Крымское Эхо
Архив

Жизнь коротка, а планы обширны

Жизнь коротка, а планы обширны

ПРИЗРАКИ ПРИВАТИЗАЦИИ

Наше издание уже обращало внимание читателей на то, как легко власть Крыма обращается с культурным наследием. В апреле, например парламент Крыма принял решение о включении в список возможной приватизации [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&amp;op=article&amp;sid=9793]объектов, находящихся на балансе Крымского республиканского учреждения «Керченский историко-культурный заповедник».[/url] Потому что Фонд имущества Крыма считает, что «по своим характеристикам и потенциальным возможностям они имеют инвестиционную привлекательность». <br />
И вот на июньскую сессию парламента автономии предлагается вынести проект решения о приватизации помещения, много лет назад переданного в пользование по договору аренды физлицу-предпринимателю <b>Овчинникову А.Г.</b>

Эта драматическая история достойна того, чтобы стать основой для современной пьесы, главным героем которой является энергичный предприниматель. Ее действие разворачивается между центральной площадью города Керчи и приморской набережной, то есть лучшего места для ведения бизнеса, успех которого определяет массовость притока посетителей, в городе нет.

Большая часть помещения давно перешла к Андрею Овчинникову. На балансе Керченского заповедника числится только комната с отдельным входом площадью 14 кв м, которую предприниматель арендует с 2009 года, и, по договору, независимо от того, разрешат ли ему комнату приватизировать, еще полтора года он будет ею пользоваться.

Помещения Овчинникова не только с трех сторон окружают комнату, но он успел пристроить над ней даже второй этаж — для собственных нужд, понятно. А на той же городской площади, рядом со старейшей православной церковью страны, есть другие помещения, принадлежащие Заповеднику, где размещаются — в большой тесноте — его сотрудники. Культурное учреждение сейчас возглавляет Татьяна Умрихина, много лет проработавшая в Совмине и ВС Крыма — и министром культуры, и вице-премьером по гуманитарным вопросам, и главой профильной комиссии.

Андрей Овчинников

Жизнь коротка, а планы обширныДавать ли разрешение на приватизацию комнаты рассматривают на заседании бюджетной комиссии ВС Крыма, сюда же приглашен Геннадий Бабенко, зампред соседней комиссии, осуществляющей контроль за приватизацией. Такова обстановка, где разворачивается спектакль, декорации, в которых герои произносят свои страстные монологи.

— Я нахожусь в этом помещении с 1998 года, — рассказывает Овчинников депутатам. — Ремонтирую его, вношу улучшения. Комиссия ВС по культуре, за подписью ее председателя Умрихиной, в 2004 году согласовала мне разрешение на приватизацию помещений Керченского заповедника. В 2010 году мною было получено согласие на приватизацию в лице директора Заповедника Галченко. Процесс оформления документов занял некоторое время, за это время поменялись министр культуры, Фонд имущества попросил получить согласования от нового министра, я получил его, за подписью Алены Плакиды. В 2011 году комиссия ВС по приватизации дала разрешение провести там неотъемлемые улучшения. А вы сами понимаете, что разрешение на неотъемлемые улучшения даются тогда, когда помещение идет на приватизацию!

— Не факт! Не факт! — не соглашается глава бюджетной комиссии Виталий Нахлупин.

— Нет смысла брать документы на улучшение, если не собираешься приватизировать! — приоткрывает Овчинников дверь закрытой кухни, где бизнес варит кашу совместно с властью.

— Почему? — как бы не понимает, о чем идет речь Нахлупин. — Вы же не сможете там работать, не приведя его в порядок!

— Согласен! — тут же вспоминает предприниматель правила игры: сейчас ему нужно соглашаться со всем и на все. — Я в это помещение 15 лет вкладывал много средств! Я хороший хозяйственник, умею строить и ремонтировать. На улучшение этого помещения я потратил около 20 тыс грн.

— Я был вчера в этом помещении, — сообщает Нахлупин, и все понимают, что это уже предисловие к приговору. — Весь ремонт сводится к трем вещам: оклейка стен обоями, подвесной потолок на площади 14 кв м, вещь третья — вы из своего кафе, прямо в середине стены пробили трубу и поставили два теплогенератора! Это всё!

