Крымское Эхо
Архив

Каким журналистом я не хочу быть?

Каким журналистом я не хочу быть?

СМИ о СМИ

Журналистика – как радиация: она проникает в твою сущность и начинает её менять, если она, в смысле, сущность, есть. Все очень просто: если сущность есть, задача журналиста – сохранить себя, став при этом профессионалом и сделать что-то для людей (создавать смыслы, сдвигать «точки сборки», иногда просто информировать).

Если же сущности нет – не будет и журналистики: твоя психика растворится в океане (или мусорке) из чужих мыслей, высказываний и прогнозов и ты просто будешь их транслировать, иногда (сознательно или бессознательно) выдавая за собственные.

Вот вкратце то, о чем я рассказываю на лекциях по курсу «Психология журналистики» своим студентам.

А вот работы (я попросила сделать их в жанре эссе, но это смогли не многие) на тему «Каким журналистом я не хочу быть» студентов 4 курса факультета славянской филологии и журналистики ТНУ. Этюды получились не совсем приятные — а ведь сделаны они с натуры – такими будущие журналисты увидели журналистов сегодняшних…

[hr]

 

Не хочу быть «мертвым» журналистом


[u]

 

Михаил ГЛАДЧУК

[/u]
Каким журналистом я не хочу быть?

«Я вам честно расскажу
(На душе ведь чисто)
Очень быть я не хочу
Мёртвым журналистом»
Из ненаписанного мной

Каким журналистом я не хочу быть? До чего же сложно ответить на этот вопрос, особенно когда только учишься и словосочетание «профессиональный журналист» должно вызывать у тебя священный трепет. Каким я не хочу быть? А каким я хочу быть? Можно ответить шуткой? Или обязательно с серьёзным лицом повторять слова тысяч студентов журфаков разных стран? Обязательно ли писать эссе в 6000 знаков? Ради шутки я мог бы повторить слово «мёртвый» энное количество раз. Для шести тысяч знаков. Но такие шутки чаще всего бывают не поняты и оценены в 1-2 балла. А мне хочется закончить четвёртый курс.

Я не хочу быть мёртвым журналистом. Мёртвым в двух смыслах: «мёртвым» — не способным развиваться, потерять пластичность ума, фантазию, сочувствие к людям и мёртвым в физическом плане. И то, и другое «смерти подобно» (извиняться за намеренный каламбур не буду). Это, по моему скромному и никого не волнующему мнению, самое страшное в профессии: сидят в редакциях живые мертвецы, кропают статейки, чтобы заработать деньги, и эти статейки расходятся по домам. В них заворачивают рыбу, ими подтираются, когда нет туалетной бумаги, разводят костёр на пикнике. Кому такие статьи нужны? Мне – точно нет. Нельзя так халатно относиться к тому, что ты делаешь. Вкладывай в него душу, сделай на 200% и тогда будешь сам получать удовольствие от работы, а также радовать других людей своими статьями.

Да, халтурщиком быть не хочется. Воспитание и совесть не позволяют, в отличие от многих коллег. Хочется быть профессионалом, которому доверяют писать статьи на первые полосы и отправляют на заграничные тренинги по журналистике. Хочется участвовать в конференциях, развивать себя и помогать развиваться другим людям, никогда не останавливаясь и не говоря себе: «Теперь ты профессионал, можешь не волноваться, расслабиться и обрасти плесенью». Не смотреть на молодых коллег свысока, как это любят делать «звездатые» журналюги с крутых каналов.

Не хочу быть на работе «Эй, ты, поди сюда». Очередным безликим репортёром, который недоучился на журналиста, бросив на втором курсе журфак МГУ, и который ни к чему не стремится. Писать об одном и том же изо дня в день, из года в год… Может быть проще брать статью, менять цифры и пускать в печать? В мире происходит очень много интересных событий, яркие и творческие люди раскрашивают будни. А журналисты за статьи о раскрашенных буднях получают на 50% меньше. А чём же они пишут?

