Крымское Эхо
Архив

Как он был от них далек…

Как он был от них далек…

 Без девяностолетнего участника Великой Отечественной Василия Андреевича Алферова в Керчи не проходит ни одно посвященное войне торжественное мероприятие. Вот и День Победы он, как обычно, будет праздновать на Митридате. На фронтовые сто грамм у него хватает душевного запала и, несмотря на все жалобы, здоровья. В этом году у него особый повод держаться, о котором он с гордостью рассказывает всем знакомым: на центральных улицах Керчи накануне Дня Победы появились билборды, где Василий Андреевич при всем воинском параде: в форме морского офицера с полным наградным комплектом.
Замечено, что люди старшего поколения, пережившие войну, плен, концлагерь, голод крепче молодых.

Умеют держать удар, и закалка у них такая, что на несколько поколений хватит с лихвой. Вот ранним утром торопится на дачу участник освобождения Керчи Анатолий Дмитриевич Костромцов. Если бы не утраченный в войну слух, то никогда не поверить, что ему за девяносто: не тащится по-стариковски, а частит на зависть молодым и вполне обходится без каждодневной помощи детей. 9 Мая он тоже непременно будет на Митридате в компании фронтовиков.

 

Василий Андреевич Алферов

9 Мая – единственный, наверное, день, когда ветераны размякают, расслабляются и открыто, не стесняясь слез, плачут. День такой, что чувств не сдержать. Я плохо представляю себе День Победы без этих не знающих старости стариков, которым память о войне не изменяет никогда. Они забывают, что было вчера, что ели на завтрак, им сто раз надо напомнить, чтобы приняли таблетку, но то, что было в их жизни, страшно подумать, без малого семьдесят лет назад, помнят до мельчайших подробностей. Эти «а помнишь?», «а вот у нас в части был случай…», «когда мы форсировали Днепр», «помню, лежал я в госпитале» не знают срока давности. Пока фронтовики живы. Да, страшно подумать, но самым молодым из них, последнего военного призыва, уже за восемьдесят.

Годы и болезни заметно проредили ветеранский строй. Из жизни ушли люди, которым, казалось, и века будет мало: столько в них было энергии, напора, чувств. Те, кто воевал по совести, обычно стеснялись рассказывать о себе, не надувались от гордости при парадных встречах, редко надевали воинские награды. Скромности были необычайной. Вытянуть из них историю о войне удавалось далеко не всегда: они не считали это подвигом и потому уходили от рассказов. Обидно, потому что война, как масштабное событие истории – это вопрос точности, и понятно, что никто, кроме фронтовиков, не мог вернее и честнее рассказать о ней.

Уйдя из жизни, они оставили после себя много белых пятен. Даже в семейных альбомах, которые хранят ломкие от ветхости военные фотографии с плохо читаемым чернильным текстом и незнакомыми потомкам лицами. «Саратов, госпиталь, декабрь 1944 г.», «В дни Отечественной войны на территории Венгрии, город Лучинец. 15.I. 45 года». «Моей доченьке-послушнице. 18 апр. 1945. Австрия». «Снято 10/II-1942 года в дни Отечественной войны», «Переформирование. Поти. 1943 г.». Кто были эти люди, оставившие по себе такую неопределенную память? Теперь узнать не у кого: не осталось в живых фронтовиков, хранивших эти снимки.

Время неумолимо приближается к моменту, когда День Победы мы станем праздновать без солдат Великой Отечественной. При существующем государственном подходе к истории той войны есть все основания опасаться, что без них этот праздник может превратиться в обычную календарную дату, хотя и памятную, возложение цветов к воинским памятникам – в формальную дань. Без солдат Великой Отечественной нам не понять, сколько правды в фильмах о войне, без них никто не подпоет Шульженко про синенький скромный платочек.

