Крымское Эхо
Общество

Как СМИ устраивают в стране ажиотацию,

Как СМИ устраивают в стране ажиотацию,

И КАК НА НЕЁ РЕАГИРУЕТ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ

Некоторое время назад по телевидению сообщили о новом трагическом случае. В одном из городов России сгорел психоневрологический диспансер, в стационаре которого находилось на лечении несколько десятков человек. Многие из них лежачие. Заживо сгорело 23 человека. Утрата для родственников погибших невосполнимая.

Мне, в прошлом следователю, десятки, сотни раз приходилось выезжать на осмотр места совершения различных преступлений. Осмотр места пожара —очень сложный и трудоёмкий процесс, особенно тогда, когда от какого-то сооружения остаются одни головешки. Вместе со следователем в обязательном порядке работают специалисты из пожарной части. Перед ними стоит главная задача — определить место возгорания и его причины.

Удачей для специалистов является тот случай, когда, например, на полу, под розеткой, обнаруживается оплавленный электрический утюг, а в розетке —остатки электрической вилки, что может свидетельствовать о неправильном обращении с электронагревательным прибором.

Однако поиск других мест возгорания всё равно продолжается, так как первое обнаруженное место может оказаться умелой имитацией. Будь следователь вместе с пожарным специалистом хоть семи пядей во лбу, в большинстве случаев они на месте не могут определить причину пожара. По делу назначаются десятки сложных экспертиз, которые не всегда дают однозначный ответ. Бывает так, что в заключении указано несколько вариантов, один из которых должен выбрать следователь, подкрепив его другими материалами уголовного дела.

 Именно поэтому умный следователь никогда на требовательно заданный вопрос вездесущего журналиста о причине пожара не будет отвечать на него. По простой причине: он об этом сможет что-то сказать только через какое-то время. Мне понятно состояние этого журналиста, которому в прямом эфире телеведущий без конца задаёт этот сакраментальный вопрос. Он тут же отвечает примерно так: «Валюша, я спрашивала у следователя, он только руками развёл. Больше я от него ничего не добилась». При этом горько вздыхает.

Вслед за журналистом вздыхает телеведущая Валя. У зрителя появляется впечатление, что полиция что-то знает, но по каким-то причинам скрывает от народа правду. Народ уже начинает настраивать себя на борьбу за правду.

 Через час журналисты в вышеописанном случае добились своего. В прямом эфире один из сотрудников правоохранительных органов даёт долгожданное интервью, в котором, как экстрасенс, разгадавший великую тайну, сообщает, что причиной стал непогашенный окурок сигареты, который психически больной человек воткнул в деревянную стену палаты.

 Доподлинно было установлено, что здание действительно представляло собой деревянное сооружение, облицованное кирпичом. Через какое-то время интервью дала сотрудница ПНД, которая со слезами на глазах пояснила, что у больных нет ни спичек, ни сигарет. Прикуривает сигареты для больных кто-либо из медицинского персонала. После этого процесс курения больным проходит под наблюдением.

Поэтому сразу возникает вопрос: как у больного глубокой ночью оказалась горящая сигарета, которую , оказывается, он, не погасив, воткнул в деревянную стену, что привело к пожару? Откуда дающему интервью офицеру стали известны такие подробности. Неужели дежурная уборщица раскололась и призналась в том, что она подожгла сигарету какому-то психу и отпустила в палату? Может быть, сам больной поджигатель признался в этом? Вывод офицера остаётся загадкой. Непонятно, зачем он брал грех на душу.

 Ещё один момент, который также заинтересовал меня. Через какое-то время по телеку сообщили ещё одну сногсшибательную новость. Оказывается, в диспансере отсутствовала схема эвакуации медицинского персонала и больных в случае ЧП. А это одно из самых страшных нарушений пожарной безопасности. Страшнее ничего быть не может. Сотрудники пожарной части при обследовании любого учреждения в первую очередь проверяют наличие этих схем. Кто бывал в больнице, мог заметить на какой-нибудь стенке небольшой листок, на котором красиво чёрной тушью начерчен план с указанием многочисленных кабинетов, палат, коридоров, подсобок и прочего. Тут же масса стрелок, направленных в разные стороны, к спасительным дверям.

