Крымское Эхо
Архив

Живите с осторожностью

СПИД УЖЕ ДАВНО СРЕДИ НАС

Керчь в силу портовой специфики всегда была близка к загранице. Даже, увы, по импортируемости заболеваний. Редко, но случалось, из загранрейсов наши моряки ввозили экзотические болезни. Что уж тогда говорить о времени нынешнем, когда работа за рубежами отечества стала нормой для прежней промышленной столицы Крыма! Жизненные явления, клеймившиеся как пороки буржуазного мира, достигли провинциального порога и растеклись по городу гнилостными ручейками. Еще не выветрилось из памяти время, когда мы лишь ужасались описаниям нового для мира СПИДа, а в 1996 году уже был зарегистрирован первый случай этого заболевания в Керчи.

Медикам и в страшном сне не могло привидеться, что СПИД сделает столь быстрый скачок с далекого африканского континента и пропишется у нас. Тогда, двенадцать лет назад, их внимание привлек пациент, у которого была обнаружена невиданная полиорганная патология, то есть изменения во всех органах и системах организма. Человек, носивший в себе столь страшный и необратимый недуг, об этом не подозревал. В том и коварство данного заболевания, что от момента заражения ВИЧ-инфекцией до развития СПИДа проходит много лет: случается, что и более десяти. Инфицированный вирусом иммунодефицита человек, являясь по сути носителем страшной для себя и окружающих и инфекции, считается абсолютно здоровым, потому что коварная болезнь за многие годы ни в чем себя не проявляет. Такие люди становятся невольным источником заражения для других.

Чаще всего ВИЧ-инфекция выявляется, когда пациенты проходят медицинские обследования по поводу заболеваний вирусным гепатитом, туберкулезом, хламидиозами. Более детальной клинической диагностике подвергаются длительно температурящие больные, с продолжительными расстройствами желудка. В медицине эти заболевания классифицируются как СПИД-ассоциированные, и именно они-то и помогают выявлять наличие в организме пациента возможную ВИЧ-инфекцию. Главный координатор Керчи по СПИДу Светлана Филиппова способна расцветить свой рассказ ужасающими подробностями из своей практики, что из года в год растет и ширится, однако закон и этические нормы страхуют больных от огласки, поэтому все случаи, что будут упомянуты, искажены в деталях, которые делают картину болезни конкретного пациента неузнаваемой.

Для начала придавим статистикой, цифры которой впечатляют сами по себе. С 1996 года в Керчи выявлено 449 человек с ВИЧ-положительным анализом крови. Полугодовые данные 2008-го показательны как факт динамики развития заболевания: выявлены 31 человек, из которых 18 мужчин, 9 женщин и трое родившихся младенцев. Дети – речь особая, потому что при рождении никто не возьмется поставить окончательный, как приговор, диагноз. Эти малыши родились от ВИЧ-инфицированных родителей, но им может повезти проскочить мимо страшного диагноза: в течение первых полутора лет своей жизни они находятся под особым медицинским наблюдением и не всегда добровольно испорченная их родителями генетика наследуется детским организмом. Сейчас в городе растут тринадцать малышей в возрасте до полутора лет с неустановленным диагнозом. Семерым детям в возрасте до восьми лет досталось болезнетворное наследие родителей. Причем педиатры, в том числе приезжавшие со всего Крыма в Керчь на профессиональный семинар, нашли деток чудесными, ни в чем — ни умом, ни развитием — не уступающими здоровым. Двое учатся в школе. Правда, один из детей находится на домашнем обучении, а второй наравне со сверстниками посещает школу. Как рассказывает его мама, о болезни известно директору, педагогу и школьному врачу, отношение к ребенку ее вполне устраивает. Кстати, это достаточно известный в городе случай, потому что, без, естественно, указания фамилии ребенка, о нем рассказывалось на педагогической конференции как о положительном примере здравого отношения к ВИЧ-позитивным детям.

За годы распространения ВИЧ-инфекции наука сделала несколько шагов вперед в выявлении болезни. Разработана и действует новая методика лабораторных исследований, что позволяет поставить диагноз ребенку до достижения им полутора лет и при отрицательном результате снять его с учета. Однако общей картины разовые случаи победы детского организма над страшной болезнью не меняют, и Крым относится к регионам, где четко выражена тенденция к динамике роста СПИДа.

Дело в том, как замечает Светлана Филиппова, зарегистрированные медиками случаи ВИЧ-инфекции — лишь видимая часть несущегося на нас смертоносного айсберга. Выявляется СПИД только при прохождении медицинского обследования. Обследование на наличие ВИЧ-инфекции, если речь не идет об обязательной сдаче анализов беременными и выезжающими за рубеж, считается делом добровольным. К тому же такой анализ может быть сделан анонимно. Прекрасно, когда человек, в коем зародилось зерно сомнения по поводу состояния собственного здоровья, торопится застраховаться таким тривиальным образом, как анонимное обследование. Но для медиков и, в конечном счете, для окружающих в этой безличности кроется определенный процент риска пропустить конкретного носителя инфекции. Известны случаи, когда в ходе анонимного обследования выявлялась ВИЧ-инфекция, но установить потенциального распространителя не удавалось. Такая свобода признается медиками аморальной, поскольку позволяет скрываться носителям инфекции и безнаказанно распространять ее. Говоря о неполноте статистической картины, Светлана Филиппова рассказывает не о таких уж редких случаях, когда один из партнеров в паре категорически отказывается от обследования и оставляет вопрос открытым, а факт наличия инфекции вероятным. Пополняют статистику возвращающиеся из мест лишения свободы. Из зоны они привозят к родному очагу не один туберкулез, как принято считать, но и ВИЧ-инфекцию.

