Крымское Эхо
Архив

Каринэ Геворкян: «Я верю в Путина,

Каринэ Геворкян: «Я верю в Путина,

в его ум, в его искренность, в его поступки , в то, как он искренне любит Отечество…»

Геворкян Каринэ Александровна. Родилась в 1956 году в Москве. В 1980 году закончила Институт стран Азии и Африки при МГУ. В 1979 году работала переводчиком в Кабуле. Преподавала персидский язык. Работала редактором в Главной редакции Восточной литературы издательства «Наука», в Отделе СНГ Института востоковедения РАН. С 1993года — эксперт Верховного Совета, с 1994 года — эксперт Комитета по делам СНГ Государственной Думы Российской Федерации. С 2007 года – заведует отделом политологии журнала «Восток» (Oriens) Академиздатцентра «Наука» РАН. Основные направления ее исследований — конфликты на Кавказе, коммуникационные и энергетические проекты, перспективы развития Каспийского региона, страны СНГ в формате международного сотрудничества, страны СНГ и Средний Восток.

Каринэ Геворкян

Каринэ Геворкян: «Я верю в Путина,
Может, и не возникла бы эта тема, с которой начался разговор с популярным в политическом сообществе российским политологом Каринэ Геворкян, прилетевшей в Крым для встречи с крымскими журналистами и интеллектуальной элитой автономии, но так уж совпало, что незадолго до этого и почти в одно и тоже время произошли два события одного и того же характера, но в разных странах: на Украине Кабинет министров одобрил документ, который говорит об окончательном выборе Украины. Она готова подписать соглашение об ассоциированном членстве в ЕС, что и должно стоятся в Вильнюсе в ноябре этого года.

В то же время парламент Армении также обозначил свой выбор, сделав заявку на участие в Таможенном союзе, что на самом деле означает союз с Россией, имея в виду братские отношения между народами России и Армении. Украина же, напротив, повернулась спиной к России и обратила свой взор на Запад. Мы знаем, что на Украине отношение населения к России далеко не однозначное, учитывая исторические особенности образования нынешней территории страны. А в Армении — насколько сильны антироссийские настроения и насколько велика поддержка населения сделанному парламентом выбору?

— В Армении низкий уровень доверия к власти. Я как политолог не должна бы говорить о ментальности народа, но придется, поскольку опыт XX века и то рассеяние армян по миру, которое коснулось этого народа, повлияло на его ментальность. Армяне привыкли выживать в очень сложных условиях. Но есть некоторые особенности, которые отличают этот народ от других на постсоветском пространстве. Прежде всего это отсутствие идеологической русофобии. Но если и были симптомы, то они не носили массового характера. Благодарность по отношению к русским, она искренняя. В частности, к военным России. Русские неоднократно спасали этот народ от уничтожения в буквальном смысле, когда другие к бедам армян были равнодушны. И в частной жизни самые активные националисты, любя своих и свое, ничего плохого не говорят о русских.

— А если провести референдум?

— Да я не сомневаюсь, что абсолютное большинство будет за союз с Россией, потому как понимают, что Европа далеко, а Россия — рядом, границы охраняет. У нас ведь если офицеры россияне, то рядовой состав армян — граждане России. Понимаете, для Армении, небольшой по размерам страны, вопросы безопасности звучат гораздо острее, чем, например, для Украины, и это армяне понимают очень даже хорошо.

Кроме того, армяне сейчас потихоньку начали возвращаться на родину, а ведь они расселены в силу разных причин по всему миру, возвращаются даже из России. И это те, у кого вырастают дети. Одна из причин — то, что родители стараются уберечь их от растлевающего влияния Запада.

— А такой фактор, как Нагорный Карабах, повлиял на выбор Армении?

— Нагорный Карабах сыграл большую роль в этом. У армянского народа две победы — Победа над фашизмом в Великой Отечественной войне, а воевали армяне хорошо, если даже учитывать количество Героев Советского Союза на душу населения. А вторая Победа — Карабах. Народ армянский осознал, что их не только могут вырезать, изгонять, унижать, но они умеют и побеждать, а воевали за Карабах жестоко.

Вот некоторые социологи говорят, что армянский народ не эволюционизированный, очень консервативный. Но, с одной стороны, это качество народа позволяет ему сохранить свою идентичность, с другой — возникает вопрос, а как он будет входить в будущее?

Но они, армяне, легко модернизируются. Не случайно поэтому Сталин, понимая высокую степень обучаемости армян, создал в этой республике много учебных заведений, промышленных высокотехнологичных по тем временам предприятий. Это ведь была одна из самых высокоразвитых в индустриальном отношении республика по сравнению с другими. Она могла соперничать разве что с Украиной, Российской федерацией, Беларусью. 60% — это наукоемкие предприятия, работавшие на оборонку. Поэтому с развалом Советского Союза Армения, как небольшая по территории и индустриально развитая, пострадала очень сильно.

