Крымское Эхо
Архив

Киевская, 24. История одного дома

Это здание упоминается во всех справочниках о памятниках и архитектуре Симферополя. Оно считается достопримечательностью и исторической ценностью. Но туристы сюда не ходят, симферопольцы о нем мало знают, а само оно давно перестроено и поделено на шесть квартир.
На улице Киевской 24, в глубине небольшого двора по соседству с хрущевками стоит старый дом в два этажа с мезонином. Когда-то здесь было загородное имение известного врача Федора Карловича Мюльгаузена.

В 1784 — 1786 годах дом был построен крепостными крестьянами для поручика русской армии В. А. Шепинга. В 1820 году имение купил приехавший в Крым, чтоб поправить здоровье, лучший медицинский специалист русской армии.

Дом врача Мюльгаузена

В 1822 году здесь как раз вспыхивает эпидемия холеры и чумы, и Мюльгаузен принимает активное участие в ее ликвидации. Со временем врач стал пользоваться большой популярностью. Его лечение было всегда безвозмездным, а неимущих он еще и сам обеспечивал лекарствами. Мюльгаузен был не только медиком, но и ботаником, метеорологом. Он построил первую в Симферополе метеостанцию, а также лютеранскую церковь и школу при ней. Свои 42 десятины земли врач превратил в три роскошных сада (а это современная территория от завода Фиолент — до автовокзала).

Федор Карлович в свое время был одним из самых образованных и прогрессивных жителей Симферополя. Поэтому во время поездок в Крым все выдающиеся люди того времени считали своим долгом завязать с ним знакомство. На Киевской, 24 останавливались И. Айвазовский, X. Стевен, П. Кеппен, А. Серов, С. Танеев, К. Батюшков, В. Жуковский, В. Г.Белинский, М. Щепкин…

Семейное дерево

По преданию, 8 сентября 1820 г. тяжело больным из Бахчисарая в Симферополь приехал А. С. Пушкин, которого приютил и лечил Мюльгаузен. Почти 100 лет на одной из стен дома под стеклом можно было увидеть, написанное рукой поэта, стихотворение в память об этих днях.

Федор Карлович Мюльгаузен скончался в марте 1853 года, простудившись на вызове к больному. Хоронил его весь Симферополь. В конце XIX в. городская дума приняла решение назвать именем ученого и общественного деятеля уже обозначившуюся улицу, на которой стоял и стоит доныне его дом.

Во время Первой мировой войны начались гонения на географические названия немецкого происхождения. В феврале 1916 г. Таврический губернатор предложил переименовать улицу Мюльгаузенскую. Однако городская дума ему в этом отказала. А вот большевикам, окончательно пришедшим к власти в Крыму в 1920 г., его немецкая фамилия показалась явно неудачной. Поэтому улицу переименовали в Битакскую. Позднее ей присвоили имя Мичурина, а с 1961 г. она носит название Киевской.

В 1924 году дальние родственники вывезли все имущество Мюльгаузена. Во времена «квартирного вопроса» дом был заселен несколькими семьями, конюшни перестроены под сараи, а сады уничтожены еще задолго до того. Сейчас здесь живет 16 человек.

Галине Андреевне здесь
неплохо живется


Галина Андреевна переехала сюда десять лет назад. Она говорит, что жильцам мало известно об истории дома: «Знаем, что тут Пушкин был, а принадлежало все это врачу какому-то. Жили здесь люди, которые знали много о доме, но их давно уже в живых нет. Тут ничего и не осталось от хозяина». Галина Сергеевна с гордостью показывает пристройки. Специально для нее, там, где у Мюльгаузена была веранда, достроили еще одну комнату. Каждый жилец вносит свои коррективы. Границы квартир можно определить безошибочно: все покрасили свои части фасада по-разному. И обвинять сегодняшних хозяев в варварстве глупо: здание находится в их частной собственности, и они вправе заниматься ремонтом, а не реставрацией.

Сейчас в комнатах известного в свое время ученого и врача живут чужие люди, а на доме даже нет мемориальной таблички. История по-своему распоряжается имуществом выдающихся людей… Но Мюльгаузен оставил еще кое-что, что вряд ли кем-то будет присвоено, — семейное мемориальное дерево. В 1829 году он посадил перед своими окнами пять саженцев каштана: один — это он сам, второй — его жена и еще три — их дети. Саженцы прижились и срослись вместе.

И сейчас во дворе на Киевской, 24 каждый год цветет и плодоносит двухсотлетний каштан с пятью стволами. Некоторые считают, что дерево исполняет желания

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бизнес не желает участвовать в торгах

Мова, язык или наречие? Вот в чем вопрос

«Русский Крым»: «Обретя «незалежність», мы потеряли независимость»