А пишут они о политике. Точнее о политиках. Кто с кем подрался, кто кого как назвал, сколько у кого детей. Для кого они это пишут? Для народа. Народу это нужно? Разве что только для того, чтобы посплетничать на скамейках или сделать умный вид. Мне абсолютно не интересны наши политики как личности. Абсолютно. Меня тошнит, когда я вижу их по телевизору, читаю в газете. Это никак не касается того, что касается меня. Мне интересно, что они сделали для государства. Какие законы приняты и как они будут влиять на меня лично. Сколько они крадут в год, и почему никто до сих пор даже не попытался вывести их на чистую воду. А мне показывают, что Тимошенко сменила причёску. Мне пудрят мозги. Не хочу быть журналистом, который пудрит мозги.

Также не хочу быть журналистом:
с дефектами речи
со стереотипами
с дефектами мышления
некоммуникабельным
неспортивным
тупым
страшным
занудным
с психическими заболеваниями
с маленькой зарплатой
социально незащищённым
безымянным
безголосым
конъюнктурным
равнодушным
без родственников
без связей
без ноутбука-телефона-интернета-блокнота
без личной жизни
извращенцем.

[hr]

 

Персоны нон-грата для СМИ


[u]

 

Алина НАХАПЕТЯН

[/u]
Каким журналистом я не хочу быть?
Вот ТОП – 10 всем хорошо известных литературных и мультипликационных персонажей – как примеры типажей людей, на которых я не хочу быть похожей, ведь из них получились бы плохие журналисты.

Скажем так, вот персоны «нон — грата» для СМИ.

Барон Мюнхгаузен – лжец, фантазер и хвастун

Его девиз: «Mendace veritas» — лат. «истина во лжи».
Все помнят фантастические истории Мюнхгаузена, например, как он приехал в Петербург на волке, запряженном в сани, его рассказы о взбесившейся шубе или вишневом дереве, выросшем на голове у оленя. Такому любителю выдумывать невероятные истории разве что подойдет быть писателем-фантастом. Но у журналистов другие задачи: они должны, опираясь на подтвержденные факты, делать правдивые материалы, без преувеличений и выдумок. Главная обязанность СМИ – это предоставление обществу точной и достоверной информации. Барону Мюнхгаузену и людям, на него похожим, с этой задачей не справиться, хотя реклама у них вполне может получиться. Ей все равно уже давно никто не верит.

Мери Поппинс – вечная нравоучительница

Она любит всех воспитывать, чтобы все было по правилам. Из нее вышла хорошая няня для детей, но она была бы плохим журналистом. Ведь журналист не должен заниматься морализаторством. Эта традиция – учить жизни — идет еще со времен Советского Союза. Помните статьи тех лет? Что не возьми — всюду мораль, поучения на тему: что членам партии делать можно, а что категорически запрещается. Но наш читатель и зритель намного умнее, чем мы думаем. И нельзя ему навязывать свое мнение, тем самым ограничивая свободу выбора. Человек вправе сам определиться, что ему делать. Можно лишь посоветовать, но ни в коем случае не приказывать.

Дон Кихот – борец с ветряными мельницами

Несомненно, у этого героя прекрасные намерения: он становится странствующим рыцарем, чтобы искоренять зло и неправду, защищать слабых и обездоленных. Проблема в том, что действительность в его восприятии искажается под воздействием прочитанных рыцарских романов. И все, что делает такой журналист-Дон Кихот, настолько бессмысленно и нелепо, что даже теряется здравый смысл в его поступках. Он из тех, кто хотел как лучше, а получилось как всегда. Такой журналист — довольно опасный тип: он видит врагов там, где их на самом деле нет. Желая совершить доброе дело, он только наносит вред. Так, например, Рыцарь Печального Образа пытается спасти пастушка от побоев хозяина, но после того, как он уезжает, разозлившийся хозяин избивает мальчика до полусмерти. Последствия безрассудства такого журналиста будут разгребать другие люди (редактор, герои публикации и репортажей и пр.) — как раз те, кому он искренне хотел помочь.

Почтальон Печкин – ворчун без велосипеда

Человеку, который не любит людей, не понимает и не хочет понять их, которого они раздражают, нечего делать в журналистике. Ведь по Международному кодексу этики журналист обязан уважать честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. К тому же главный источник информации для журналистов – это люди. Чтобы получить у них необходимую информацию, нужно вызвать у людей доверие, возможно, симпатию, а главное – расположить к своей персоне, вызвать желание отрыться перед тобой. Для этого журналисту следует быть искренним, любопытным и обаятельным человеком. И никакой редактор не станет ждать, когда придет время, Печкину подарят велосипед и он станет добрым и милым.

