Крымское Эхо
Архив

Каникулы трудовых мигрантов

Каникулы трудовых мигрантов

Для нынешнего времени года в Керчи неожиданно много фланирующих по городским улицам мужчин в самом расцвете сил. Нежданно свалившаяся на них свобода – результат пятидесятипроцентного сокращения квоты на привлечение трудовых мигрантов в России. Первыми «привет» от правительства Владимира Путина получили рабочие судостроительных профессий. К отказу россиян присоединились работодатели прибалтийских государств, где так же вынужденно свернуты объемы по строительству и ремонту судов. Мировой финансовый кризис не пощадил никого, даже казавшиеся куда более Украины благополучными Россию и страны Балтии. Вот вам и расползшаяся по всей Европе газовая монополия, вот вам и Евросоюз…

В судостроение удар пришелся с двух сторон. Снижение судовых чартерных тарифов уже в конце прошлого года составило более семидесяти процентов. Вместе с падением спроса на грузы это привело к застою заказов на новые суда и снижению их стоимости. Ситуация в судостроении всегда зависела от степени финансовой поддержки отрасли государством. Еще недавно казалось, что российское кораблестроение по качественным показателям интереса к нему правительства свободно может конкурировать с китайскими и корейскими производителями. Заказы на российские верфи шли из Казахстана, Норвегии, Финляндии, Венгрии. Крупным заказчиком буровых установок традиционно выступал «Газпром».

Все эти многочисленные контракты держали на плаву не только российское судостроение, но и надежно обеспечивали работой тех же керченских корабелов, что теперь вынужденно слоняются без дела по улицам родного города. Со стороны кажется, будто все они между собой отлично знакомы. Наверное, так и есть, потому что где-то непременно пересекались. То ли работали в Астрахани, то ли летели в Тюмень, то ли возвращались из Волгограда, то ли жили в одной питерской общаге. Да мало ли мест, где наши люди настолько стали своими, что некоторые уже давно живут на два дома.

И все же сейчас далеко не тот случай, когда отказ российских работодателей следует списывать только лишь на снизившуюся квоту для привлечения трудовых мигрантов. По словам вынужденно находящихся в простое керченских заробитчан, российские работодатели чаще всего ссылаются сейчас на отсутствие финансирования уже запущенных в работу заказов. Достоверность этой информации многие прочувствовали своим карманом, вернувшись в конце прошлого года из России не с полным расчетом, а с выданным мизерным авансом. Даже такой всегда благополучный судостроительный завод, как «Красные баррикады» в Астраханской области, не смог выплатить зарплату постоянно работающим керченским и херсонским бригадам судосборщиков и сварщиков, на профессионализме которых держится вся производственная программа предприятия.

Откровенно говоря, отсутствие квоты на привлечение иностранной рабочей силы, а также нежелание работодателей платить от пяти до десяти тысяч рублей за выдачу каждому иностранцу официального разрешения на работу в Российской Федерации никогда особо не останавливало заинтересованных в хороших специалистах руководителей и кадровиков промышленных предприятий.

Достройщик Василий Карпенко, приглашенный на завершающий этап постройки буровой установки в Выборг Ленинградской области, рассказывал, как накануне приезда на спуск буровой Владимира Путина с контрольной проверкой посетила завод питерский губернатор Валентина Матвиенко. Она никак не могла взять в толк, как тысяче работников судостроительного завода удалось за год выгнать такую махину, когда десятитысячные коллективы «Северной верфи» и «Адмиралтейского» по два-три года тянут со строительством одного судна. Чтобы и впредь поддерживать эту иллюзию в мощи предприятия и профессионализме специалистов, его служба охраны запретила вход на завод всем не имевшим официального разрешения на работу иностранцам. А чтобы не сомневаться в точности исполнения приказа, людей закрыли в общежитии. Всего же на строительстве буровой с учетом ротации работали от двух до трех тысяч приглашенных специалистов.