День Победы – праздник особенный. Если вдуматься, то при всем разнообразии памятных дат, которые перешли к нам от прошлого и навязаны новым временем, только Новый год и 9 Мая остались в нашей жизни истинными праздниками. Живыми, органично связанными с естественными человеческими чувствами: грустью, радостью, светлой печалью. Наверное, потому что мы все в определенной мере дети Победы. Нас просто не было бы на этой земле ни дойди советский солдат через Прохоровку, Сталинград, Эльтиген до Берлина, ни работай на оборонку пятнадцатилетние подростки, ни паши на себе женщины и старики. Может быть, это сложно принять, но это действительно так. Нас учили понимать историю войны, как событие масштабного, всечеловеческого звучания, а оно было личным, драматизированным обстоятельствами жизни каждого конкретного человека. Полистайте свой семейный альбом, найдите хранимую стариками заветную шкатулку с похоронкой, фронтовыми треугольниками или извещением о без вести пропавшем, поройтесь в памяти – и вы поймете, что, сколько бы нам ни было лет, какой вере бы вере мы ни принадлежали, какой национальности бы ни были, мы частичка той войны.

Вот довоенная фотография симпатичных девушек, двоюродных сестер, носивших по семейной традиции одно имя, а как по-разному из-за войны сложились их судьбы. Старшая окончила ускоренный курс Симферопольского мединститута и всю войну оперировала раненых во фронтовых госпиталях, стоя из-за маленького роста на специально сделанной для нее подставке. Средняя успела выехать в эвакуацию и там, стоя по колено в воде на заливных саратовских лугах, сажала и копала картофель для фронта. А младшая так и осталась самой маленькой: ее вместе с родителями расстреляли под Мазанкой.

На маленьком снимке солдат в лихо заломленной пилотке с оружием в руках. Он попал в плен, чудом выжил в концлагере, был освобожден советскими войсками, вместе с ними дошел до Вены, вернулся домой, прошел проверку, получил два ордена, к которым был представлен еще в начале войны.

У этой женщины редчайшая запись в ветхом от времени свидетельстве о браке: 22 июня 1941 года. Молодой человек, с которым она познакомилась за несколько дней до начала войны, перед уходом на фронт повел ее в ЗАГС, желая защитить в лихую годину своим офицерским аттестатом. Но не успел: пропал без вести в июле сорок первого под Смоленском. После войны она, потерявшая в войну своих родителей, разыскала в кубанской станице его мать, которая признала ее своей невесткой, а сама так и хранила ему всю жизнь верность и замуж, хотя и звали, не вышла.

Молодая женщина держит на руках ребенка, позади нее стоят двое мужчин: военный – отпущенный долечиваться после ранения муж, гражданский – приехавший в командировку в глубокий тыл старший брат. У него бронь, всю войну он работал на «почтовом ящике», помогая проводившей на фронт мужа сестре поднимать дочь: выменивал хлебную пайку на крупу и муку и при любой оказии отправлял им мешочки с кукурузой – тем и выжили.

На этого почти двухметрового красавца-сибиряка заглядывались все женщины, а он в суматохе и сутолоке московского вокзала летом сорок четвертого случайно увидел девушку. Он только и успел узнать ее имя и город, куда она ехала. После войны, наскоро повидав родителей, он проехал через полстраны, чтобы увидеть ее и еще полгода искал девушку по всему городу, потому что, сама не зная того, она дала ему адрес дома, которого у нее за войну не стало.

Когда в сорок девятом бравый капитан после десятилетнего отсутствия вернулся в родной город, он и подумать не мог, что его ждет самое большое и острое горе за всю войну: известие о гибели родителей. Выпускник-отличник строительного техникума, он в тридцать девятом поступил в Ленинградский строительный институт и с первого курса попал на Финскую. Его институтом стала Великая Отечественная, которую он закончил в Кракове. Четыре года после конца войны он служил адъютантом советского коменданта этого польского города, там он женился, там родился его старший сын. В семье его младшей любимой сестры хранится золотой перстень с рубином, который он купил ей после возвращения на родину: похожее было у их матери, на память о которой не осталось даже фотографии.

Похожие истории можно услышать в каждой семье, через которую прошла война, а других в нашей стране нет. И когда теперь пытаются навести глянец на историю Великой Отечественной и убедить нам в том, что война подравняла всех воевавших по обе ее стороны, не верьте, как бы убедительно ни звучали эти слова – вспомните историю своей семьи и защитите память тех, кто дал вам жизнь.

 

Фото вверху —
с сайта budem.blogspot.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия и США договорились о судьбе Украины. Мнение Киева никто не спрашивал

.

Крым. 1 октября

.

Добро и Зло

Николай ОРЛОВ