стал знаменитый киевский «Синопсис», написанный предположительно Киево-Печерским архимандритом Иннокентием Гизелем во второй половине XVII в.. Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно «Синопсису», «русский», «российский», «славянороссийский» народ един. Он происходит от Иафетова сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он «племени его» весь целиком. Именно «Синопсис утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами.

По «Синопсису», Россия едина. Ее начальный центр — царственный град Киев, Москва — его законная и прямая наследница в значении общего «православно-российского» государственного центра.

Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) «милостью Божией» завершается воссоединением в единое «государство Российское» (И.И. Лаппо. Идея единства России в Юго-Западной Руси. — Прага, 1929).

В результате воссоединения 1654 года уроженцы Киева и Львова, начиная с XVIII века, сделались хозяевами положения на научном, литературном и церковном поприще России.

Еще более красноречиво участие Северо-Западной и особенно Юго-Западной Руси в создании общерусского литературного, «книжного» языка. Смело можно сказать, что участие это — преобладающее: грамматика, лексика, орфография и первые церковно-славянские и русские словари созданы во Львове, Киеве и Вильно.

Какова же была языковая ситуация в середине ХVII века в Юго-Западной Руси? Она обрисована в грамматике Иоанна Ужевича (1643 г.). В ней описывается «Lingua sacra» или «словенороссийский язык» (так именовался церковно-словянский) — высокий книжный язык, язык богослужения и богословия, lingua slavonica или «проста мова» — гражданский, светский литературный и деловой русский язык, и «lingua popularis» — диалектная речь. (БА.Успенский «Краткий очерк истории русского литературного языка (ХI-ХIХ в.в.)» М, 1994).

В Киеве в 1627 г. «протосингел от Иерусалимского патриаршего престола и архитипограф Российския церкви», ученый монах, подлинный энциклопедист того времени Памва Берында издает толковый словарь «Лексикон словенороссийский или слов объяснение». В нем «русская» речь (в послесловии к Киевской Постной Триоди 1627 г. Берында называет «просто мову» «российской беседой общей»), противопоставляется народным диалектам — «волынской» и «литовской» мове.

Кодификация «словенороссийского» языка была произведена в основном в Киеве, Львове и Вильно. «Грамматика» Мелетия Смотрицкого стала учебником церковно-славянского языка для всей Русской Церкви буквально на века. «Проста мова» стала основой общерусского литературного языка. Действительно, «проста мова» не оказала почти никакого влияния на современный украинский и белорусский литературные языки. Однако, на историю русского литературного языка «просто мова» как компонент юго-западнорусской языковой ситуации оказала весьма существенное влияние.

Достаточно указать, что если сегодня мы говорим об антитезе «русского» и «церковнославянского» языков, то мы следуем именно юго-западнорусской, а не великорусской традиции.

Это связано с тем, что условно называется иногда «третьим югославянским влиянием», т.е. влиянием книжной традиции Юго-Западной Руси на великорусскую книжную традицию в ХVII в. Во второй половине ХVII века это влияние приобретает характер массовой экспансии юго — западнорусской культуры на великорусскую территорию» (Б.А.Успенский «Краткий очерк истории русского литературного языка (Х1-Х1Х в.в.) М, 1994).

«Говорят, что Петр Великий гражданскую печать выдумал, а, оказывается, он просто-напросто заимствовал ее у галичан у прочих малорусов, которые употребляли ее еще в ХVI в. Заголовки многих грамот и статутов, виденные мною в Ставропигии, начерчены чисто нашими гражданскими буквами, а текст, писанный в ХVI в. — очевидный прототип нашей скорописи и наших прописки елисоветинских и екатерининских времен». (Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева, С-Петерб., 1868).

Что касается диалектов — «волынской», «литовской» и многих других мов, то о «целесообразности» создания на их основе местных литературных языков лучше всего сказал замечательный галицко-русский историк Денис Зубрицкий в своем письме к М.А.Максимовичу: «…Ваши мне сообщенные основательные и со систематической точностью изданные сочинения — откуда идет русская земля, и исследование о русском языке читал я с величайшим любопытством и вниманием. Вы опровергли сильным словом мечтательные утверждения писателей и выдумки как о происхождении народа, так и о русском языке, которые мне всегда не нравились… Что касается до наречий русского языка, то их бессчетное число внимательный наблюдатель, странствуя по русской земле, найдет почти в каждом округе, даже в каждой деревне, хотя и неприметное различие в произношении, изречении, прозодии, даже в употреблении слов, и весьма естественно. По исчислению г-на Шмидель Litterarisce Anreiger 1882 г. есть 114 наречий немецких столь одно от другого расстоящих, что немец друг друга никогда не разумеет, но язык есть всегда немецкий, и невзирая на се, ученые немцы в Риге, Берлине, Вене и даже в Страсбурге употребляют в книгах и общежитии лучших обществ одно словесное наречие. Я бы желал, чтобы и русские тем примером пользовались…» (Путями истории, Т.2. Изд. Карпато-русского литературного общества, Нью-Йорк, 1977).

Что же касается создания литературы на «киево-полтавской мове», то здесь уместно процитировать Н.Костомарова: «Пока польское восстание не встревожило умов и сердец на Руси… самое стремление к развитию, малороссийского языка и литературы не только никого не пугало признаками разложения государства, но и самими великороссами принималось с братской любовью». (Н.Ульянов, «Происхождение украинского сепаратизма», М. 1996).

 

Фото — из архива «Крымского Эха»

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Институт стран СНГ: пятнадцать лет работы на одной шестой суши

Сергей ГОРБАЧЕВ

Мы помним

.

«Парад эпох» в Евпатории: больше, чем просто фестиваль (ФОТО)

.

Оставить комментарий