Крымское Эхо
Крым

Как живешь, российский Крым?

Как живешь, российский Крым?

Победа Дональда Трампа на выборах в США вновь вынесла на поверхность тему санкций против России из-за Крыма. И ещё раз показала, насколько то, что люди читают в так называемых мировых СМИ, не соответствует действительности.

Пройдёт совсем немного времени, и мы все, вместе с нашей родиной Россией, будем отмечать трёхлетие крымского референдума, который положил начало законному возвращению утраченной части страны. Не все знают, но это было четвёртое по счету голосование, которое из раза в раз лишь подтверждало желание и неуклонную волю крымчан жить в границах Российской Федерации.

Начнём с того, что Крымская республика была соучредителем СССР. Затем, как вы помните, был 1944 год, когда Крым лишился статуса автономии и части своего населения — я говорю о насильственной депортации армян, болгар, немцев, итальянцев, греков и крымских татар. А 1954 год отметился тем, что Крым в качестве подарка Никита Хрущёв преподнес Киеву в знак особой благодарности — правда, говорили, что мотивы такой передачи были чисто хозяйственные…

Ещё не развалился Советский Союз, а крымчане пришли на первый в СССР референдум — 20 января 1991 года — с вопросом: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника союзного договора?» Как видите, никакой «мечты» продолжить жить в составе Украины не просматривается. В референдуме приняли участие более 81 процента жителей, имеющих право голоса, из них более 93 процентов сказали «да».

Следующий референдум был 17 марта того же года — крымчане подтвердили свой выбор, высказавшись в пользу «сохранения СССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности».

Наконец, даже на Всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года крымчане не поддержали Акт провозглашения независимости Украины, принятый Верховным Советом УССР, необходимым большинством: и в Крыму, и отдельно в Севастополе доля такой поддержки составила лишь примерно 36 процентов от численности избирателей.

И, наконец, четвертый «всенародный опрос» — референдум 16 марта 2014 года. Здесь цифры такие: к урнам пришли более 83 процентов избирателей, за вхождение в РФ высказались 96, 77 процента. Заметим, что в бюллетене очень демократично был добавлен и вопрос о том, что республика может остаться и в составе Украины — это мнение поддержало только 2,51 процента крымчан.

Но не только данные референдума подтверждают высказанный тезис о тяготении крымчан к России: все выборы, как местного, так и украинского масштабов, подтверждают, что при прочих равных жители полуострова всегда отдавали предпочтение тем кандидатам в депутаты и партиям, кто имел в программе строчку о дружбе с Россией.

Теперь пришел черёд напомнить, почему вообще оказалось возможным проведение референдума в 2014 году. Всерьёз эту альтернативу крымчане стали рассматривать после страшного случая с автобусом, на котором активисты, побывавшие на Антимайдане, возвращались домой. Под Корсунь-Шевченковским его остановили местные жители, выгнали людей из автобуса, избили, транспорт подожгли. Несколько человек погибли тогда…

Именно тогда стало ясно, что в Киеве произошёл государственный переворот, к власти пришла кучка людей, которые не остановятся ни перед чем. История со спасением Виктора Януковича, которая подробно описана в фильме «Крым. Путь домой», тому лишнее подтверждение.

 …В августе нынешнего года в центре Симферополя, столицы Республики Крым, был воссоздан памятник Екатерине II — тот самый, который взорвали большевики в 30 годах прошлого столетия. Крымчане все эти годы помнили указ императрицы от 19 апреля 1783 года: «…решилися мы взять под державу нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону. Возвращая жителям тех мест силою сего нашего Императорского Манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за себя и преемников престола нашего, содержать их наравне с природными началами подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру, коей свободно отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно; и дозволить напоследок каждому из них состоянию все те преимущества, каковыми таковое в России пользуется; напротив чего от благодарности новых наших подданных требуем и ожидаем Мы, что они в счастливом своем презрении из мятежа и неустройства в мир, тишину и порядок законный потщатся верностию, усердием и благонравием уподобиться древним нашим подданным и заслуживать наравне с ними монаршую нашу милость и щедроту».

 ***

Сегодня Республика Крым и город федерального значения Севастополь входят отдельными субъектами федерации в состав России, в Южный федеральный округ.

Сказать, что жизнь сразу наладилась и засверкала яркими красками, конечно, нельзя. Вначале был очень трудный период переоформления личных документов — паспортов, других документов. Все, кто на день референдума проживал на полуострове, были признаны гражданами РФ.