Если подойти очень близко к схеме, то через несколько минут внимательного её разглядывания и разгадывания, можно будет даже прочесть, где находится пожарное ведро с багром.

 А теперь давайте попробуем теоретически, во имя спасения жизни, воспользоваться этой схемой. Можете себе представить глубокую ночь, крепко спящих людей да ещё принявших транквилизаторы (психотропные средства, уменьшающие чувство напряжения, тревоги, страха), которых неожиданно будят, сообщая о беде. Всё уже в чёрном дыму, электричество вырубилось, дышать нечем. А человек должен подбежать к схеме и прочитать, в какую сторону бежать.

Уверен, что ни один здравомыслящий человек не сможет воспользоваться указаниями вывешенной схемы и инструкцией к ней. Это ещё одна из показух, которая широко применялась ещё в СССР. Как говорили те, кто вывешивал эти никому практически ненужные плакатики, как и те, кто требовал обязательно это делать, довольные от проделанной работы, с облегчением говорили, что в отчётности поставили очередную галочку.

Все отлично понимали, как понимают и сейчас — случись несчастье, никто не побежит изучать инструкцию или схему. Разумнее было, если бы сотрудники пожарной части приходили не проверять наличие схемы, а профессионально рассказали бы медикам и больным, как действовать в том или другом случае. А главврач, со своей стороны, на планёрках напоминал подчинённым о требованиях противопожарной безопасности. Мне кажется, от такой профилактики было бы больше толку и пользы, чем от какой-то давно забытой сиротливо висящей бумажки среди других подобных бумажек и разного рода плакатиков о том, как победить ту или иную болезнь.

 Чем ещё всегда упорно интересуются журналисты, прибывающие на место происшествия, и телеведущие, находящиеся в прямом эфире? Установлено ли, кто виноват? Это самый жареный вопрос, на который ждёт немедленного ответа не только журналистская братия, но и справедливая публика, жаждущая немедленной расправы с виновными. И чем больше будет названо злодеев, тем легче станет на душе.

С каким удовольствием сообщают телеведущие о том, что, например, за пожар к уже трём задержанным прибавился ещё один, который был в бегах от страха перед возмездием или где-то отдыхал в то время, когда случился пожар. Понятна глубокая скорбь людей, потерявших близкого человека, и понятно их желание привлечь виновных к самой строгой уголовной ответственности. Будем откровенны — здесь, помимо нашей воли, возникает чувство мести, с которым не каждый может совладать. Начинаются разного рода требования, вплоть до организации митингов, шествий, демонстраций, перекрытия дорог и прочего, чем всегда пользуются всякие-разные либералы и другие непорядочные люди, чтобы накалить обстановку.

Сюда же моментально подключается телевидение, которое всё это тиражирует на всю страну. А это не что иное, как психологическое давление на следственный аппарат. Зная о том, что потерпевшая сторона со всеми родственниками, друзьями и товарищами жаждет немедленного отмщения, телевидение своими высказываниями круг жаждущих расширяет порой в масштабах всей страны.

Конечно же, телезрители целиком и полностью поддерживают требование о справедливом возмездии. Никого не интересует какое-то там расследование, на которое необходимо потратить уйму времени. Снова грозятся перекрытием дорог и прочими пугалками. Этот устроенный и раздуваемый шАбаш может не всегда хорошим закончиться. Недобросовестный, как говорят на Украине, переляканый следователь начинает судорожно искать того, у кого погромче имя или занимаемая должность, чтобы хотя б на время его задержать и тем самым успокоить бьющуюся за правду общественность. В анналах правоохранительных органов таких примеров предостаточно.

