Крымское Эхо
Архив

Языковый перегиб

Языковый перегиб

ПАТРИОТИЧЕСКИЕ КАДРЫ
На городской телефон позвонила электрическая женщина из «Укртелекома» и попросила не забывать вовремя оплачивать услуги связи. Говорила — <b>впервые за все время существования АТС-22 в Симферополе</b> — по-украински. Думала, так шановный абонент будет щедрее? Этот звонок заставил вашу покорную слугу собраться и пойти на заседание <b>рабочей группы</b> по мониторингу обеспечения функционирования государственного, русского и других национальных языков в Крыму. Группа была образована в парламенте автономии и собралась впервые. Захотелось лично пожаловаться и узнать, что они там еще намониторили.

Заседание рабочей группы

Языковый перегиб
У депутатов все было серьезнее, чем механический голос в моем телефоне. Их интересовало, как выполняется статья 10 Конституции АРК в сфере телевизионного вещания на территории Крыма. Избиратели им пожаловались, что русскоязычных программ на крымском телевидении стало меньше, украинских — больше. Поэтому для отчета они пригласили первого заместителя гендиректора ГТРК «Крым» Степана Гулеватого. Тот доложил, что согласно лицензии, выданной ГТРК Киевом, вещание на разных языках распределяется так: украинский язык — не менее 50%, крымскотатарский — 5%, на русский, немецкий, греческий, болгарский и армянский — оставшиеся 45%. Условия лицензии выполняются. Сам Гулеватый работает в этой должности полтора месяца, но свел статистику с начала года: русское вещание составляет 42-43% в сутки.

— Собственного продукта на 24 часа у нас нет, — признается Гулеватый, — нам приходится ставить программы других телекомпаний, соответственно, они на украинском языке. Опять же, мы выполняем норму лицензии.

— Среди требований лицензии есть распределение вещания по языкам в зависимости от времени суток? — уточняет председатель языковой рабочей группы депутат Константин Бахарев. — Мы знаем, что наиболее смотрибельное время — вечернее. Есть ли у вас какие-то строгие обязательства по телетрансляции программ в прайм-тайм? Или вы можете регулировать этот вопрос по собственному усмотрению?

— Новости у нас в эфире идут и на крымскотатарском, и на русском языке, и на украинском. Это является редакционной политикой, — отвечает Степан Гулеватый. — Большинство программ собственного производства, которые мы стараемся ставить в прайм-тайм, с 18 до 23 часов — тоже идут на русском языке.

— А в чем заключается ваша политика в языковой сфере? — заинтересовался Бахарев. — что для вас является определяющим: рейтинг или язык?

— Мы, конечно, хотим ставить в прайм-тайме рейтинговые программы. Как правило, это программы на русском языке. Сейчас мы транслируем телесериалы, художественные фильмы — тоже на русском. Мы стараемся больше русскоязычных программ ставить именно в вечернее время. Да, был перегиб, когда у телекомпании были технические и финансовые проблемы, когда коллектив не мог производить столько собственного продукта, чтобы заполнять вечерний прайм-тайм. Сейчас мы исправляем эту ситуацию.

Депутата Сергея Цекова возмущает, что нынешний логотип телекомпании включает слово «Крым», написанное по-украински. Для равновесия он предлагает это ключевое слово написать на трех языках, добавив русский и крымскотатарский. Кроме того, он уверен: языковая политика, которая проводится во все время независимости Украины, является преступной, особенно — в таком специфическом регионе, как Крым. Не должно государство осуществлять такое насилие над 90% населения региона.

— Я с вами согласен, но это, опять же, было предписание Нацкомитета, — вяло оправдывается Гулеватый. — Сейчас мы будем делать подання (точная цитата — ред.) на изменение лицензии и логотипа. Есть предложение, чтобы не было таких спорных вопросов, сделать его графическим, чтоб не было привязки к языку.