Винни-Пух – любитель бесплатных обедов

Такому герою сложно устоять перед искушением: за баночку меда может продать и свою репутацию, и престиж своего издания, и мать родную. Но, как мы знаем, согласно Кодексу профессиональной этики, журналист вообще не должен принимать ни прямо, ни косвенно никаких вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера.

Пиноккио – обманщик, который не умеет врать

Не умеешь обманывать — не берись! (народная мудрость). А то еще и в суд подадут. На самом деле, искажение фактов, клевета — это очень тяжелые профессиональные преступления. Ведь такой журналист, как Пиноккио, распространяя заведомо ложные сведения, может нанести ущерб кому бы то ни было.

Д’Артаньян – петушистый мушкетер

Вспыльчивость, чрезмерная эмоциональность, безрассудство – далеко не лучшие черты характера для журналиста. Наоборот, в нашем деле нужна холодная голова и креативные мысли. То, что Д’Артаньян не лезет за словом в карман, это неплохое качество для сотрудника газеты или телевидения, но он способен обидеть человека неосторожной фразой. А если эта фраза будет опубликована в каком-нибудь из средств массовой информации, то проблем с таким «ценным кадром» будет много.

Труффальдино – слуга двух господ

«Воистину, служу двум господам и получаю плату от обоих!». Ловкий и изворотливый человек, который параллельно работает на несколько СМИ, и сливает информацию из одной газеты в другую – это не лучший пример того, как нужно работать.

Рассеянный с улицы Бассейной – абсолютно неорганизованный, невнимательный человек

«Вместо шляпы на ходу я надел сковороду». Суетливый, все время что-то путающий журналист, он может опоздать на пресс- конференцию, забыть ручку, прослушать все самое главное, перепутать фамилии участников и выдать не соответствующий правде материал.

Маугли — свой среди чужих, чужой среди своих

Он с трудом идет на контакт с людьми. А коммуникабельность – это главный инструмент журналиста.

[hr]

 

Не хочу жить стандартно


[u]

 

Алексей ГАЙДУКОВ

[/u]
Ещё в школе я хотел стать журналистом. Ребёнок, воспитанный Голливудом, я видел эту профессию в лёгком розоватом свете: милые молодые люди в поисках сенсации рискуют своими жизнями, в награду же получают популярность. Журналисты отважны и хитры, а интуицией не уступят серьёзному детективу.

Прошло некоторое время, очертания профессии изменились, теперь уже не слава и известность, а правда стоит во главе. Ведь в мире столько несправедливости. Будучи журналистом, можно влиять на сильных мира всего, указывать на недостатки общества. Вот только со временем узнаёшь, что не всё так просто. А правду порой лучше и не знать, так спится лучше.

И уже не правда цель молодого журналиста. А что же тогда? Информировать общество, развлекать его… СМИ – это бизнес. А журналист – продавец, который продаёт свои статьи в интересах публики.

Вот, собственно, и первый ответ на вопрос, каким журналистом я не хочу быть. Я не хочу быть отчаявшимся журналистом, не верящим в общество и силу слова над ним.

Журналист из-за специфики своей профессии часто видит гноящиеся раны на теле общества. Там, где у обычного человека срабатывает режим самозащиты, у журналиста происходит все наоборот. Но это не может продолжаться всю жизнь. Со временем внимание и чуткость притупляется. И вот уже взгляд журналиста скользит поверх проблемы, не замечая и не видя её.

Я не хочу быть равнодушным журналистом.

С детства нас учат не врать. К числу важнейших принципов журналистики относятся правдивость и объективность. Но порой наша пресса ради сенсации публикует заведомую ложь, информацию о несуществующих, надуманных событиях.

Я не хочу врать ради того, чтобы материал казался интересней.

Журналист может устать от журналистики. Она может вытянуть из него все соки, и в итоге получаем второсортного писаку, мыслящего и говорящего шаблонами и по стандартам.