И хотя армяне и плачутся, но у них сегодня есть ресурсы и для собственного развития, и для обмена этим ресурсом с соседями. Чего только стоят запасы пресной воды, каких ни у одной страны того региона нет, а это сегодня дорогое удовольствие, пресная вода.

— Привычнее, когда союзниками являются страны, объединенные общей верой, общими идеалами, многовековыми связями. На этом фоне для меня несколько необычным выглядит союз Армении с Ираном. Православие и ислам, разные культуры. В одной стране — современные демократические устои и тенденции, в другой властвует шариат. Что эти страны объединяет?

— Иранцы относятся к армянам добродушно, снисходительно, если хотите. Это антропологически и этнически близкие народы еще с библейских времен. Да, армяне воевали с иранцами, но при всем при этом все-таки оставались для для друга своими. Иранцы вообще очень терпимы к другим этносам, у них не принято косо смотреть на представителей других этносов или религий. В этом их благородство.

— Если бы Армения определилась в своем выборе в пользу ЕС, как бы, на ваш взгляд, реагировал Иран, учитывая его непростые отношения с США, со странами Западной Европы?

— А реагировал бы очень даже грамотно. Политика Ирана такая, что он старается выстраивать отношения с Западом. Ведутся, в частности, переговоры о восстановлении дипломатических отношений с Великобританией, существуют финансовые связи с Германией, с другими странами Европы. В то же время Иран, сохраняя свое достоинство, не спешит прогибаться перед Европой. Они готовы вести переговоры с США. Иран в политических вопросах может себе позволить резкие высказывания в адрес тех же американцев. Но это есть политика, такие ее особенности.

— Ну никак нельзя обойти в нашем разговоре сирийскую тему. Такое уж время. Известно, что в Сирии армянская диаспора насчитывает более 100 тысяч, а это потенциальные беженцы в случае, если режим Асада потерпит поражение. Готова ли Армения принимать этих людей, учитывая свою небольшую территорию, да и социальные проблемы, которые стоят перед страной?

— Да, уже есть беженцы, но немного. Но если даже такой поток беженцев-армян возникнет, то он устремится отнюдь не в Армению, а в Европу в сторону Греции, Италии, Францию. Именно там, у армян, исторические связи. Массового желания к возвращению в Армению не наблюдается. Даже те, кто уже по каким-то причинам вернулись, снова хотят обратно. И причин для этого много разных, у каждого свои, но о какой-то общей тенденции я бы утверждать не стала. Жизнь строит разные сценарии…

— И про Украину. Поговаривают, что если бы Россия не оказывала давления на Украину, в том числе и по цене на газ, то Украина выбрала бы Таможенный союз.

— В этом есть определенная доля лукавства.

Справедливости ради надо заметить, что у России нет четко артикулированной национальной политики, национальной стратегии, в том числе и в отношениях с соседями и вообще на постсоветском пространстве. Мы провозгласили отмену идеологии, но это тоже своего рода идеология. Не было этой национальной стратегии — может, она сейчас появится, поскольку уже край как нужна. Может, в начале и не было такой необходимости. Как бы не до того было. Но это рождает определенные проблемы. Не до конца просматривается и идея Таможенного союза, но этот процесс идет, он в действии, и перспективы очевидны.

А вот ассоциированное членство в ЕС, куда стремится Украина, не очень понятно. Сказать, что Россия не приглашала Украину в ЕЭС, это ничего не сказать. Но украинское руководство кокетничало и продолжает это делать. А может, дескать, нам в Европу лучше, мы еще подумаем, посмотрим…

Я не хочу принижать политические способности украинских политиков, но в этой ситуации надо было ожидать адекватного ответа от России. Естественно, экономическими рычагами. Сделать так, чтобы Украина потеряла на российском рынке от 5 до 7 миллиардов долларов. Резкое падение, да! Но это легальные способы.

Если эти рычаги воздействия незаконны, Украина может подавать в суд. Но она же не подает! Значит, это не противозаконно? Вот иранцы подали в суд на Россию за недопоставку С-300, а мы им обязаны были это оружие поставить, несмотря на санкции в отношении Ирана. Ну, недопоставили, а теперь Швейцарский международный суд взыскивает в пользу Ирана 4 миллиарда долларов. Вот теперь и выкручивайся, Россия, ищи выход…

— В дни, когда благополучно разрешился кризис вокруг Сирии и угроза силового варианта вроде бы, дай Бог, отступила, российская пресса с нескрываемым восторгом говорила об огромной победе Путина над Обамой. Хотя звучали в той же российской прессе и на телеканалах и осторожные оценки этого процесса, некоторые считали это случайной удачей, которая может и свестись к нулю…

— Надо подождать в оценках… большое видится на расстоянии. У России есть богатый негативный опыт — та же Югославия, Косово. И инерция этого негативного опыта дает о себе знать. Отсюда и негатив на Путина. Но не он создавал эту ситуации.