Однако в статистике основных причин быстрого распространения ВИЧ-инфекции лидирует резкий рост наркомании среди молодежи. Будь у врачей право наглядной демонстрации финальной стадии протекания СПИДа, они бы водили экскурсии в боксы, где долго и мучительно умирают от него молодые, у которых, казалось, вся жизнь впереди, «коллег» этих несчастных по наркотической ширке. По словам Светланы Филипповой, это впечатляет посильнее слов увещевания.

Мороз по коже дерет, когда врачи рассказывают о том, чему им доводилось быть свидетелями: о махровом букете жутчайших сопутствующих СПИДу заболеваний, лохматящейся коже на теле, о сильнейших нервных срывах от непереносимой, нечеловеческой боли. Но, как известно, люди предпочитают учиться не на примерах из жизни других, а на своих собственных, поэтому «модой» на наркотический кайф одержимо все большее число молодых.

Заражаются до элементарного просто. Из одной емкости с дурью шприцами, чаще всего неоднократно использованными, с сохранившимися частицами крови. Одна из пациенток Светланы Филипповой, молодая, здраво рассуждающая по прошествии лет жизни «под кайфом» женщина, вид которой не позволяет пока по внешним признакам определить в ней болезнь, рассказывала, что пристрастилась к дури в пятнадцать лет из опасения оказаться изгоем в классе! Желание выделиться, не отстать от других, стремление покрасоваться перед столь же юным избранником становятся в подростковом возрасте главными мотивами первой пробы «дозы», на которую легко всерьез подсесть. Эта женщина выросла в добропорядочной и состоятельной семье, где не было никаких предпосылок для молодежных «взбрыков», однако коллектив сверстников сотворил с ней зло на всю оставшуюся жизнь.

Наркоманы – бич медиков. Но вместе с ними в первую группу риска входят вступающие в беспорядочные половые связи. Работы с этим контингентом у врачей, по словам Светланы Филипповой, становится все больше и больше. Социальная неустроенность керчан, которая вынужденно разводит семейные пары, приводит к тому, что неразборчивые, беспорядочные половые связи появляются у каждого из партнеров – и тогда медикам уже не понять, кто послужил первопричиной ВИЧ-инфекции. Как говорит Светлана Филиппова, «кто с кем спит, понять нельзя». Сексуальная открытость творит такие чудеса, что знаменитое французское амур-де труа (любовь втроем) уже не считается мастер-классом. Мужчина в возрасте, когда начинают задумываться о вечном, размашисто живет с женой и двумя ее дочерьми –- и все вчетвером валят друг на друга, называя кого-то иного источником заражения ВИЧ-инфекцией. К доводам медиков о необходимости иметь постоянного партнера люди, как правило, глухи, потому что на половом поприще столько интересного и неизведанного, что все хочется перепробовать.

Правда, на крючок сексуальных уловок все же первой попадается молодежь. Сексуально просвещенные чуть ли не с пеленок, парни и девушки бравируют тем, что презерватив у них всегда под рукой. Вот только это резиновое чудо от СПИДа, как правило, не спасает и не зря, наверное, в момент появления социальной рекламы об этой болезни остроумцы тут же дешифровали аббревиатуру, как «спи дома». Но когда спать дома не получается из-за сексуальной невоздержанности, то запасаться презервативами медики советуют не в близлежащим к объекту вожделения ларьке, а в аптеках — дорогими изделиями № 2 английского или российского производства. Все эти китайские, турецкие, корейские презервативы больше напоминают сетчатую резинку, чем средство надежной защиты.

Практическая медицина полна интересных случаев, в том числе и таких, когда в семейной паре одному из супругов удается избежать заражения ВИЧ-инфекцией. Лет восемь-десять назад на всех конференциях крымских специалистов по СПИДу обсуждался уникальный на тот момент случай, когда жена скончалась от этой страшной болезни, а муж оказался даже не ВИЧ-инфицированным: настолько могучим и здоровым оказался его организм, а иммунитет сильным. В одной из пар наркоманов, состоящих на учете у Светланы Филипповой, муж ВИЧ-инфицирован, а жена счастливо избежала заражения. Статистика утверждает, что от одного до восемнадцати-двадцати процентов половых партнеров не заражаются ВИЧ-инфекцией, но врачи из осторожности склонны верить меньшей цифре, потому что полагают это генетической особенностью индивидуума, а не выработанным в течение жизни иммунитетом.

