Крымское Эхо
Библиотека

Я напрасно доверился

Я напрасно доверился

(из записок бывшего следователя)

Оговорюсь. В рассказе не будет ничего особенного, чтобы его прочесть взахлёб. Просто на своём печальном примере покажу, что не всегда нужно слепо доверять людям, даже очень близким — особенно, когда отношения связаны с деньгами. Пока существуют деньги, они будут править миром. По существу, всё в жизни измеряется деньгами. Без денег могут обходиться туземные племена, да и то не все. У некоторых деньги заменяют морские ракушки или какие-нибудь побрякушки.

Следует признать, что часто деньги формируют личность, иной раз превращая её в алчную, эгоистичную натуру, которая ради них готова на всё, вплоть до преступления и предательства.

***

Будучи на пенсии, но находясь в хорошей физической форме, по приглашению руководства городской милиции, которой отдал не один десяток лет, я возвратился на прежнее место работы на должность вольнонаёмного следователя с мизерной зарплатой. Все мои коллеги были действующими аттестованными сотрудниками, офицерами органов внутренних дел. Но мне было достаточно того, что я получал от работы, где мог показать свой профессионализм, большое моральное удовлетворение.

Чтобы как-то компенсировать маленькую плату за мой труд, руководство УВД города предложило возглавить созданный при нём благотворительный фонд, существовавший за счёт спонсорской помощи, оказываемой организациями, предприятиями города и многими коммерсантами. На счету фонда всегда находилась сумма денег, которае могли удовлетворить потребности управления по приобретению горючего для машин, оргтехники, мебели, ремонта кабинетов, и многое другое.

Кроме того, всегда можно было оказать материальную помощь нуждающемуся в ней сотруднику. Было время, когда Украина на эти цели перестала выделять денежные средства, без которых такая серьёзная организация, как милиция, не могла бы нормально функционировать. Не всегда хватало денег даже на зарплату. Кстати, благотворительные фонды по этой причине тогда существовали во всех городских и районных ОВД, вплоть до министерства внутренних дел.

 Должностными лицами благотворительного фонда были я как председатель и бухгалтер. Согласно уставу фонда оба получали зарплату.

Из-за невысокой зарплаты нелегко было найти грамотного бухгалтера для фонда. Профессионалы своего дела, счётные работники, давно разбрелись по коммерческим структурам. Когда я приступил к обязанностям председателя, бухгалтером работала прекрасная во всех отношениях толковая женщина. Однако по семейным обстоятельствам ей пришлось уволиться.

Я имел свой отдельный кабинет, а бухгалтер фонда работала в одном кабинете с бухгалтерами УВД. Когда я остался без бухгалтера, ее коллега предложила взять молодую девушку, у которой недавно закончился испытательный срок бухгалтерского работника. О ней был дан лестный отзыв, как о честном и порядочном человеке.

Радовало, что девушка, являясь молодым специалистом, согласилась работать в фонде, несмотря на то, что будет меньше получать зарплату, нежели могла получать в бухгалтерии управления, продолжая в ней работать, достойно выдержав испытательный срок. Я был доволен быстрым решением проблемы. Ни на один день работа фонда не должна была останавливаться.

***

С первых дней работы Эллочки бухгалтером у нас сложились хорошие, добрые, доверительные отношения. Эллочка была высокой, стройной девушкой с очень смазливым и привлекательным лицом. Одевалась не крикливо, но красиво и модно, чтобы обратить на себя внимание. На неё откровенно заглядывались многие мужчины управления. Была не замужем. Жила с детства с дедушкой и бабушкой, так как с родной матерью совместная жизнь почему-то не сложилась. Старики в ней души не чаяли. Делали всё возможное, чтобы Эллочка ни в чём не нуждалась.

 Я Эллочке доверял полностью, как и предыдущему бухгалтеру. Никогда не ставил под сомнение её честность и потому ни разу не попытался для проверки полазить по её многочисленным бухгалтерским книгам. Для меня было достаточным знать, что действительно на снятую сумму было что-то приобретено, что подтверждалось документально кассовыми чеками.

Чековую книжку и гербовую печать не стал держать у себя, а отдал на хранение Эллочке. Она для банка заполняла чековую книжку, указав снимаемую сумму денег, и давала мне на подпись. Поставив гербовую печать, Эллочка уходила в банк за деньгами.

Когда я однажды уходил на обед, Эллочка попросила поставить подпись на незаполненном бланке чековой книжки, так как начальник УВД должен был позвонить и сказать, какая сумма и зачем ему срочно потребовалась. Чтобы я напрасно не терял время, ожидая звонка начальника, она предложила мне поставить подпись в чековой книжке и идти спокойно обедать, а она вынуждена будет остаться без обеда.

Так повторилось несколько раз, когда я по просьбе Эллочки ставил свою подпись на незаполненной чековой книжке.

Мне оставалось горячо благодарить Эллочку за принесенный ею в жертву обед ради общего дела. Было стыдно оставлять девушку без обеда, а самому идти и со спокойной совестью наслаждаться пищей. В знак благодарности я приносил ей горячие пирожки. Она усиленно от них отказывалась, так как с её слов прихватила из дома бутерброды, которыми пообедала, запивая кофе.

Позже мне станет понятно, что Эллочка иногда приносила на подпись умышленно неправильно заполненную чековую книжку. Это был ещё один из способов хищения денег. На бланке имеется несколько линий, на которых прописью указывается сумма. Писать следует от начала линии. Эллочка впереди оставляла пустое место. Когда я подписывал денежный документ для банка, она впереди ранее указанной суммы указывала дополнительную. Например, первоначально было указано «пятьсот рублей.» Добавив «три тысячи», получала «три тысячи пятьсот рублей,» которые она и получала в банке.