И это, как в один голос утверждают все слышавшие эту историю керченские «наймиты», еще позитивный пример отношения работодателя. Механик Виктор Ивушкин, три года работавший с бригадой в Риге, рассказал, что когда миграционная служба нагрянула с проверкой на корабль, в судовую роль которого их еще не успели вписать, то работодатель тут же отказался от сотрудничества с ними, и их выслали из страны без права въезда и без расчета.

В сокращении квоты трудовых мигрантов с Украины многие усматривают политические мотивы. И, надо полагать, эта версия далеко не беспочвенная. Все мы прекрасно видим, какая «дружба» складывается на Олимпе власти. Николай Перепелица без малого десять лет работал наблюдателем на строительстве газопроводов в компании «Газпром». Держались за него руками и ногами, платили по-царски, условия, несмотря на сложные участки магистрали, создавали барские. В декабре прошлого года Николая срочно вызвали в Москву для выезда на сибирский участок строящегося газопровода Россия – Китай. Но накануне его отлета в Иркутск в «Газпроме» прошло совещание, где, как передал ему руководитель группы наблюдателей, все главы структурных подразделений компании получили распоряжение, запрещающее прием на работу граждан Украины и Грузии. Пришлось Николаю ни с чем возвращаться домой. Впервые он остался не только без работы, но и без оплаченных проездных и суточных.

Сейчас украинским трудовым мигрантам отказывают в визе те государства, которые всегда брали их с распростертыми объятиями. Эстонские компании если и нанимают все тех же корабелов, то трудоустраивают их не своих предприятиях, а, к примеру, в России: посольство этой страны не открывает визу. Судосборщики теперь работают от эстонского посредника в Санкт-Петербурге. Постоянно находит причины перекрыть поток рабочей силы с Украины посольство Норвегии, из-за чего в Керчи зависли несколько бригад отличных корабельных трубопроводчиков. Фланируют по улицам Керчи корабельные сварщики, пару лет подряд летавшие в Испанию через латвийские крюинговые компании, которым тоже не открывают визу. Сложно предположить, сколько в этих фактах причин, вызванных финансовым кризисом, а сколько политической нестабильностью в нашей стране, отчего европейским дипломатам начинает казаться, будто все устремились покинуть родину и осесть в более благополучных государствах старого света.

Некоторые с удовольствием бы давно плюнули на разъездную жизнь и устроились бы в Керчи, тем более что под боком свой судостроительный и судоремонтный заводы и какие-никакие профильные частные фирмы. Но при всем кажущемся многообразии выбора местные предприятия далеко не готовы принять сегодняшних заробитчан, потому что, во-первых, не настолько обеспечены объемами, а во-вторых, не имеют заказов на комплектное судостроение. Те же судосборщики и сварщики, занятые на строящихся объектах «Залива», числятся не заводскими работниками, а наняты контрагентскими фирмами, где выше оплата труда.

К тому же руководство керченского судостроительного завода, оптимизируя организацию труда, сократило все сверхурочные работы и разрешило работу по выходным всего лишь два раза в месяц, на чем, собственно говоря, и накручивалась основная зарплата производственников. И хотя зарплата на предприятии выплачивается пока стабильно, большинство корабелов по-прежнему предпочитают прохлаждаться в ожидании работы за границей. «Подожду лучших времен, — говорит сварщик шестого разряда Евгений Стеблюк, — но работать за четыре тысячи гривен не стану». Кому-то такая зарплата в Керчи покажется фантастикой, но он получает на ремонте судов в южно-европейских странах до полутора тысяч евро и, как говорит, счастлив, что на шестом десятке лет, наконец, узнал себе настоящую цену.

Рисунок вверху —
с сайта tazar.kg

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Цеков: Русская община Крыма назвала вещи своими именами

.

Крымский ансамбль стал победителем на престижном фестивале

.

Прививка от глупости