ВИЧ-инфекция – болезнь «компанейская», особенно когда переходит в конечную стадию, СПИД. Бывает, рассказывает Светлана Филиппова, что в тубдиспансере лежат до двенадцати пациентов с туберкулезом и ВИЧ-инфекцией. Из 449 учетных керченских ВИЧ-инфицированных в анамнезе пятидесяти восьми стоит сопутствующий диагноз «туберкулез». В стадии СПИДа в Керчи зарегистрированы пятьдесят шесть человек с выраженными клиническими проявлениями: резким похудением, присоединенными различными инфекциями — кроме туберкулеза, еще онкологические патологии. У молодых женщин до тридцати лет это преимущественно онкологическая гинекология.

Медики входят в третью по степени риска группу. Однако это формальность: риску возможного заражения они подвергаются постоянно. В практике их работы зафиксирован случай, когда пациенту провели хирургическую операцию, а на следующий день в его документах случайно обнаружили тщательно скрываемую им справку о наличии у него ВИЧ-инфекции. Гинекологи остановили маточное кровотечение у пациентки, которая, как выяснилось впоследствии, не сообщила о наличии у нее ВИЧ-инфекции. Думается, о психологическом состоянии медиков говорить не приходится. Да, существует уголовная ответственность со сроком наказания до восьми лет лишения свободы за нарушение обязанности ВИЧ-инфицированного ставить в известность медиков, партнеров и членов семьи о своем заболевании. Но исключения бывают в каждом правиле, и медики располагают немалым, к сожалению, числом примеров, когда ВИЧ-инфицированные скрывали факт своей болезни, да еще бравировали ее наличием. И это самое страшное.

В практике керченской медицины помнится пример, когда ВИЧ-инфицированный пролечивался в нескольких городских стационарах, и только на определенном этапе правда о его состоянии открылась. А сколько бывало случаев, когда только после выписки из отделения поступали результаты анализов, и медики постфактум узнавали, что находились в контакте с ВИЧ-инфицированным!

На первых порах средний медперсонал и санитарки отказывались контактировать с ВИЧ-позитивными пациентами: не существовало ничего выше страха, даже вероятность остаться без работы отступала перед ним. Сложный этот период удалось преодолеть. В том же тубдиспансере ВИЧ-инфицированные находятся в отдельных палатах, а медики специально переодеваются, надевая спецхалаты, маски, перчатки. Сегодня медперсонал, по словам Светланы Филипповой, работает под девизом «Каждый больной – потенциально ВИЧ-инфицированный». И это не должно никого обижать или унижать. Поставьте себя на место медиков – и возникший было момент осуждения отпадет сам собой.

Осторожность и осмотрительность связаны, помимо прочего, с тем, что существует так называемый синдром окна, когда человек ВИЧ-инфицирован, но анализ крови еще не показал положительную реакцию. В последнее время появились антиретровирусные препараты для оказания помощи медикам и лицам, получившим травму использованными иглами шприцов. Вооружили медиков быстрыми тестами. Пока что в Керчи их используют только в родильном доме и первом территориальном медицинском объединении. Если поступает предварительно не обследованная роженица, то через пятнадцать минут тест покажет наличие или отсутствие у нее ВИЧ-инфекции. Аналогично страхуют себя и в хирургических отделениях, если видят, что пациент даже визуально относится в группе риска: наркоман или имеет клинические проявления. В ближайшем будущем такими тестами обещают оснастить все лечебные учреждения, а пока эти тесты находятся на спецучете и при каждой надобности ими не воспользоваться.

Для большинства пациентов установленный диагноз «ВИЧ-инфекция» оказывается шоком. Знать о болезни знают, но применительно к себе – это чаще всего слезы, истерика, обморок. Но медикам случается встречать и тех, кому диагноз «по барабану»: ни в каких радостях жизни они себе отказывать не намерены. Поэтому-то медики и говорят, что многое зависит от самих ВИЧ-инфицированных, от их внимания, прежде всего к себе. Однако, как правило, первая группа риска — наркоманы, проститутки, гомосексуалисты – живут легко и свободно. Только сопряженные с их образом жизни недуги способны уложить их на больничную койку и стать первой стадией в выявлении у них ВИЧ-инфекции. Карты социальных условий жизни ложатся таким образом, что они способствуют риску возникновения ВИЧ-инфекции.

Каждый, похоже, невольно подвергается риску «захватить» ВИЧ-инфекцию в самые кайфовые моменты своей жизни. И если мы не станем предпринимать меры собственной безопасности, то СПИД вскоре может стать такой же обыденщиной, как венерические заболевания. Кстати, мировая статистика с фактами в руках угрожает быстротой распространения этого страшного недуга. А лекарства от него еще не изобрели, несмотря на то и дело появляющуюся рекламу. Так что живите с осторожностью.

 

Фото вверху — с сайта novayagazeta.ru


[img=center alt=title][/img]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Догоним россиян и перегоним!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Автобусная правда

Ольга ФОМИНА

О размещении предвыборной агитации в Симферополе

.