— Фасад… — пытается вставить Овчинников, не осознав еще, что вопрос решен, все, что последует дальше — только виньетки к печальному приговору.

— О фасаде я не говорю, потому что он сделан точно так же, как и все ваше кафе. Данное помещение является магазином по продаже фиточаев, но был один прикол. Имеется информация, что помещение стоит закрытым, а к моменту проверки туда завозят оборудование — оно не громоздкое — и начинается имитация работы магазина. Зачем кафе маскировать под магазин?

— Здание более 500 квадратов — мое, в этой маленькой 14-метровой комнатке никто ничем толком не сможет заниматься! — еще сопротивляется Овчинников. — Хотел бы его приватизировать, потому что есть планы по дальнейшему развитию бизнеса. Я плачу за это помещение больше тысячи гривен, это более 70 грн за квадрат, у нас в городе нет такой аренды!

— Хорошо, спасибо, но мы на нашей комиссии всегда слушаем мнение всех сторон, — отправляет претендента с трибуны Нахлупин.

— Я прошу вывести этот объект из списка приватизируемых! — обращается к членам комиссии Татьяна Умрихина. — Это помещение было единым комплексом в центре города, все эти здания принадлежали Заповеднику. Череда отхода зданий в частные руки продолжается не только с 2004 года, Тогда, в 2004 году у нас в комиссии не было другого выбора, было сказано, что сделаны неотъемлемые улучшения — это было под кафе, я не могу сказать, развивается оно нормально…

— Очень хорошее кафе! — подает утешительную реплику Нахлупин.

— Украшает город, — соглашается Умрихина. — Но при этом нам вместе с Министерством культуры удалось «отбить» здания, выходящие на центральную площадь, и ровно через окошко находятся наши здания и помещения, в которых находятся 10 человек археологов, плюс 15 международных экспедиций, плюс отдел охраны памятников — в ужасных условиях. Почему же это небольшое помещение, 14 кв м, должно отойти к кому-то, если правительством поставлена задача сделать информационно-культурный центр? Он будет на площади, и для этого не нужно ничего арендовать! Здесь будет реклама и продажа билетов, это лучшее место для этого. Мы могли бы разгрузить отдел археологии! Сама администрация Керченского заповедника находится в арендуемом у города здании! Заповедник, имея самые большие в Украине фонды, использует их только на 6%!

К тому же Овчинников вокруг старинных зданий копает ямы, а там культурный слой — от 7 до 15 м глубиной!

Министр культуры Алена Плакида сначала говорила как-то уклончиво: есть, мол, правовые коллизии, менялись руководители, у разных ведомств свои задачи. Но под напором Нахлупина, отвечая на его прямой вопрос, после длинной паузы все же высказалась против приватизации комнаты.

Овчинников напомнил, что все коммуникации в это помещение заведены из его владений, вряд ли там сможет работать кто-то другой. На это ему заметили, что он сам как житель города и его патриот мог бы обеспечить подразделение Заповедника водой и прочими удобствами.

— Есть свои мечты, хочется осуществить свои планы, а жизнь короткая! — сформулировал свое кредо Овчинников.

— Спасибо за искренность! — развеселился Нахлупин.

Разбив мечты предпринимателя, депутаты обратили свои критические высказывания на Фонд имущества, который в данном случае представлял его первый зампред Сергей Карпов.

— Где ваша государственная позиция? — поинтересовался депутат Александр Баталин.

— Договор аренды действует до ноября 2014 года, арендатор надлежащим образом выполняет свои обязательства, а, значит, имеет право на продление договора на тот же срок на тех же условиях. О каком информационном центре мы сейчас можем говорить? — обломал Карпов в свою очередь мечты Умрихиной.

— Мы не говорим, что мы его сегодня выселяем! Надо определиться, у нас план-то по приватизации сегодня отрицательный! — напомнил чиновнику глава комиссии.

— Вы уже в Крыму живете? — подозрительно спросил Карпова Баталин.

— Конечно!

