Крымское Эхо
Архив

Ждем мышиного короля

Ждем мышиного короля

ПОЛИТТЕХНОЛОГ О СКОРЫХ ВЫБОРАХ

Дмитрий Выдрин утверждает, что слово «политтехнолог» придумал он. Поэтому представим его как писателя и советника всех четверых президентов Украины. Недавно по приглашению Института стран СНГ Выдрин был в Ялте, там он ответил на несколько вопросов «Крымского Эха», касающихся предстоящих парламентских выборов.<br />
<b> — Осенью на выборах опять будут использоваться старые, проверенные лозунги, касающиеся Бандеры, Сталина, НАТО? Или они уже отработали свое?</b> — спрашиваем мы.

— Нет, почему же? Я думаю, они будут и на этих выборах, и на следующих. Каждый лозунг, как и человек, имеет какой-то свой запас прочности. Человек живет в среднем 70 лет, а любой лозунг адекватен человеческой жизни, он же не существует сам по себе! Поэтому лозунги будут жить, пока будут живы их носители — еще несколько десятилетий.

— В том числе спор о том, надо ли вступать а НАТО, о котором в последнее время уже подзабыли?

— В том числе — и о НАТО. Есть люди — и среди них мои коллеги — которые являются фанатичными приверженцами НАТО. И я их не пытаюсь переубедить, потому что за долгие годы журналистской работы и преподавания пришел к выводу, что переубедить человека невозможно. С одним из них мы 20 лет об этом спорим. И если мы, профессиональные спорщики, друг друга не переубедили, то наверняка есть простые люди, которых тем более не переубедят. Поэтому каждый остается при своем мнении.

В начале 1990-х годов я тоже был приверженцем НАТО. Я считал, что вступление Украины в эту организацию — простой и самый дешевый способ повышения военно-политической культуры. Я думал, что через нее мы сможем подтянуть наш контингент — начиная от знания иностранных языков, современной военной терминологии, заканчивая бытом. Я считаю, что неплохо пишу, и даже предлагал НАТО свои услуги, чтобы написать «Казармы НАТО», «Столовая НАТО», показать высокий уровень культуры их солдат и офицеров. Мне, например, очень нравится там толерантность разных чинов: солдаты могут сидеть за одним столом с генералами — я хотел бы, чтоб это было возможно у нас.

— Почему же вы изменили стою точку зрения?

— Из-за Югославии! Я натовцам этого не простил. Я был там, знаю, что там было, видел погибших: взрослых, детей, стариков. Я видел, как туда сбрасывали бомбы с урановой начинкой, искорежив на десятки лет экологию.

— Об этой специфике той войны говорилось вслух?

— Говорилось, но об этом быстро замолчали. Я выступал в парламенте Германии в один день с Биллом Клинтоном, если не ошибаюсь, 1 мая 1999 года. Клинтон приехал туда, чтобы просить НАТО бомбить Югославию, а меня, маленького эксперта, пригласили на встречу с депутатами, чтобы узнать, как на это отреагирует экспертная среда Восточной Европы. Я говорил, что это будет большой ошибкой.

— Какое решение они приняли?

— Бомбить! А потом, когда через несколько лет я встречался с ними, они признали: «оказались правы вы, а не Клинтон!». Правда, это были в основном депутаты от «зеленых». После этого я пересмотрел свои позиции. НАТО — тоже живой организм. За много лет безнаказанности оно мутировало. Теперь там намного меньше демократизма и толерантности. Сейчас я — сторонник и горячий лоббист внеблокового статуса Украины.

— А чем эти выборы будут отличаться от предыдущих?

— В обществе есть запрос на что-то новое: яркое, технологичное, на что-то сетевое. Вертикаль рушится, мир из вертикального превращается в горизонтальный. А наша власть не понимает, что нельзя, как обезьяны, сидеть на вершине вертикали. Надо уметь балансировать на узких горизонтальных отношениях. Кто сможет использовать горизонтали, тот победит вертикальный мир.

— Виталий Кличко, по-вашему, обладает этими качествами?

— Нет, к сожалению. Я работал с Виталием, не получилось — он такой же вертикальный человек, выходец из вертикального мира. Ему нравятся атрибуты красивой жизни, атрибуты славы. Хотя всем нравится красивое и дорогое, но ему — слишком нравится. Ему сложно будет встроиться в горизонталь, он — не сетевой, не горизонтальный человек. А люди чувствуют фальшь, интуитивно понимают, когда вертикальный человек начинает использовать горизонталь, как Виктор Медведчук, например.

Я и сам из того же вертикального мира, аналоговый человек, не цифровой. Я лучше знаю, как обращаться и что делать с чиновниками, чем с френдами в сетях. Если ты состоялся в вертикали, используй ее методы: подкуп чиновников, подкуп избирателей. Это твой инструмент, ты с ним родился. Нельзя путать инструментарий, а Медведчук этого не ощущает, он сделал ставку на сеть, люди ощущают его инородность, они понимают: Facebook — оружие Навального. Он вырос в Интернете, там состоялся, у него тысячи френдов, его все любят и знают.

— Как вы оцениваете шансы Алексея Навального в политике?

— Навальный выиграет следующие президентские выборы в России! Если не убьют — политически, я имею в виду, — после некоторой паузы поясняет Дмитрий Выдрин. — Через шесть лет, механизма досрочных выборов я там не вижу.

— Но вообще интернет в предстоящих выборах сыграет какую-то роль?

— Колоссальную! Я уже 20 лет являюсь международным наблюдателем, очень люблю наблюдать процессы и в Азии, и в Европе. У нас пока телевидение обгоняет интернет по влиятельности, хотя они уже сближаются. А в Европе уже пять лет назад более влиятельным стал интернет, так будет и у нас.

— А кто-то из наших политиков сумеет использовать его возможности?

— Пока не вижу. Это не инструмент существующих партий, надо создать новую партию. Партия регионов — аналоговая, они не владеют цифрой. «Пираты» в Германии возникли не из социал-демократов, они создались как цифровая партия. И у нас возникнет партия — не из штаба, не с флага, а начнет создаваться в компьютере.

— Политическая карьера Тимошенко, по вашему мнению, закончилась?

— Украинская элита никогда не сжигала мосты, оставляя пути для диалога, возможности для компромисса и альянса. Я говорил Юлии Владимировне в лицо, что она взрывает мосты между элитами. Делала она это непроизвольно, как классическая советская «лимитчица», выросшая в спальном районе Днепропетровска, а не в Киеве, не в профессорской семье. Это не вина, а беда. Она не понимала, что мужчины разделяют понятия оскорбления и унижения. Оскорбление смывается: кровью, деньгами, в конце концов, сексом. Унижение не смывается ничем. Поэтому я говорил ей: «Юлия Владимировна бейте их по лицу, но никому не плюйте в лицо». Она куче мужчин наплевала в лицо…

— Что завалит украинскую вертикаль?

— Горизонталь! Она же ее подтачивает… Появятся сетевые люди, мыши. Недаром Юлия Владимировна боится мышей. Сетевые мыши — самое страшное для нее. Они завалят и Юлю, и ее оппонентов.

 

Фото вверху —
из архива «Крымского Эха»

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Русская идея: «Пройдемся до угла»

Сергей ЮХИН

Крымская карта

Молдова пойдет ва-банк?

.