— Рассуждая так, вы опять пытаетесь кого-то обмануть, — активно вступает в беседу депутат Владимир Клычников. — На сегодняшний момент, если вы живете, работаете, находитесь в Крыму, вы должны четко осознавать: языком межнационального общения в Крыму является русский и только русский язык! Так сложилось, не мною придумано. Также вы должны знать, что мы — Верховный Совет Крыма — согласуем кандидатуру руководителя ГТРК. Складывается впечатление, что ГТРК «Крым» проводит свою политику — вас из Киева запустили в какой-то гондоле, вы приземлились на Студенческой (улица, где расположена ГТРК — ред.). Здесь нужно выстраивать другую политику и не торговаться, а работать на нашего избирателя, на вашего потребителя. Повторяю: такое впечатление, что руководство ГТРК «Крым» обслуживает само себя, думает, как удержаться в креслах, проводя какую-то политику, которая Крыму совершенно непонятна! Я ответственно заявляю: большинство крымчан перестали смотреть «Крым»!

Гулеватый согласился, что такое предвзятое отношение зрителей к телекомпании имеет место, но новое руководство уже изменило сетку вещания. Что касается изменения процентного соотношения в лицензии, то в Киев должны обращаться депутаты: «Мы — наемные работники, и услышаны не будем».

Подводя итог разговора, Константин Бахарев заметил, что больше надежд возлагает не на такие обращения, а на принятый в первом чтении Закон «Об основах языковой политики». После его окончательного принятия само понятие «языковой квоты» исчезнет, став ненужным.

Степан Гулеватый»
Языковый перегиб
У нас тоже возникло несколько вопросов к Степану Гулеватому. Например, не знаю, завидовать коллегам-журналистам или сочувствовать им из-за того, что их положение в сетке вещания и гонорары никак не зависят ни от уважения зрителей, ни от качества работы. Глава Совмина сел на комбайн и проехал по полю. Это, несмотря ни на что — первый сюжет новостей. Мы остановили Степана Степановича в коридоре ВС:

— Ваше финансирование никак не зависит от рейтингов. Они вас вообще волнуют? — спрашиваем мы одного из руководителей ГТРК.

— По статусу мы — неприбыльное предприятие, — объясняет Гулеватый. — Но как любой телеканал, как любой человек, делающий какое-то дело, мы хотим, чтобы то, что мы делаем, приносило людям… Исследования проводятся, раз в месяц наши рейтинги предоставляются нам Советом министров. Конечно, рейтинги нас интересуют, мы пытаемся сделать все, чтобы наш телеканал смотрели. Воевать (в смысле, конкурировать — ред.) с общенациональными каналами нам очень тяжело: бюджеты совершенно другие, специалисты и возможности — тоже. Мы ориентируемся на зрителя, который нас смотрит.

— Конечно, рейтинг определяемый Совмином, это забавно. А кто, кроме них, вас смотрит?

— В основном — детская аудитория и люди возраста 55+.

— А город-село?

— Таких данных нам не предоставляют, но, я думаю, в селе нас смотрят больше, чем в городе. Покрытие у нас достаточно хорошее, есть сельские районы, где, кроме нашего телеканала, других нет.

— Прайм-тайм вы делаете для них? Я-то в 19 часов найду, что посмотреть.

— Знаете, если так относиться… Если открыть магазин на улице, где три магазина, это не значит, что вы никогда не станете первым или вторым! Наша задача — стараться делать свою работу.

— Я с уважением отношусь к сотрудникам ГТРК, но вы сказали, что ваши кадры не так хороши, как вам хочется. Можно уточнить, что вы имеете в виду?

— Кадры, которые достигают какого-то уровня, все уезжают: Киев, Москва… Мы учим их, воспитываем, они набивают здесь шишки, становятся профессионалами и уезжают. Возьмите любой телеканал Украины или России — везде есть бывшие сотрудники нашей компании!

— А что делать, чтобы удержать?

— Зарплаты!

— У вас есть такая возможность?

— Нет такой возможности, поэтому и работаем на энтузиазме! — собеседник смеется. — Люди, работающие на нашем канале, это люди, больные — в хорошем смысле — телевидением.

