Крымское Эхо
Архив

Язык мой – пиар твой

Язык мой – пиар твой

На мой обывательский взгляд, что представители провластной партии, что оппозиционеры на языковом вопросе элементарно пиарятся. Одни демонстрируют широту души и предлагают каждому Сеньке по шапке, другие рубашку рвут на груди за свое кровное. Одно дело посмотреть, как неумело, по-бабьи размахивая кулаками, дерутся парламентские мужики, а другое — исполнять принятый ими закон. В каком варианте он будет принят: как дополненный региональными языками государственный или как единственно государственный – ни я, ни кто другой, мне подобный, «не почне розмовляти українською мовою», а продолжит жизнь с домашней страницы.

Вот так живешь себе, живешь, говоришь на русском, редко когда официальные бумажки заполняешь на украинском, приезжаешь в Киев, Харьков и не всегда даже замечаешь, что стоящий рядом с тобой в метро говорит на державной мове, потому что понимаешь смысл сказанного. Меня, например, гораздо больше напрягает, когда я слышу на рынке крымско-татарскую речь, в потоке которой удается идентифицировать одно-два слова, да и то чаще матерных, потому что не понимаешь, кому они адресованы. И, конечно, напрягают Львов с Ужгородом, где удивленным восклицанием «что такое тистечко?» можно нарваться на помноженную на национализм и шовинизм грубость. Однако и во Львове коренные жители, выросшие и воспитанные в полиязыковой культуре, никогда не позволят себе в ответ на заданный на русском вопрос ответить на украинском или польском, которые они знают ничуть не хуже. А в Ужгороде, например, услышанная русская речь автоматически причисляет тебя к России. Но это ничуть не оскорбляет, потому что, заслышав абсолютно непонятную речь, вы тут же можете парировать: «Венгр?»

Украиномовный выпендреж доморощенных наших политиков, культура которых сосредоточена в кулаках, а не в головах, напоминает поведение ненаших прибалтов, которые в советские времена, заслышав на улицах своих городов заданный на русском вопрос, отвечали что-то вроде «твоя моя не понимай». За украинский язык накануне выборов до крови сражаются те, кто перестает понимать по-русски ради желания поторговать вышиванкой. Вот шаровары, жаль, не надевают – неудобно, видимо. Некоторые борцы так и не удосужились выучить литературный украинский язык и продолжают гутарить на суржике, как малограмотная бабка в глухом селе — не озаботились даже, как Юлия Тимошенко, выучить его для проформы, чтобы иметь платформу.

Сколько раз можно убеждать глухих к разуму и логике политиков-националистов, что Канада с Бельгией не утратили своей государственности, независимости и самостоятельности, признав равноправие нескольких языков и создав тем самым элементарные удобства своим гражданам? Никто из живущих в этих и подобных им полиязыковых странах не только не утратил родного, но и параллельно овладел другими. Возможно, полиглотами не стали, но соседей своих в отличие от нас, крымчан, живущих бок о бок с крымскими татарами, понимают и, заслышав их гортанную речь, не тушуются, не опасаются, что всегда происходит при непонимании.

Но наши политиканы боятся не размытости державной мовы в среде русскоязычных. Они прекрасно знают, что владеющие крымско-татарским, румынским, венгерским, польским языками не переговорят украинцев. И даже русскоязычные остаются в численном меньшинстве, поскольку их родной язык и без трибунных побоищ выбивается сокращением уроков в школьной программе, обязательностью получения высшего образования на государственном. Внесение русского языка в перечень предметов ВНО практически ничего не изменило. Как показали предварительные результаты итоговой аттестации, на сдачу русского языка записались считанные единицы — потому что их аттестаты с «русскими баллами» примут только при поступлении на русскую филологию. Дети не перестали говорить на русском – просто они понимают, что это бесполезная трата времени, если твоя специальность, как, к примеру, русская филология, не будет связана с его профессиональным изучением.

Они опасаются остаться без расхожей темы политических баталий, на которой проели зубы, потому что дебаты вести не обучены, и каждый спорный вопрос у них перерастает в обычный дворовой мордобой. Никакой другой вопрос, гораздо более языка, волнующий людей в стране, не вызывает таких жарких боев в сессионном зале украинского парламента. Панам депутатам по барабану, что большинство граждан страны уже с трудом укладывают в годовой бюджет семейных трат оплату коммунальных платежей, что из-за отсутствия в провинциальных и окраинных городах страны постоянной работы выросло не «поколение рожденных в Украине», а поколение почти беспризорных, плохо социально устроенных, малообразованных его юных граждан, агрессивных по отношению как к чужой нищете, так и чужому богатству, так и к их политическому величию.

Думаю, все они отдают себе отчет в нелепости и несвоевременности вспененной ими языковой темы, которая в очередной раз перессорит между собой постоянно сокращающееся население Украины. Но всякий раз случается, что не оказывается в стране более одиозной и конфликтной темы, чем язык. Никакой Голодомор, никакое НАТО, никакая европейская интеграция, никакая дружба с Россией не даст столько очков, сколько балакание про язык.

Два прошедших после президентских выборов года тему языка слегка щекотали, словно пробуя на вкус, но грамотно придерживали до парламентской кампании, сознавая, что именно она и даст развернуться одним чубами и «вусами», а другим — любовью к исторической родине. Ни в какой другой стране, где проблема мигрантов не может не пересекаться с вопросом сохранения своей идентичности, в том числе и языковой и культурной, невозможно представить себе надуманной актуализации языкового вопроса в канун выборов. Наверное, и Саркози с Олландом вполне могли раскрутить эту тему, потому что Францию заполонили выходцы из мусульманских стран, тщательно сохраняющие свои традиции даже в одежде. Но они всё же соскочили на тему экономики, социальных вопросов, потому что у людей болят именно эти проблемы.

И у нас, граждан Украины, если у депутатов найдется пять минут на уяснение наших проблем, тоже. Потому что голодному, как и сытому, все равно, на каком языке говорить о них. Но сытый просто улыбнется, услышав очередной раунд перетирания вечной темы, а у голодного это может вызвать самую неожиданную реакцию. Даже такую, какую продемонстрировали наши депутаты в ответ на несогласие с оппонентами. И тогда точно станет понятным, что единая Украина – это натянутый на перегоревшую лампочку рваный носок, из которого сварганили единую державу, повелев жить в мире и дружбе.

И двадцать лет такого почти насильственного существования показали, насколько мы разные, непримиримые, неготовые слышать и слушать друг друга. Прежде всего, не простые граждане, которым дела нет до того, свеклой или бураком называют овощ, варя борщ, а те, кому по дурости, за килограмм гречки и литр подсолнечного масла продались, полагая, что от них ничего не зависит. Вот эта любимая хохляцкая позиция «моя хата с краю, ничего не знаю» и довела страну до ручки, где депутаты торгуются из-за языка, не видя, что народ скоро проглотит свой вместе с голодной слюной. Без всяких оговорок президента Украина уже сделалась «территорией, опасной для жизни наших граждан».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Чистый город» и чистые руки Бубнова

Ольга ФОМИНА

Физкульт-привет, товарищи!

.

Нардеп проворовался, нардепа побили

.