Крымское Эхо
Архив

К вопросу о мухах и пчелах

К вопросу о мухах и пчелах

ОТВЕТ НА ВЫПАД Г. К. КОГОНАШВИЛИ «МУХИ ВМЕСТО ПЧЕЛ»

Владимир КАЛИНОВСКИЙ

Я искренне рад, что моя книга <b>«Древностей – и замечательных, и интересных, и красивых – непочатый уголок: Церковное крымоведение (1837–1920)»</b>, вызвала искреннюю заинтересованность со стороны людей, увлеченных историей православия в Крыму. Неожиданным подтверждением этого стала и недавно появившийся на сайте «Крымское Эхо» выпад <b>Георгия Константиновича Когонашвили</b> [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&amp;op=article&amp;sid=9075]«Мухи вместо пчел»[/url]. Там утверждается, что со страниц моей книги «словно мухи слетают роями». Вслед за поэтом поинтересуюсь: «Отчего прослыл я скандалистом?» и позволю себе высказать мнение.

Более всего Г. К. Когонашвили задели в моей книге критические замечания по поводу его совместной со священником Романом (Цурканом) публикации, появившейся на страницах первого выпуска «Трудов Таврической духовной семинарии». Он считает, что появление этого сборника статей вызвало злобу у «отца лжи» и, как следствие, появление моей работы.

Правда, оригинальная аргументация? Оставлю это утверждение на совести Когонашвили, который имеет дерзновение говорить от имени Церкви о том, кто водил моей рукой при написании книги. Задам также простой вопрос: неужели кто-то всерьез полагает, что я писал книгу об интереснейшей и актуальной теме – роли православного духовенства Крыма в деле охраны культурного наследия Крыма – с целью опорочить авторов семинарского издания?

Говоря о моих замечаниях к его публикации, Г. К. Когонашвили вспоминает притчу блаженного старца Паисия Святогорца о пчелах и мухах, акцентируя внимание читателей на том, что последние «в любом месте находят нечистоты». Однако при этом Георгий Константинович сам уподобляется мухе…

С рвением, достойным лучшего применения, он налетает на аспекты моей работы, которые не нравятся лично ему. Все они относятся к первой главе исследования, где рассматривается историография церковного крымоведения. Оппонент при этом полностью игнорирует другие части моей монографии: об источниках по истории краеведческой работы православного духовенства в Крыму, о «Русском Афоне» архиепископа Иннокентия, о Херсонесском монастыре как центре церковной археологии, о вкладе священнослужителей в дело охраны памятников Крыма.

Не исключено, что он их просто не осилил. Г. К. Когонашвили голословно упрекает меня в пренебрежении источниками (при этом вряд ли понимая значение этого термина), выискивании опечаток, цеплянии к стилистике и отдельным подходам авторов «Трудов Таврической духовной семинарии». Что ж, упреки ясны, но насколько они обоснованы? Выскажу несколько тезисов, из которых вдумчивый читатель сделает свои выводы.

1. Некорректно говорить о том, что я не утруждал себя знакомством с источниками. Документальная база монографии состоит более чем из четырехсот позиций. Большая часть использованных при подготовке книги источников была впервые введена в научный оборот, а до этого найдена в результате долгой и кропотливой работы в архивах и библиотеках Санкт-Петербурга, Крыма, Одессы.

Более того, в разделе, посвященном историографии церковного крымоведения, максимально подробно рассмотрены практически все существующие работы по проблематике. Будь иначе – в ней вряд ли нашлось бы место для совместной сумбурной статьи Г. К. Когонашвили и иерея Романа (Цуркана). Возникает вопрос, зачем же лгать, Георгий Константинович?

2. Опечатки – настоящая и досадная «беда» для каждого издания. Горько это признавать, однако есть они и в моей книге. Что касается публикации Георгия Константиновича, то не приходится говорить об их «выискивании». Ведь ошибки и опечатки встречаются у Когонашвили и Цуркана на каждом шагу: преосвященный Алексий (Ржаницын) назван «Ржановым», епископ Николай (Зиоров) – Заировым, а епископ Алексий (Молчанов) – Николаем. Удивительна и такая конструкция в статье Г. К. Когонашвили: «через … лет», так, с многоточием вместо числа. При этом повторюсь, что «удивляет и настораживает» отсутствие руки редактора сборника, где таковые писания были опубликованы.

3. Г. К. Когонашвили считает, что авторам, которые упоминаются в книге, от меня «достается». Так Георгий Константинович интерпретирует критику работ предшественников, которая содержится в историографическом разделе книги о церковном крымоведении. Критику, замечу, далеко не огульную. Отмечались как сильные, так и слабые стороны существующих публикаций.

Тем самым осуществлена попытка восстановления характерных для досоветского времени, кстати, столь «ценимого» Г. К. Когонашвили, традиций научной критики. Если же конструктивные претензии к моей работе имеются у упомянутого Г. К. Когонашвили «кандидата исторических наук и лауреата Премии Автономной Республики Крым» Андрея Вячеславовича Ишина, то он, надеюсь, в состоянии их высказать и без помощи добровольных «адвокатов».

Судя по публикации, Георгий Константинович любит обращаться к Библейским сюжетам. В связи с этим напомню ему всего одно известнейшее Евангельское утверждение из Нагорной проповеди: «Не судите, да не судимы будете». А поскольку Г. К. Когонашвили судить все-таки пустился, остается, как Чацкий, вопросить: «А судьи кто?».

Облеченный научной степенью объективный критик? Специалист, отработавший в архивах с первоисточниками? А, может быть, ученый, на научные статьи которого ссылаются коллеги? Действующий сотрудник учреждений, которые занимаются охраной культурного наследия? Как ни грустно, на все эти вопросы ответ будет отрицательным… Так кто вы, господин Когонашвили? В какой области специалист?

И еще один показательный момент. Г. К. Когонашвили утверждает, что я посмел давать советы митрополиту Симферопольскому и Крымскому Лазарю о том, «кого ему определять консультантами в семинарии» (равно как Санкт-Петербургской духовной академии и, видимо, Департаменту аттестации кадров).

Данную мысль следует отнести к очередным домыслам Георгия Константиновича. В моей книге имя владыки Лазаря ни разу не упоминается. Тем более нет там никаких советов архиерею. Однако в статье на «Крымском Эхе» мой оппонент, прикрываясь неоспоримым авторитетом владыки, выдумывает факты о появлении непрошенного советчика. Опять вопрос, зачем?

Автор книги впервые комплексно осветил участие православного духовенства в краеведческой работе в Крыму. Одной из особенностей монографии является обращение к опыту предшествующих поколений для того, чтобы избежать возможных конфликтных ситуаций между священнослужителями и светскими радетелями науки в наши дни. Вопрос, неужели кто-то опять задался подловатой целью поссорить ученых и служителей культа? Qui prodest?

Я готов к критическим замечаниям, но — к конструктивным, а не вымышленным. В конечном счете, каждый должен заниматься своим делом. Например, пчела должна собирать мед…

 

На фото вверху — автор,
В. В. Калиновский,
кандидат исторических наук

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Аргумент сокрушительной силы

.

Киев хочет решить судьбу Юго-Востока без Юго-Востока

.

Нам обещают циклон…

Борис ВАСИЛЬЕВ