Вроде логичное и правильное решение — но жизнь многообразна, и приносит совершенно неожиданные и не всегда приятные сюрпризы. Скажем, как быть со студентами, которые учились в украинских вузах? Или, простите, с отбывающими срок крымчанами в украинских городах и гражданами Украины — в крымских пенитенциарных заведениях? А с крымчанами, которые уехали жить в Украину, но пожелавшими вернуться домой?

Особые хлопоты выпали на владельцев автомобилей — одно то, что власти пришлось несколько раз устанавливать конечный срок их перерегистрации, говорит о многом. И дело тут не в желании сэкономить на уплате налога на транспорт — как быть, если тебе надо часто ездить в Украину, а на границе для твоего авто с российским номером будет «особая проверка»?

Не раз Крым потрясали страшные истории о том, как на украинской стороне машины с крымскими номерами останавливали, отбирали, а их владельцев едва оставляли в живых.

Это был 2014 год, остаток которого прошел для крымчан в хлопотах и очередях. Тогда же Украина, по предложению, кстати, бывшего жителя Крыма, бывшего его вице-премьера, перекрыла Северо-Крымский канал, оставив полуостров без воды. Особенно сильно это ударило по жителям северных районов полуострова, где издавна селяне занимались выращиванием риса и где вода нужна для предприятий химической промышленности. Европа этого не заметила.

Не заметила она и другие блокады, которые организовала верхушка нелегальной организации — меджлиса. Делали они это под прикрытием заботы о проживающих на полуострове «соотечественниках». Поэтому они перекрыли дорогу для завоза продуктов питания — скажем, фермеры из Херсонской области, граничащей с Крымом, вывозили на полуостров значительную часть своей продукции. По большей части, проиграли именно они, поскольку лишились рынка. Крымчане в этом случае не пострадали вообще — ну, разве что пришлось найти для себя новые бренды, уже российские. Российский бизнес быстро затянул все образовавшиеся лакуны.

А 22 ноября 2015 года эта этническая банда подорвала все три линии электропередачи, которые питали полуостров, оставив крымчан без электроэнергии. И опять мир сделал вид, что этого не заметил. Но ведь это была настоящая гуманитарная катастрофа! Дети, больные, производство, да просто люди в своих домах остались без главного инструмента нашей цивилизации…

И опять — если бы не Россия, тут же приступившая к строительству энергомоста, два с половиной миллиона жителей Крыма ещё долго пребывали бы в первобытном состоянии. Энергомост заработал в рекордные сроки — но их хватило для того, чтобы сейчас республику накрыла волна «детей блэкаута»: количество новорождённых бьёт сегодня рекорды последних лет. Это так, к слову.

Владимир Путин недавно отметил то, с каким достоинством держались жители полуострова, переживая все неудобства такой «блокадной» жизни. Я бы назвала это «пятым референдумом» — своим поведением люди ежедневно подтверждали свой выбор. Если вы думаете, что это нетрудно и нестрашно, попробуйте хотя бы день прожить без воды, света и продовольствия…

Удивительно, но, кажется, и сама природа болеет за крымчан: никогда раньше не было такого обилия дождей, которые жители полуострова научились собирать в водохранилища. Вот и сейчас у автора этих строк за окном льет сильнейший ливень, который позволит говорить о том, что живительной влаги нам хватит уж точно до начала лета…

В Крымской республике государственными признаны три языка: русский, крымскотатарский и… украинский. Уверяю вас, никакой ненависти к Украине у моих земляков вы не увидите. Разве что посмеются над совсем уж нелепыми высказываниями тамошних политиков да погорюют вместе с украинским народом над его долей. Мы понимаем, насколько сейчас там тяжело жить обычному человеку — зарплаты мизерные, а коммуналка непомерно высокая.

Кстати, сказать, что в Крыму все наоборот: коммуналка небольшая, а зарплаты огромные, — нельзя категорически. Увы, при том состоянии экономики, которое осталось от Украины, еще удивительно, что хоть что-то работает. Многие бизнесмены потеряли бизнес, наработанные связи — но как раз именно сейчас создаются новые предприятия, устанавливаются новые каналы поставок. Не всё проходит гладко, крымчане ворчат на власти, которые, на их взгляд, медленно разворачиваются.

