Крымское Эхо
Архив

Кесарю – слесарево, Или зачем иерархам «Лексусы»

Кесарю – слесарево, Или зачем иерархам «Лексусы»

Автор этих строк всегда старался держаться подальше от церковной тематики. Церковь и журналистика, знаете ли, это вещи, может, и совместные, но с трудом. Тебе нужно в церковь? Ну сходи туда и не маши там диктофоном и журналистской корочкой: место такое – не любит суеты. Но когда уже настоятельниц монастырей начали в подвалы бросать и выколачивать из них какие-то миллионы долларов, пастве сидеть на заднице и делать вид, что всё нормально, как бы глупо.

Мало того, автор этих строк очень не любит «якать» в текстах, которые он пишет. Читателю ведь важен не я, любимый, а тема. Но тут уж, извините, якать придется, ибо тема такая.

Я – не сторонник тоталитарной секты, я – не поклонник жёсткого какого-то культа, в котором побивание женщин камнями считается нормой, я – обычный воцерковлённый православный, изредка заходящий в храм. Но мне не «пофиг», что творится в моей церкви.

Когда товарищ Филарет (на фото) колол её напополам, я молчал; когда моя церковь юзала, пардон, задницей, подумывая, как бы так признать «воинами света» боевиков УПА, я тоже молчал – не надо вносить эмоции и раскол в тысячелетнюю структуру. Она, структура, по идее, сама должна была бы это переварить. Пережила же она как-то и более сложные времена, переживёт и эти, думал я.

А потом была Феодосия, где церковь предала свою паству, пытавшуюся установить Поклонный крест и получившую «люлей» от правоохранителей. В угоду местным меджлисовцам, кстати. Адептам совсем другой религии. Тем самым, которые втыкают минареты на деньги саудовских королей и ничьего мнения при этом не спрашивают…

Но, когда выкрали пару монашек, в том числе и настоятельницу крупнейшего киевского женского монастыря, это как-то совсем не того, не туда и не так. Мы-то, грешные, думали, что времена «бандитов-рыцарей» прошли, а оно вона как! Оказывается, выколачивать 15 лямов «зелёных денег» в подвале из тётки — это вполне еще нормалёк. Вполне «духовно». Интересно, присутствовал ли там утюг? Ну так, для антуражу и полного соответствия жанру.

Всё бы ничего, ежели бы в этом не были замазаны иерархи моей церкви. Игуменью Калисфению выкрали секунда в секунду после того, как она вышла после разговора с секретарем предстоятеля УПЦ МП Александром Драбинко. Вот никогда её не вызывали на ночь глядя к «товарищу» Драбинко, а тут вызвали. И именно в этот вечер игуменью технично затолкали в машину, чтобы похитить. Для суда сие стечение обстоятельств – не доказательство. Для меня этого достаточно.

Просто потому хотя бы, что, нацеливаясь на сумму, близкую к 15 миллионам долларов и готовя похищение, преступники обычно чётко «пробивают» перемещения потенциальной жертвы. Сумма обязывает их действовать осмысленно и не спеша. Это не гоп-стоп, в ходе которого отнимают мобилку и кошелёк, это подготовленное преступление.

Отсюда вопросы. Первый: каким же боком неведомые похитители узнали, что именно в этот поздний вечер, вопреки обычному своему расписанию, игуменья будет в Лавре? Второй: Когда они успели подготовиться к похищению, осмотреть пути подхода и отхода?

На оба вопроса ответы мог бы дать человек, устами которого уже не первый год как бы вещает предстоятель УПЦ МП митрополит Владимир – некто секретарь митрополита Александр Драбинко. Именно он вызывал матушку Калисфению. Именно от него она вышла перед тем, как быть похищенной. Именно к нему ведут нити финансового скандала, разгоревшегося накануне, с упоминанием Покровского женского монастыря.

Но господин Драбинко нынче недоступен для комментариев. Говорят, он спрятан по программе защиты свидетелей. Экое чудесное спасение! То бишь, он что-то знал, но подставил матушку? А как же всякие там «фишки», типа самопожертвования ради Веры? Как же Любовь к ближнему?

Впрочем, что-то мне подсказывает, что, с позволения сказать, мужчина, если людей той же ориентации, что Драбинко, можно таковыми называть, был неплохо увязан в эту схему. Потому он и не простой свидетель, а – охраняемый. В переводе на русский язык с юридического это означает, что «свидетель» сам подозреваем в преступлении, но посадить его не так интересно, как более крупную рыбу, на которую он может вывести. Это, в общем-то, приговор, который сам «секретарь» себе и избрал вместо отсидки.

Хотя, лично мне, как православному, эти детали – до лампочки. Гораздо важнее из того, что я вижу: а) церковь моя коррумпирована до самого верха; б) она коррумпирована настолько, что представители её верховных слоёв вынуждены прятаться за программой защиты свидетелей; в) иерархи настолько ценят свою никчемную земную жизнь, что не готовы ей пожертвовать ради Правды и прячутся за спины спецохраны. Тут можно было бы добавлять пункты «г», «д» и «т.д.», если бы не было ощущения, что копаешься в липком, вонючем, омерзительном дерьме.

Когда-то в начале 90-х (в те самые времена, когда украсть человека и пытать его паяльной лампой было в порядке вещей) моя любимая девушка говорила: «Вот, у католиков, там всё по-человечески – скамейки даже стоят в храме». Я к этому аргументу отношусь до сих пор с улыбкой. Если уж тебе хочется пообщаться с Богом не дома перед иконой, а в храме, то уж как-нибудь постоишь – не переломишься. Это ж не кинотеатр с поп-корном. Заплатил за билет и жри спокойно, пока действо на экране.

Именно поэтому я в этом материале «якаю». Ну, чтобы батюшки, которые на «Лексусах» и «Мерседесах», привыкшие к тёплым сидениям под задницей, подали на меня в суд. Обратились, как говорится, к Кесарю. Ибо с Богом им, кажется, уже не «разрулить тему» никак…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Праздник послушания

Алексей НЕЖИВОЙ

А Хула у вас была?

.

Джарты — Могилев, 1:1

Пётр КАЧИНСКИЙ