Крымское Эхо
Архив

Жить в стране и быть свободными от ее цен невозможно

Жить в стране и быть свободными от ее цен невозможно

Накануне Пасхи многие решили обратиться в сорокадневную вегетарианскую веру. Торговцы ждали этого момента, как спортсмены олимпийского старта. Судя по ассортименту, особо старательные имеют диплом околоцерковных курсов: настолько точно определились они с ассортиментом. Причем никаких особых стараний с их стороны это не потребовало, никто из предпринимателей не взял на себя труд разнообразить ассортимент продуктов — все пошли проторенным путем повышения цен. К примеру, солений, что традиционно входят в постное меню, не найти ни в одном супермаркете, а на рынке пол-литровая баночка квашеной капусты обойдется никак не дешевле пятнадцати гривен, стаканчик корейских маринадов в лучшем случае вам продадут за пятерку.

Цена белокочанной капусты сравнялась со стоимостью бананов, пекинская стоит, как киви, дороже лука, свеклы, моркови и картофеля только яблоки. Шампиньоны, темневшие на витринах по двадцать гривен за килограмм, моментально преобразились: теперь они беленькие и крепенькие, словно собранные в лесу, за что придется выложить уже тридцать.

Сэкономить, держа пост, не получается. Зато бизнес, как верующий человек, вполне способен отмолить свои грехи за повышение цен. У него, что называется, есть удачная отмазка: ведь пост совпадает с сезоном, когда прошлогодние овощи и фрукты на исходе, а плодов нового урожая не рассмотреть на горизонте. К тому же казавшаяся поначалу невиданно теплой зима никак не хочет уступать весне своих позиций, что также «разогревает» цены. Из-за нехватки хранилищ многие торговцы потеряли большую часть товара и накрутили свои убытки на цены. После первых морозов на рыночных прилавках появилась остекленевшая капуста, которую покупатели наотрез отказывались брать по пять гривен за килограмм. Ее оперативно заменили сохранившей товарный вид и вкус, но потребовали за качество соответствующую цену. Буквально недели за две до поста она начала дорожать ежедневно, поднявшись в цене с восьми до пятнадцати гривен за килограмм. Так же легко бизнес снизил собственные торговые потери и в случае со всеми остальными овощами и фруктами.

Единственным, чем потрафили предприниматели покупателям, так это проведением акций. Но и тут не себе в убыток. Непроданные в разгар новогодних праздников заморские фрукты, что вполне пригодны для постного меню, они распродают по кажущимся смешными ценам. Но это только до того момента, как вы не взяли в руки банан, ананас или апельсин. Ладно бы они утратили только товарный вид. Но привезенные за три моря фрукты в пищу не пригодны: ананасы подозрительно мягкие, киви явно не успели вызреть, апельсины и мандарины годятся разве что на повидло. Но чего тут скрывать: большего всего покупателей крутится возле витрин именно с таким товаром, потому что только здесь можно купить бананы по шесть гривен за килограмм, яблоки по пять, а целый ананас за двенадцать гривен. У таких продуктов единственное преимущество: с ценой на них еще можно хоть как-то исхитриться и удержаться в границах установленного прожиточного минимума и, как подсчитано, не тратить на питание больше семидесяти процентов личного и семейного дохода.

Несмотря на пост, цены на мясо, яйца и рыбу, которую верующим дозволено будет есть только на Благовещенье и в Вербное воскресенье, не снижаются. Причем это происходит не от того, что далеко не все соблюдают кулинарные церковные каноны. Причина кроется опять-таки в намерениях бизнеса заработать. Когда придет время разговения для верующих, торговля вновь окажется первой на раздаче: цены на мясо, птицу, яйца, без которых нет Пасхи, взлетят вроде как вполне оправданно: в связи с увеличением спроса на эти продукты.

Однако отечественному бизнесу ни церковь, ни правительство не указ, он живет по своим законам и руководствуется своими интересами. Диктат популизма, присущий телодвижениям правительства Николая Азарова в диалоге с бизнесом, не имеет ничего общего с принципами экономики. Как покупатели мы видим, что взаимопонимания между властью и бизнесом нет: правительство пытается командовать парадом и диктовать ему цены на основные продукты питания, суля народу если не снижения, то хотя бы стабильности, а торговля работает по своим внутренним правилам. Уж сколько раз твердил Николай Янович, что цены на социальные сорта хлеба будут оставаться неизменными, а новости из регионов не перестают опровергать его слова. Продавец фирменного ларька Керченского комбината хлебопродуктов предупреждает покупателей о повышении цены, для сведения премьер-министра, третьего за месяц.

В отличие от кабинетных мечтателей население давно прочухало, что в ближайших и перспективных планах ему предстоит затянуть пояса и вывернуть карманы. Число производителей, перекупщиков и торговцев, делающих свой бизнес с намерением наращивать цены, растет день ото дня. Причем это вовсе не означает, что до сего момента они не проделывали аналогичные манипуляции в наших кошельках. Не стоит думать, будто бизнес поднимает цены из-за невиданного продуктового ажиотажа населения. Это может быть еще в какой-то степени справедливо, когда речь заходит о гречке и муке, всё остальное, что пока еще не на языке у Николая Яновича, не имеет никакого отношения к увеличению покупательского спроса.

С покупателей просто хотят взять деньги. За что? Да за все действия правительства скопом. За принятый Налоговый кодекс, ожидаемую пенсионную реформу, повысившиеся тарифы на коммунальные услуги. Бизнес пытается смягчить для себя негативные последствия этих мер. Причем удивительно простым и неоригинальным методом. Возьмем для примера производители сахара, муки, растительного масла. Осенью они потрудились на славу: переработали сырье и отправили продукцию на склад. Давайте вспомним, что полгода назад цены на бензин, газ и электричество были существенно ниже, как и минимальная заработная плата. Оптовики, снявшие их продукцию на корню, тоже платили производителям гораздо меньше. Теперь все они дружно, дополнительно заручившись поддержкой розничной торговли, берут с покупателей в несколько раз выросшую цену фактически за произведенные и сделанные задешево запасы. В теневом бизнесе это называется «взять оба конца».

Все кратко- и долгосрочные планы бизнеса идут рука об руку с единственным желанием выудить из покупателя лишние деньги не за качество продуктов или фирменные услуги, а фактически за создание в стране искусственного товарного дефицита, как в истории с гречкой. Кашу из нее полюбили даже те, у кого на нее была аллергия, так же как сахар ложками начинают есть сидящие на диете, а хлебобулочные изделия — пекущиеся о своей фигуре. Бороться с хапком бизнеса невозможно. Можно, естественно, плюнуть на предложение правительства покупать отечественное и ездить в Турцию за кожей, в Грецию за мехами и в Израиль за золотом, но в Китай за гречкой уже не подашься, в Австралию за говядиной не налетаешься, за маслом на утренний бутерброд в Новую Зеландию не сходишь. В знак протеста с вымогателями от бизнеса можно умерить покупательский азарт или сесть на диету. Но какую?

Не успела войти в моду гречневая, как пришлось от нее отказаться. Продвинутая молодежь прониклась идеями вегетарианства, возлюбила восточную кухню — меню день ото дня становится всё недоступнее. Буквально страшишься лишний раз остановить свой взгляд на каком-нибудь продукте: такое впечатление, что бизнес уже стоит наготове с новым ценником.

 

Фото вверху —
с сайта restoclub.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Религиозные культы Симферополя

Столичные гастроли шапито имени фюрера

Алексей НЕЖИВОЙ

Болеем за Злату!

Борис ВАСИЛЬЕВ