***

 У меня появилось желание проанализировать одно происшествие с трагическим концом. Но прежде, чем приступить к этой неблагодарной работе, хочу кое-что из юриспруденции объяснить любопытному читателю, чтоб он полученную информацию применял на практике и мог делать правильные выводы не на основании телевизионных уток, а самостоятельно.

Итак, одним из элементов состава преступления является субъективная его сторона, которая состоит из умышленных или неосторожных действий или бездействий. Умышленные действия состоят из прямого умысла (лицо предвидело и желало наступления общественно опасных последствий: решил убить — убил) из косвенного умысла (лицо предвидело наступление преступного результата, не желало его, но сознательно допускало — например, с целью уничтожения чужого дома, в котором находились люди, лицо совершило его поджог. Смерти людям не желал, так как у него была совершенна другая цель — поджог. Но он сознательно допускал смерть людей, находившихся в горящем доме).

 Неосторожность бывает в виде преступной небрежности: лицо видит возможное наступление преступного результата, но надеется, что какими-либо действиями его можно будет избежать. Водитель видит переходящего дорогу пешехода, но не останавливает машину, надеясь объехать пешехода. Однако заканчивается наездом на пешехода, т.е. ДТП.

И наконец, последнее: неосторожность в виде небрежности. Она бывает тогда, когда лицо не видит наступление опасных последствий, но в силу различных правил, инструкций и т.д. обязано было видеть. Медсестра взяла с полочки лекарство и, не прочитав этикетку, дала его больному, который от этого скончался. Оказалось, медсестра перепутала флаконы, так как согласно инструкции не прочла надпись на этикетке.

Как вы убедились, уважаемые читатели, во всех случаях, чтобы привлечь лицо к уголовной ответственности, его действие или бездействие должно быть общественно опасным, повлекшим общественно опасные последствия, и между ними должна быть неразрывная связь. Если этого нет, значит отсутствует субъективная сторона преступления, а следовательно, нет состава преступления, в которое ещё входят объект преступления (то, на что направлено преступное действие), субъект преступления (лицо, совершившее преступление), и объективная сторона преступления (сами общественно опасные действия. Например, нанесение телесных повреждений). На этих элементах состава преступления останавливаться не будем, так как вместе постараемся определить, найти субъективную сторону одного реального происшествия. Город не буду называть.

 Одно физическое лицо, имеющее в частной собственности помещение, сдало его в аренду другому лицу с правом распоряжения по своему усмотрению этим имуществом. Через какое-то время новый хозяин в помещении, приспособленном под ночной клуб, организовал для посетителей шумный вечер, во время которого была для эффекта применена красочная пиротехника. Произошёл пожар, во время которого погибло много людей. ЧП на всю Россию! Действительно, настоящая, большая трагедия, которая всколыхнула от мала до велика.

Телевидение не умолкало круглые сутки, раздувая всё больший и больший ажиотаж. Нет смысла останавливаться на передаваемых ужасах. Были задержаны те, кто непосредственно занимался пиротехникой и не соблюдал правила пожарной безопасности, и новый хозяин, допустивший в помещении применение огнеопасных средств и не проконтролировавший их применение.

Всем было сообщено, что настоящим хозяином помещения был некий коммерсант, который во время пожара, как оказалось, вместе с семьёй на каком-то Лазурном берегу нагло позволил себе греть пузо! Это вообще не допустимо! Так зажрался, что, оказывается, во время трагедии спокойно отдыхал без всякого угрызения совести. Как всё время подчёркивалось, эти чертовы богатеи не знают ни стыда, ни совести. Одним словом, взяли этого очередного злодея крутые ребята из ОУР за бока и белы руки, и усадили на чёрные нары. Конечно же, арестовали.