Но ведь и власть — это люди. Многие из них остались с украинских времён — взять новых с материка можно, но нужно ли? Свои лучшие кадры ни один губернатор не отдаст, а не лучшие нам не нужны. Поэтому сейчас идёт очень сложный процесс притирания человека к власти и власти к человеку.

Россия сделала для крымчан особый переходный период, его действие по основным направлениям сейчас уже закончилось, хотя многие признают, что сняли его рановато. Скажем, в образовании он продолжается — например, выпускники школ поступают в вузы по особым правилам. Кое-где ещё разрешается работать по украинским правилам, но каждый день эти рамки сужаются.

Украина не смирилась с потерей Крыма — ежедневно мы видим информационные атаки с ее стороны. Они рассказывают миру, что тут невозможно жить, что нет ни свободы слова, ни свободы собраний. Они пишут, что ФСБ бросает за решетку невинных крымских татар — естественно, не указывая, что это члены запрещенной в РФ организации Хизб-ут тахрир. И периодически засылают сюда своих диверсантов. Так было в августе этого года на севере Крыма, когда погибли двое российских военных. Так было 9 ноября в Севастополе, где у троих задержанных украинских военнослужащих изъяли огромное количество оружия и взрывчатки.

Я была бы неправа, если бы не сказала ничего о санкциях. Конечно, они нам мешают жить. Я как крымчанка не могу свободно поехать во многие страны мира. На каком основании меня лишили одной из важнейших демократических свобод — свободы передвижения? Я не могу воспользоваться услугами крупнейших российских банков — они просто не заходят на полуостров, боясь попасть под санкции. Кстати, крымчане не одобряют такой боязни: вот, зашли же авиакомпании, все, дружно, ничего не испугавшись, — и никто их не тронул. Так могло бы случиться и с банками. Увы, не случилось. Ничего, подождём: у нас уже есть своя банковская система, и она учится с каждым днём работать все более оперативно и правильно.

Не побоялся зайти в Крым Аркадий Ротенберг со своими компаниями — и теперь он строит мост, который пуповиной свяжет Крым с материком.

Хотя приехать на полуостров отдыхать отсутствие моста не мешает: республика готовится встретить шестимиллионного туриста в этом году. Примечательно, что повадились к нам на отдых и европейцы — с каждым годом их число практически удваивается. Положили глаз на полуостров и китайцы — ждём, что на следующий год их приедет заметное количество.

Вообще, иностранные делегации приезжают в Симферополь и Севастополь довольно часто. И не только бизнесмены. Скажем, в октябре мы встречали делегацию парламентариев из Италии, пару дней назад по крымской земле ходили народные дипломаты из Германии, а вслед за ними — их земляки-судостроители.

Как говорит глава республики Сергей Аксёнов, кто успеет застолбить себе место под крымским солнцем сейчас, тот неизбежно выиграет. Проиграет тот, кто будет ждать, когда снимут санкции.

Ну, а что дал Крым России? Кризис? Нет! Как утверждает Владимир Путин, кризис случился бы и без возвращения Крыма. А вот чувство гордости за страну, радость за спасение крымчан — да, это у россиян появилось. Как говорят эксперты, Крым заставил многих россиян задать себе очень сложные и важные вопросы, без поисков ответов на которые человек не может считаться гражданином.

И все-таки: почему Крым так молниеносно собрался и сбежал в Россию? Этот вопрос как раз и задают гости полуострова. А мы отвечаем: да мы всю жизнь собирали свои чемоданы, чтобы уехать. Нам про эти самые чемоданы Украина сказала еще в 1991 году — с тех пор и собираем. Каждый день мы убеждались в том, что не можем жить в государстве, где почитают Бандеру и Шухевича, где не чтят память о подвиге советского солдата, освободившего мир от фашизма; мы не можем спокойно смотреть, как из наших детей делают иванов, не помнящих родства; как требуют забыть родной язык и перейти на чужой; как навязывают ценности, которые нам претят, — скажем, гей-культуру, ювенальную юстицию. Как оказалось, иметь привычную, традиционную гуманитарную среду для крымчан оказалось куда важнее, чем технологические примочки, которые даёт Европа. Сохранив первое, второе наверстать будет не так уж и трудно…

Крым для администрации Обамы, с подачи которой были введены санкции против России, был лишь предлогом для более серьёзной игры против Европы. Как поступит в этой ситуации новый президент США, увидим уже скоро.

Специально для сайта «Русский Альбион»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Между политическим кланом и партийной демократией

В Бонне признали: десятилетия Крым никто не тронет

Шесть минут для доброго дела