Я не хочу жить стандартно. Я за чистое творчество в любых его проявлениях.

[hr]

 

Этюды: Они. Он. Она


[u]

 

Нора ГАГАРИНОВА

[/u]
Они
Завершающее слово модератора пресс-конференции – и участников приглашают к фуршету. Небрежно одетый, небритый пожилой мужчина вдруг оживляется, кладет в карманы старой куртки диктофон, блокнот и подходит к столу — сразу к той его части, где расположены спиртные напитки. К нему присоединяется небольшая группа подобных ему не только мужчин, но и женщин, которые не торопятся домой, не спешат писать материалы, а просто с умным видом обсуждают что-то незначительное за стаканом бесплатного вина. Кто-то тайком заворачивает печенье в пакет и прячет его в сумку, а кто-то жадно и невозмутимо уплетает бутерброды. Эти люди не могут позволить себе очень многого из жизненных благ, перестали следить за своим внешним видом и вовсе не считают постыдным чувство зависти к тем успешным, богатым и несправедливо удачливым, о ком порой приходится писать. Всю жизнь они служили профессии, которая затянула их в свою рутину и задушила низким жалованьем региональных изданий…

Он

Успешный молодой человек с мобильным телефоном последней модели и квартирой в центре столицы. Он умен и хорош собой, окружен женским вниманием, умеет красиво говорить и обладает потрясающим чувством юмора. Но вот почему-то не все коллеги-журналисты здороваются с ним при встрече, хоть это и вовсе не огорчает нашего героя: «завидуют» — полагает он.

Если взглянуть на одну из его статей, не зная раскрученной фамилии автора, можно легко обвинить журналиста в бездарности. Но он мастерски овладел искусством плетения интриг и даром убеждения. Порой он с гордостью вспоминает, как во времена одной из избирательных кампаний, будучи доверенным лицом и сотрудником генерального пиар-департамента, продавал секретную информацию оппонентам и писал жестокие, беспринципные заказные статьи под псевдонимами. Да, ему немного жаль своего начальника, потерявшего должность после поражения партии, но начальником стал он и новенький джип быстро отгоняет редкие позывы совести.

Сегодня он успешный репортер и фотограф светской хроники, имеет множество друзей и контактов, поэтому нередко использует свои источники для продажи эксклюзивной личной информации знаменитостей в желтые издания. За ним – настоящее и будущее журналистики, а совсем недавно ему предложили начать еще и политическую карьеру…

Она

Ей скоро 40, и такой творческий путь – пример для восхищения и подражания. Корреспондент местной газеты, сотрудник информагентства, редактор молодежного издания, теле-корреспондент крупного канала, ведущая новостей, международный спец-корреспондент, ведущая и продюсер авторского проекта – самой рейтинговой телепередачи страны. Талант, эрудиция, яркая интересная жизнь, путешествия и приключения, уважение коллег, любовь публики, безукоризненная репутация, дорогие салоны и рестораны, гардероб «от кутюр», связи, «звездные» друзья, полная самореализация и успех – чего еще можно желать в этой жизни?

Но порой, поздним вечером придя к себе домой в роскошные пустые апартаменты или где-нибудь в Испании в один из редких отпусков за чашкой кофе и ментоловой сигаретой в прибрежном ресторане, одинокая и шикарная, она вспоминает те далекие годы, когда не было ни денег, ни славы, но были его зеленые глаза и его слова: «Я люблю тебя, Оля, очень люблю! Выходи за меня замуж, мы будем счастливы и все у нас будет…»

Но тогда она отказалась: «Извини, милый, я пока не могу»: её только назначили на новую должность и карьера была важнее. Сегодня он состоятельный бизнесмен и иногда они видятся на различных мероприятиях и светских раутах. Его жена – милая и добрая женщина без каких-либо карьерных достижений, дети учатся за границей. Теперь и она бы все на свете отдала за тихое семейное счастье, любовь и слово «мама». Но никто не увидит горькой слезы под черными очками Versace, и даже если увидит – то не осмелится спросить, да и помочь не в силах. Она ведь такая звездная, такая сильная и независимая журналистка…

[hr]

 

Антигерой из царства прессы


[u]

 

Екатерина УТЕНКОВА

[/u]
Профессия журналиста является одной из самых противоречивых. Говорить сейчас о том, каким бы журналистом я не хотела быть, никогда не получится честно. Жизнь заставляет нас выбирать себе разные пути. Хочу лишь тезисно еще раз проговорить те моменты, которые меня действительно тревожат в журналистике, и к которым я бы не хотела иметь никакого отношения.