Телевидение гремело от бравурных речей о том, что в деле поставлена жирная точка. Наконец пойман главный виновник пожара. Вот только жаль, что не пояснили обывателю, за какие общественно опасные действия он был привлечён к уголовной ответственности. Обывателю и так было всё ясно с его выполненным требованием — даёшь главного злодея!

Постепенно всё затихло и успокоилось. Телевидение уже вовсю искало новый жареный материал. А мне не всё ясно. Конечно, я не знаю материалов дела, и потому не могу настаивать на том, что я прав в своих юридических предположениях и оценках. Чтоб было понятно, поясню на примере: читатель взял да и сдал внаём свою квартиру. На радостях укатил на вырученные деньги отдыхать за три моря и три океана. В это время придурок-наниматель квартиры давай что-то крутить и вертеть в газовой печке. Газ рванул так, что погибли соседи, а сам горе-ремонтник чудом остался жив, так как его вынесло из окна на мягкий газон.

 По телеку вы, сдавший помещение, узнаёте, что арендонаниматель попал за решётку, что вас как арендодателя, конечно, огорчило. Но вскоре вам пришлось ещё больше огорчиться, когда за вами как за собственником разрушенной квартиры пришли серьёзные ребята, забрали от стола, где вы спокойно обедали в кругу любимой семьи, и увезли, посадив на нары, на которых уже сидел ваш арендонаниматель. Ваше самочувствие? Как вы думаете, оно похоже на самочувствие того хозяина помещения, где произошёл на самом деле пожар?

Могу в чём-то ошибаться. Вдруг следствию стало известно и подтверждено материалами уголовного дела то, что тот истинный хозяин помещения, сидя на берегу ласкового океана от нечего делать по сотовому телефону давал пиротехникам указание, как искуснее взрывать петарды, чтобы как можно скорее загорелся потолок принадлежащего ему помещения. Если это так, я поднимаю руки и прошу следственные органы простить меня за мою юридическую неграмотность, которую я так и не приобрёл за десятилетия следственной работы.

 А сейчас я хочу рассказать об одном фокусе-покусе, как, если нужно, можно искусственным путём привлечь лицо к уголовной ответственности хотя бы на время. Вы уже мною подготовлены теоретически и поэтому поймёте, как можно лицо подвести к преступлению, которого он не совершал. Берём любого посетителя ночного клуба, который, к счастью, остался жив.

После разных, казалось, бы никчемных вопросов, но значимых для следствия, поступает от следователя один из важных: вы знаете, что нельзя в помещениях разводить костры, что-либо сжигать, стрелять из ракетницы, поджигать пиропатроны, поджигать петарды, устраивать фейеверки, и совершать прочие опасные действия? Ответ: конечно! Вопрос: вы видели, как пиротехник совершал ОПАСНЫЕ действия, поджигая специальный горючий предмет с огненным эффектом? Ответ: Видел, так как я стоял в метре от пиротехника.

Вопрос: вы как умный, взрослый, здравомыслящий человек, понимали, что преступные действия пиротехника могут привести к тому, что тем самым может что-нибудь воспламениться и закончиться пожаром, трагедией? Ответ: понимал. Вопрос: вы что-нибудь сделали, чтобы предотвратить пожар, вы хотя бы пытались остановить преступные действия пиротехника? Ответ: нет, не пытался. Я стоял, и продолжал смотреть.

 Вопрос: позже вы себя упрекали в том, что могли предотвратить пожар, остановив преступные действия пиротехника, но вы этого не сделали? Сейчас вы как честный человек раскаиваетесь ли в своём бездействии, приведшим к совершению преступления другим лицом? Ответ: конечно, раскаиваюсь. Мне жаль погибших. Среди погибших есть мои друзья. Теперь я понял, что в их смерти есть и моя вина, которую не отрицаю. Прошу учесть моё чистосердечное раскаяние.