— И прописка наша? — не поверил депутат чиновнику.

— Нет, прописки пока нет!

— Вот видите!

— Александр Сергеич! — прервал дальнейший допрос Нахлупин, наверное, вспомнив, что у самого на «Мерседесе» номера киевские. — Секундочку! Оценки даем только по делу, не переходя на личности! К сожалению, сегодня задачи, стоящие перед Фондом имущества не выполняются, а мы хотим принять сбалансированное решение. Платить арендную плату и при этом продавать свое, кто нас назовет адекватным хозяином?

— У нас все объекты такие! Мы же должны что-то продавать?! — отчаянно закричал Карпов.

Вот такая драма с элементами водевиля с переодеванием. Решили пока комнатку не продавать. Впрочем, это вывод одной комиссии, окончательное решение примет сессия.

Татьяна Умрихина
Жизнь коротка, а планы обширны
А мы воспользовались присутствием Татьяны Умрихиной, чтобы задать ей давно волнующие нас вопросы.

— Татьяна Викторовна, скажите несколько слов о фирме «Боспор-Тур» и детско-юношеской яхтенной школе.

— О чем? — не сразу понимает изумленная Умрихина.

— О детско-юношеском яхт-клубе, [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=7456]который ваш пасынок тоже улучшал[/url] , — мы повторяем вопрос.

— В «Боспор-Тур» нет ни меня, ни пасынка! Никакой «Боспор-Тур» я не знаю! Понимаете? И никаких яхт у меня отродясь не было! И у моего пасынка в том числе! Нет на нашей территории никакого яхт-клуба! Это все вранье! Полное вранье!

— Я присутствовала на заседании комиссии по контролю за приватизацией, где «Боспор-Тур», который представлял его замдиректора Роман Бобров, получил разрешение на ремонт одного из помещений клуба. Он же представил план преобразований и инвестиционный проект.

— Я вам еще раз говорю: у меня в заповеднике имеется памятник Мирмекий, на территории которого никогда, ни в какие времена никакого яхт-клуба не находилось! — смеем заметить, что слово Мирмекий мы не произносили — то есть наша собеседница все же знала, о чем мы спрашиваем.

— О чем же шла речь?

— Вот вы спросите, о чем говорил Осокин и другие подлецы! Потому что по документам никогда в жизни этого нигде не было! Вот и все! У Керченского заповедника не убиралась территория ни под яхт-клуб, ни под что-либо другое! Мы сейчас воюем, потому что решением горсовета у нас «откушено» 5,05 га земли — этой самой прибрежной зоны.

— Границы заповедника в натуре установлены?

— Конечно! И никогда там не было яхт-клуба!

— Но где-то он был?

— Он существовал у завода Войкова! Это была спортивная школа завода Войкова, потом была передана Школе высшего спортивного мастерства Спорткомитета, почему и возникло Минобразования, с которым Спорткомитет объединили. Я уже пережила всю эту грязь и ужас, потому что непроверенную информацию дают недруги и журналисты. Олегу Владимировичу Осадчему (мэру Керчи – ред.) очень хотелось запустить эту «утку», он это и сделал. Осокин, с которым мы всю жизнь боремся…

— Кто это?

— Предприниматель, который работает в Керчь-крепости, это он написал, что это мое, из Заповедника забрано! Это серьезная борьба!

Мы готовы поверить праведному гневу Умрихиной, но тогда придется не верить собственным глазам, ушам и даже фотографиям. Депутата ВС Крыма Константина Мальчикова, до последнего времени возглавлявшего комиссию по строительству и контролю за приватизацией, теперь, наверное, цитировать не модно. Но из недавнего разговора с ним мы узнали, что компания «Боспор-Тур» не только существует, но и приватизирует этот бывший детский яхт-клуб, Мальчиков при этом успокаивает: «Я вас умоляю! Общая прибрежная территория там 20 соток, никакой яхты ни одной я там не видел!».

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Фестиваль закончился. Да здравствует фестиваль! (ВИДЕО)

Ничего не закончено

Дмитрий СОКОЛОВ

Кому что на неделе обрезало

Борис ВАСИЛЬЕВ