Мне не хотелось бы поддаться искушению и стать антигероем из царства прессы, к которому бы потеряло доверие общество.

Я не хочу врать обществу, в котором живу, так как это означает врать самому себе. Но я не хотела бы стать и скучным писакой.

Хочу нести людям правду, пусть иногда и горькую, не хочу наговаривать на людей для того, чтобы статья привлекла внимание. Не хочу прибегать к недостоверным источникам информации.

Не хочу быть журналистом без собственного мнения.

Не хочу гнаться за славой. В «желтой» прессе правды и искренности столько, сколько в газетных утках. Не хочется быть безграмотным, несведущим, безучастным журналистом.

Если придется работать в печати, то не в таких изданиях, где на человека льют грязь. Не хотела бы заполучить скандальную популярность, работая в изданиях, подобных «Экспресс-газете.

Не желаю быть скучным, неактуальным, недостоверным. Это ужасно – передавать сплетни, услышанные в подворотне.

Самая важная творческая задача – поиск стиля. А это, прежде всего, поиск индивидуальности. Я не хочу быть журналистом без собственного стиля…

Я не хочу быть популярным журналистом… Главное для меня – это достойный заработок. Мне совсем не обязательно, чтобы меня узнавали на улицах и просили дать автограф. Желание популярности, порой есть отголоски некоторых психологических комплексов, о которых каждый человек знает сам. Наверное, поэтому меня никогда не интересовало телевидение. Я не хочу быть журналистом, работающим на телевидении…

Внутренние стимулы у журналистов сугубо индивидуальны. У кого-то это двигатель идей, у кого-то они отсутствуют в целом. Мотивы (внутренние стимулы) – это прежде всего желание просто писать. Практически у всех людей с гуманитарно-филологическим складом ума желание писать (творить на бумаге) есть главным двигателем их творчества.

Зачастую многие журналисты бьют себя в грудь и говорят о том, что их мучает бессонница, они безумно переживают за то, что происходит в их стране ( в их городе, на их улице, в их подъезде и т.д.). И именно это подвигает их творить материалы на проблемную тематику, не требуя ни гроша взамен. Лично мне таких людей не понять, и понимать не хочется. Либо они врут, либо действительно настолько подвержены чувству сопереживания. Но главное то, что от их стараний мало что меняется и это есть факт. Нужно быть реальным журналистом. Никто не говорит, что якобы глупо писать на волнующие нас темы. Писать нужно. Но также нужно быть честным по отношению к аудитории и задавать себе вопросы: действительно ли эта ситуация трогает мою душу и сердце? И если честный ответ будет все же «да», то все равно не стоит забывать о себе. Я бы не хотела бы быть журналистом, зависящим от своих внутренних мотивов и эмоций…

Ценности и ценностные ориентации, пожалуй, самый спорный и, опять же, индивидуальный и сугубо личный момент в творчестве журналиста. Могу сказать лишь то, что всегда нужно действовать по простому врачебному методу – «не навреди». Я не хочу быть журналистом, у которого отсутствует ценностная ориентация…

Я не хочу быть обычным журналистом… Все выше перечисленное дает понять, что только индивидуальность и особенность журналиста может его сделать настоящим профессионалом. Сама же особенность журналистской деятельности заключается в ее индивидуально-творческом и лично-содержательном характере.

Каким журналистом не хочу быть? Невостребованным. Ненужным. Безумным. Полностью поглощенным работой и живущим только ею — вечно в бегах и собственных мыслях. Забывшим о своей жизни, своей семье, своих друзьях и самом себе. Бесчестным. Умалчивающим, знающим правду, но не решающимся рассказать о ней. Безынициативным. Навязчивым.