Затем следователю надо допросить пару свидетелей, которые при допросе и на очной ставке подтвердят, что такой-то действительно стоял рядом с пиротехником, всё видел, но ничего им не говорил и не прервал их преступные действия. Вот и всё! Таким путём была добыта субъективная сторона бездействия соучастника преступления в виде неосторожности.

Процессуальные действия с парой свидетелей делаются для того, чтобы потом одумавшийся с помощью адвоката «злодей» не смог бы изменить своё показание, утверждая, что его вообще в ту ночь не было в клубе или был, но сидел за столом в самом конце зала и потому ничего не видел и не слышал. Поздно, дружочек. Как говорят блатные, лапти тебе уже сплели.

Другое дело — решит ли следователь направить дела в суд или ограничится предъявлением ему обвинения, а позже, при благоприятной обстановке, прекратит уголовное преследование соответствующим процессуальным документом. Процессуальное действие — предъявление обвинения, самое дорогое для правоохранительных органов, так как каждое предъявленное обвинение в статучёт вносится как раскрытое преступление, которое влияет на процент раскрываемости. А раскрываемость преступлений — основной показатель среди многочисленных других показателей правоохранительных органов.

***

 Хотелось бы с вами разобраться с командиром одной воинской части, который, как оказалось, совершил преступление, так как преждевременно перевёл солдат из холодных палаток в отремонтированное помещение, в котором не закончилась только внутренняя отделка: покраска и побелка. Некачественно отремонтированное здание рухнуло, похоронив под собой много солдат. Осуждён к реальной мере наказания командир части, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии. Это значит, конец военной карьере и многим годам тяжёлой службы, они пошли, культурно выражаясь, коту под хвост.

Так как вы немного, но всё же юридически подготовлены, попытайтесь решить поставленную перед вами задачу: в чём вина командира части, какое им совершено преступление? Чтобы облегчить решение, подсказываю: если бы в здании была выполнена вся отделочная работа, оно бы всё равно рухнуло. И рухнуло бы не потому, что не были покрашены окна, а потому, что строителями были нарушены технические нормы по капитальному ремонту здания.

Командир злополучной части во время ремонта не значился не только его прорабом или строительным инженером, но не был даже простым рабочим. Во время ремонта он нёс военную службу согласно всем её уставам. Удачи вам в решении многих подобных задач, которые вам будут преподносить работники телевидения со своим умозаключением.

***

 Думаю, что в небедной телекомпании есть юрист, который должен консультировать телеведущих любой программы, как надо правильно её вести, если она касается какого-либо преступления. Некоторые телеведущие таких программ, как «Говорим и показываем,» «В прямом эфире», «Пусть говорят», и др, очень любят порассуждать с громадной аудиторией о каком-нибудь громком преступлении, не имея ни малейшего понятия о юриспруденции, тем более о ведении следствия.

Кого только не приглашают на передачу как консультантов — таких же дилетантов, как и сами ведущие. Я просмотрел десятки таких передач. Ни разу не видел среди консультантов следователя, который, имея опыт следственной работы, помог бы телеведущему избежать ляпов, допускаемых при разборе того или иного преступления. Эти ляпы заслуживают особого внимания, но о них речь может пойти в другой статье. Хотелось бы, чтобы в будущем телеведущие в соответствующих случаях если не приглашали, то хотя бы получали нужную консультацию у профессионала-следователя. Подчёркиваю, именно, следователя, а не сотрудника какой-нибудь службы полиции.

 Привлечение лица к уголовной ответственности с дальнейшим лишением свободы является очень сложным и ответственным решением. Поэтому при получении информации о каком-либо преступлении, не торопитесь выступать с требованием: даёшь возмездие! Ожидайте решения компетентных органов. Будьте людьми, будьте во всём справедливы. 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Шестиклассники читают классику. Вслух

Вячеслав КИЛЕСА

В КФУ с 1 сентября заработает военная кафедра

.

Любовь, комсомол и весна