А что касается Сирии и российского дипломатического успеха, то сейчас тот успех необходимо закреплять, а вкус победы дорогого стоит.

— Наблюдая за тем, что происходит в России, за теми огромными проблемами который там приходится решать, и как они решаются, меня не оставляет беспокойное ощущение, что российский лидер Владимир Путин в какой-то степени одинок в своем стремлении поднять Россию с колен, воссоздать былое величие России как державы мирового уровня, с которой бы считались и к которой бы прислушивались самые мощные мировые державы. Та разношерстная команда вокруг Путина и состав которой меняется иногда неожиданно, не вызывает доверия. У вас нет таких ощущений?

— Я как политолог не должна бы в своих аналитических исследованиях пользоваться ощущениями, а оперировать и руководствоваться фактами, но вопрос вами поставлен именно так, о моих ощущениях. А они вот такие.

Я не знакома лично с Путиным, вижу его только с экрана телевизора. Он для меня медиа-фигура. Но я наблюдаю внимательно за ним, и внимательно слушаю его. По базовому образованию я лингвист, и для меня психо-лингвинистические показатели личности очень важны. Путин — человек, который четко выдерживает синтаксические фразы, в том числе и стилистические, прекрасно пользуется синонимикой русского языка. У него нет замедленной реакции, там, в голове, у него все хорошо работает, у него, я подчеркну, интеллектуальная быстрая реакция.

Путин хорошо понимает процессы, которые происходят в мире. Вот я вспоминаю такой эпизод, наблюдала за его поведением на приеме у королевы Великобритании Елизветы II. Так вот она, королева, была заметно напряжена, а Путин, напротив, вел себя довольно свободно, напряжения в его поведении не наблюдалось совершенно.

Что же касается его ближайшего окружения, то я думаю, есть несколько фигур, которые его поддерживают, и они хорошо известны. Это настоящие служаки в хорошем смысле. Но вот есть ли у него команда, на которую он мог бы опереться, и тот ресурс, чтобы развернуть в полную силу мега-холдинг «Мать Россия»?

И на какой социальный ресурс он мог бы опереться, он, как мне кажется, до конца еще понял. И потом, как всякий высший руководитель, он живет в некоторой изоляции, к нему поступает определенный поток информации. Так положено. Это драма всех руководителей такого уровня. Но он избрал этот путь, это его выбор. Я верю в Путина, в его ум, в его искренность, в его поступки, в то, как он искренне любит Отечество. И благодаря и ему тоже, Россия начинает трезветь…

— Не могу в нашей беседе не спросить о Крыме. Какое место занимает Крым в вашей профессиональной деятельности?

— Если ты как политолог не зациклен на каких-то очень специальных вопросах и хочешь понять целостную парадигму развития ситуации, построить сценарий какой-то, то для меня представляет интерес все, что происходит на постсоветском пространстве. Я интересуюсь и Крымом, и Прибалтикой, и Кавказом. Я внимательно наблюдаю за процессами, происходящими в Башкортостане, в Татарстане.

Для меня это до сих пор единое пространство, и я замечу, что общее единое пространство существует благодаря объединительной миссии русского языка. Да, он уступил некоторые позиции, но масштаб его применения на постсоветском пространстве не сравнить ни с какими другим языками, имеющими место быть на этих территориях.

— Через пару часов вы улетаете, и желаю вам летной погоды и мягкой посадки в Москве. Я не сомневаюсь, что из Крыма вы улетаете с добрыми чувствами, и от нас это не скроешь. Но не забирайте все, оставьте и Крыму на прощанье частичку этих чувств, пожелайте нам чего-нибудь такого, чтобы, в конце концов, мы вас долго вспоминали и хотели бы встретиться снова, а мы этого тоже не скрываем…

— Крыму и крымчанам — терпения, трезвости в оценках. Несмотря на свой локальный характер, надо иметь в виду, что процессы, происходящие в Крыму, идут в контексте общемировых процессов. И никуда от этого ни деться, ни отгородиться, как, впрочем, и всей Украине. И поэтому перед вами стоит одна из главных задач — сохранить общественный мир, согласие, сохранить взаимное уважение между разными этническими группами, политическими и общественными объединениями граждан, вырабатывать и сохранять взаимную учтивость, уважение, культуру взаимного общения. Остановить интеллектуальную деградацию и понимать, в конце концов, свою личную ответственность не только за Крым, но и за мир, за все человечество.

Спасибо Крыму за теплый прием и солнечную погоду. И до новых встреч на этой прекрасной крымской земле!

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Для Украины любой конфликт может быть только разрушительным

Землетрясения не будет и урожая — тоже

Борис ВАСИЛЬЕВ

Кто мы?