[hr]

 

Слишком творческим быть плохо


[u]

 

Анна МАЛЮТА

[/u]
Каким журналистом я не хочу быть? Первое, что приходит на ум, это то, что я не хочу быть журналистом необязательным. Это когда данное тебе задание выполняешь в последний момент, а ведь так хотел сделать его с чувством, с толком, с расстановкой… но нашлись другие, куда более важные дела…

Стыдно быть и неграмотным журналистом. Ведь сейчас нормы языка диктует не литература, а именно средства массовой информации.

Одна из забытых функций журналистики – просвещение, обучение. Журналист обязан делать слова редкого употребления доступными для читателя, расширить его словарный запас и обогатить лексикон. В русском языке есть удивительные языковые обороты, знакомство с которыми может принести читателю максимум пользы и удовольствия. Существует в профессии журналиста такая опасность, как «воздвижение себе прижизненного памятника», но эта проблема есть во многих профессиях связанных с творчеством.

В журналистике без творчества невозможно — это с одной стороны, а с другой, журналистика — это техническая работа… Я не хочу быть таким журналистом, который вдавался бы в одну из этих крайностей.

…Журналистом надо быть каждый день, «по состоянию души», работать в этой профессии, учиться этой профессии и наслаждаться ею.

[hr]

 

Он просто живет и работает в удовольствие


[u]

 

Мария ГОЛИК

[/u]
Что значит для журналиста его профессия? Это метод зарабатывания денег или же путь к реализации своих профессиональных амбиций? В первом случае журналист будет в погоне за денежной наградой работать как заведённый. Бегать, искать, спрашивать, узнавать, писать без остановки. Но надолго ли хватит здоровья жить в таком ритме, и не станут ли такие материалы сухими и безжизненными?

Во втором же случае журналист выкладывает все свои силы, чтобы реализовать свой творческий потенциал. Пишет живо, с эмоциями. Не скупится своими душевными силами, чтобы воспринять и переработать информацию. Да, его признали, его читают, его фамилию узнают. Но он всё ещё в старой квартире, питается там, где подешевле, одевается там, где недорого. Он пуст внутри – его психика не выдерживает такой нагрузки.

Какой же он, журналист в моем представлении? Это гармоничный человек, который не боится прочувствовать ситуацию, но не позволяет «мусору» загрязнять его ум и душу. Он не гонится за лёгкой наживой, но знает цену своему труду. Он спокоен за себя и свою семью – она сыта и одета. Его совесть чиста и перед редактором, и перед читателем. Его имя известно подписчикам и в кругу его коллег. Его уважают, ценят его мнение. Он не боится браться за новые темы и экспериментировать в своих работах. Он не откажет молодому начинающему журналисту в помощи или совете.

Он просто живёт и получает удовольствие от своей работы.

[hr]

 

Не хочу быть равнодушным журналистом


[u]

 

Дарья ЧИРКОВА

[/u]

Первое, что мне пришло в голову, когда я услышала эту тему, было: «Равнодушным». Ведь когда ты пишешь о том, что тебе самому неинтересно, материал вряд ли можно назвать удачным.

Потом я подумала ещё и поняла, что хуже равнодушия может быть безрезультатность и бесполезность. Если твои материалы соответствуют ожиданиям аудитории, если их читают и не остаются разочарованными – тогда твоя работа полезна и результативна, тогда ты востребован в журналистике. Именно поэтому я не хочу быть журналистом бесполезным, журналистом, чьи материалы не нужны аудитории.

[hr]

 

Нас не учили, каким он не должен быть


[u]

 

Елена Куртмуллаева

[/u]

Правда, а каким не должен быть журналист? На протяжении 4 лет в стенах университета нас учили КАКИМ (!) должен быть журналист, а вот каким не должен — к сожалению, отдельной лекции на эту тему не было…

Итак, журналист должен иметь высшее образование, и неважно, в какой области. Главное, чтобы человек был отличным специалистом в своем деле (медицина, политика, экономика и т.д.), был увлечен своей профессией и имел большое желание рассказать людям о тех проблемах, с которыми хорошо знаком, как профессионал своего дела.

Журналист должен быть доброжелательным, открытым, коммуникабельным, также настоящему журналисту (если он считает себя таковым) нужно обладать чувством справедливости и быть готовым всегда помочь тому, кто непосредственно, в этом нуждается.