Пятьсот рублей Эллочка оприходовала в бухгалтерских книгах с указанием, на что они были потрачены, а три тысячи оставляла себе. Когда я оставлял подпись на чистом бланке, Эллочка указывала ту сумму, которая в тот момент лично ей требовалась.

***

 Гром грянул с приходом в нашу бухгалтерию работников прокуратуры, изъявших всю бухгалтерскую документацию фонда для назначения документальной ревизии. Через пару дней меня пригласили в прокуратуру, где бухгалтер-аудитор сказал, что при проверке и сличении всех документов выявляются многочисленные факты хищения денег.

Когда он назвал предварительную сумму, у меня полезли глаза на лоб. Я вернулся на работу, обо всём рассказав начальнику управления. Вдвоём мы стали беседовать с Эллочкой. Она долго и упорно отрицала свою вину, ссылаясь на то, что произошла какая-то ошибка.

Но затем призналась, что несколько месяцев назад по дороге домой её в безлюдном месте встретил член преступной группировки, который под угрозами заставил ежемесячно для жестокого главаря банды приносить понадобившуюся ему сумму денег. Была строго предупреждена, что, если откажется выполнять приказ бандитов, немедленно будут убиты дедушка и бабушка. Она вынуждена была заниматься хищением, чтобы не пострадали любимые ею старики.

Всё это было тщательно проверено официально, в том числе оперативным путём. Ничего сказанного Эллочкой не подтвердилось.

Когда была установлена вся сумма похищенных денег, следователем прокуратуры было возбуждено уголовное дело по факту хищения денежных средств из нашего благотворительного фонда его должностными лицами, то есть не только Эллочкой, но и мною.

Хотя фамилии не фигурировали в постановлении о возбуждении уголовного дела, было понятно, о ком идёт речь. Должностных лиц, как я написал выше, в фонде было всего два человека. Меня это очень огорчило и фундаментально расстроило. С двумя друзьями я пошёл в бар, расположенный недалеко от управления, где от обиды напился так, как давно не пил. Было горько сознавать, что фактически против невиновного меня работник прокуратуры возбудил уголовное дело. К тому же давила обида за то, что Эллочка предала меня, чего никогда от неё не ожидал.

***

 По просьбе Эллочки я ей порекомендовал хорошего защитника, которого, как и многих других, хорошо знал. Попросил его оказать юридическую помощь Эллочке по её защите на следствии и в суде. Позвонил дедушке Эллочки и посоветовал немедленно погасить ущерб, причинённый фонду его внучкой. Подробно разъяснил, что это будет смягчающим вину обстоятельством, которое обязательно учитывается судом при назначении меры наказания.

Дедушка двумя частями перечислил на банковский счёт фонда нужную сумму. Для второй части погашения долга старикам деньги пришлось занимать у родственников и знакомых.

 Как бы там ни было, но я оставался благодарен Эллочки за то, что не додумалась на следствии заявить, что занималась хищением денег с моего ведома и что их делила на двоих. Я не представляю, как мне надо было бы доказывать свою непричастность к хищению денег.

Неприятно быть в чём-то подозреваемым, к чему не имеешь никакого отношения. Положение крайне печальное. В такие дни не хочется ни есть, ни пить, ни спать. Не нужна никакая специальная диета, чтобы похудеть — через несколько дней вещи на мне стали висеть, как на вешалке.

 Во время проведения следствия, следователем в отношении меня было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования. Как-то при встрече за рюмкой водки состоялся разговор с защитником Эллочки. Он по-дружески сказал, что мне нечего переживать, так как Эллочка не возьмёт меня «прицепом».

Я сначала не понял, о чём идёт речь. Когда дошло, то подумал, какую же она должна была иметь совесть, чтобы оговорить меня! Ведь я ничего плохого ей не делал. Приказом постоянно поощрял деньгами, чтобы компенсировать невысокую зарплату. Когда не было работы, всегда отпускал домой раньше конца рабочего дня.

Так как разбирался в юриспруденции и знал о методах расследования уголовных дел, понял, что Эллочка, скорее всего, в беседе с защитником, чтобы уменьшить ответственность и с кем-то её разделить, предложила заявить следователю, что хищением занималась вместе со мной. Грамотный защитник, конечно, отверг её предложение, объяснив, что хищение, совершённое группой лиц, является отягчающим вину обстоятельством.

Я не стал озвучивать свою догадку защитнику, чтобы не ставить его в неловкое положение, так как он не имеет права распространяться о переговорах с подзащитным лицом. Но спросил, верит ли, что я действительно не виновен. Он, хорошо знавший меня, твёрдо сказал, что никогда в этом не сомневался.

***

 Суд, учитывая, что Эллочка ранее не была судима, преступление совершила впервые, чистосердечно призналась в содеянном, глубоко раскаялась о совершённых противоправных действиях и добровольно возместила причинённый материальный ущерб, принял решение назначить меру наказания в виде лишения свободы на три года условно.

После суда благородный защитник пригласил меня и Эллочку в «Грот», где угостил вкусным соком, посоветовав нам не держать зла друг на друга. Я и так перестал обижаться на Эллочку и был рад, что молодой симпатичной девушке не была испорчена жизнь лагерным заключением. Но сделал вывод, что жить нужно по поговорке: доверяй, но проверяй.

 От сотрудниц бухгалтерии управления, в котором я продолжал работать следователем, мне стало известно, что уволившаяся Эллочка вскоре после суда удачно вышла замуж и родила ребёнка. Дай Бог им здоровья…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Провинциальный детектив

Детективная проза: лучший среди лучших

.

Русский кот и немецкий солдат

Игорь НОСКОВ