— Здесь говорили о языках вещания. А, кроме языка, в чем заключается ваша политика?

— Так как мы — государственный телеканал, мы обязаны освещать действия нашей власти, все законодательные инициативы, инициативы президента и премьер-министра, нашего Верховного Совета.

— Ваши главные программы — новости и комментарии к ним?

— Новости являются приоритетом на всех государственных и региональных телеканалах. Это то, что действительно смотрят на нашем канале, только мы можем подать точку зрения власти и правильно проинформировать.

— А то, что вы не подаете другой точки зрения, вас не смущает?

— Вы имеете в виду оппозицию?

— Нет, оппозиции я у вас даже не ищу! Я о том, что не каждая инициатива оказывается удачной. Вспомним «реконструкцию» улицы Горького в Симферополе с вырубкой деревьев.

— Задача нашего телеканала — ее освещать! Не анализировать! Профессиональная работа журналиста — освещение мероприятия!

— А анализ чья работа? В журналистике существуют разные жанры! — не соглашаемся мы.

— Я имею в виду новости, а не высказывание своего личного мнения.

— Вы много дней хвалите социальные карточки, выпущенные по инициативе крымской власти, уверяете, что все хорошо. Что они кому дали на самом деле? Об этом вы ни слова не сказали и не скажете!

— Везде, где снимают наши журналисты, все благодарят…

— Вы только что сказали, что вашим журналистам нужно снять именно так.

— Подождите, вы ставите меня в тупик! Мы освещаем действия нашей власти, мы освещаем, где можно карточки получить — это наша задача.

— Вы показываете 80-летнюю старушку, которая радуется: у меня скидка на продукты, 5%. О том, что эта скидка в одном магазине, один раз в неделю и к тому же всего на один продукт, вы не говорите! И ваша старушка не говорит, потому что ей никто этого не сказал, вы — в том числе.

— Мы как телеканал не решаем процедуру работы социальной карты! Наша задача — осветить ее!

— Ваша задача — объективно рассказать о ней, но вы ее только хвалите!

— Мы снимали в магазинах, в «Фуршете» — не слышали ни от кого ничего плохого!

— Но вы же не идете снимать в «Сельпо», где карточка не действует! Впрочем, мы далеко ушли от вашей политики. Вы будете стремиться производить больше собственного продукта?

— Как на любом предприятии: есть финансирование — есть продукт, нет финансирования — нет продукта, — мы поняли: классическая формула «утром деньги — вечером стулья» действует даже среди больных телевидением. — Сейчас мы полностью выполняем госзаказ. Это, кроме новостей — социальные программы, программы про Крым, Украину. Культурные проекты, спортивные. Многие телеканалы не посвящают этому свой эфир, потому что это заведомо не суперрейтинговые программы. И наш телеканал это понимает…

— Мы пришли к тому, с чего начали: рейтинг вас не волнует!

— Рейтинг нас волнует, но есть госзаказ! Есть программы, которые популяризируют сам канал, есть программы, которые популяризируют жизнь в Украине. Патриотам эти программы интересны, мне интересны как жителю Украины! Непатриотам они не интересны!

— Откуда вы приехали? — после слов об украинском патриотизме это вопрос вырвался сам собой.

— Я родился в Молодежном (поселок у Симферополя — ред.), там живу и никуда не ездил! — Гулеватый, кажется, обиделся, не поняв нашей логики. — Просто я работал в представительстве телеканала «Интер».

— То, что реклама в Крыму идет по-украински — это хорошо? — Мы бросили последний пробный шар.

— С точки зрения закона? Да!

— С точки зрения потребителя и рекламодателя?

— Нет, конечно!

Вот мы и сошлись во мнении с государственным человеком и патриотом, что не всегда закон совпадает со здравым смыслом и пользой. Нашли консенсус…

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О зеленых газонах, городской сессии, конкурсе красоты и фонтанах

.

Милиция и мы глазами детей

Олег ШИРОКОВ

Фигушки вам, а не курорт!

.