Журналист должен быть терпимым к точке зрения, которую он не разделяет, он должен воспитывать в себе дипломатичность и широту взглядов. Единственное, на мой взгляд, к чему нужно всегда оставаться непримиримым – это пропаганда войны, насилия, национальной и социальной розни.

Также я считаю, что журналист должен писать «правду, всю правду, и ничего кроме правды». Не искажать истину ради получения выгоды. Не должен использовать свое профессиональное положение как оружие устрашения каких-либо проблем, журналист тем самым может повредить, как и своей репутацией, так и репутацией издания в котором он работает.

Я указала некие каноны журналистской профессии, которые и помогают человеку добиться определенных успехов в журналистском творчестве, а если человек не обладает ни одним вышеперечисленным качеством, не в коем случае не должен быть журналистом, и следовательно, не должен работать в сфере масс-медиа.

[hr]

 

Набор не совсем стандартный


[u]

 

Юрий Федоров

[/u]
Мне не хотелось бы стать журналистом:
продажным;
глупым;
заангажированным;
манипулирующим;
купленным;
помешанным на журналистике.
Этот список можно ещё продолжать.

И поэтому:
обслуживающим рекламу и PR;
скучным;
сенсационным;
скандальным.

На этом остановимся. Кто-то скажет: «Бла-бла-бла. Стандартный набор всех студентов-первокурсников». На что я отвечу, что набор не совсем стандартный, и что кое-какие качества из него актуальны всегда.

Честной, непродажной журналистики не бывает. Кто это сказал? Я думаю, многое зависит от желания.

Быть подручным средством рекламщиков – это хорошо? Манипулировать людьми? Врать тысячам – это хорошо? А что по поводу продажности? Деньги правят миром? За них напишем, что угодно? Покажем, снимем, сольём, расскажем? Быть честным – это устарело? Повторюсь: бросьте! В этих принципах нет ничего нового, они стары, как мир. Но это не означает, что они неактуальны или невыполнимы. Убеждение в обратном даёт журналистов, которые занимаются пустозвонством: они пишут, говорят, снимают, но всё это, по большому счёту, не стоит ничего, поскольку правды и искренности в их «творчестве» не больше, чем в электрочайнике.

Конечно, мне не хотелось бы быть журналистом нищим, но зарабатывать на хлеб с маслом и на всё остальное планирую честно. Если в современной журналистике это невозможно, придётся поменять профессию.

Это – одна из причин, по которым я не хочу быть зацикленным на журналистике. Журналистика – слишком серьёзное дело, чтобы позволять себе быть плохим журналистом.

[hr]

 

«Правда за бабло» — это не моё


[u]

 

Вита МАЛАШИНА

[/u]
Умалчивание фактов, «журналистское киллерство», «правда» за бабло (сразу хочу извиниться за лексику), обожание власти «в пятую точку»… — все это как- то не по мне.

И я, как будущий журналист (говорю сейчас так, потому что не хочу врать: не думаю, что на данном профессиональном уровне я могу называться Журналистом, пока не могу.), считаю, что на меня будет возложена большая ответственность. Все, что будет вылетать из моих уст и чернеть из-под моего пера, может повлиять на чью-то жизнь.

Многие преподаватели и ведущие журналисты считают, что пиарщик — это не журналист… Но почему?! Да, пиар — это всегда деньги, но это не означает грязные или продажные деньги… Можно кого-то или что-то хвалить, но при этом быть верным себе, своей совести. Быть честным самим с собой — всегда хорошо и полезно. По крайней мере, материальные блага не вечны, они приходят и уходят из нашей жизни. а вот от себя никуда не деться… Поэтому я буду всегда стремиться сохранить себя, свое «Я».

Я точно знаю, что слушать никого не буду. В своем журналистском «бреду» я буду разбираться сама. Конечно, есть люди, к которым я буду прислушиваться, но главные мои советчики — это моя совесть, честь и воспитание, которое дали мне мои родители и преподаватели. За что им ОГРОМНОЕ спасибо!!!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

День любовниц

О чём договорились Саратов и Лужков?

Под бой кремлевских курантов

Борис ВАСИЛЬЕВ