Крымское Эхо
Архив

Я есть мой выбор

Я есть мой выбор

Одиннадцатиклассников, которые менее чем через месяц расквитаются со школой и уже занесших ноги, чтобы переступить порог во взрослую жизнь, родное правительство показало изящно сложенную фигу прямо на входе в нее. Министерство образования и науки Украины сократило число бюджетных мест в вузах, что естественным образом повлекло за собой снижение количества контрактных. Как тут вновь не посетовать на оторванность педагогической науки от жизни, когда в профильном министерстве о разразившемся осенью экономическом кризисе узнали только по весне! Сделай образовательный министр Иван Вакарчук подобное заявление в начале завершившегося на днях учебного года, он бы значительно сократил траты во многих украинских семьях, где на будущих выпускников тянулись из последних сил, платя репетиторам.

Сегодня далеко не все выпускники, знания которых соответствуют высшим баллам внешнего независимого оценивания, могут позволить себе образование по вымечтанной профессии, потому что правительственным решением государственный заказ на многие из них снижен, а родители из-за меткого попадания в омут финансового кризиса не потянут воз платного образования любимого чада. «Дочь успешно сдала тесты по биологии и украинскому языку и, казалось, как никогда близка к поступлению на факультет психологии. Но на поступление на бюджет теперь не рассчитываем, знаем, что в желанном вузе бюджетных мест не хватило на деток, внесенных ректором в список бесплатников еще в октябре. До кризиса наш семейный достаток позволял не заморачиваться на стоимости образования единственной дочери. Но теперь, когда мужа впервые за многие годы впервые не пригласили на работу в Россию, мы элементарно проедаем отложенные на учебу деньги – от того и стоим на распутье».

Однако сама семнадцатилетняя девушка разве что не топая ногами во что бы то ни стало добивается своего: она хочет быть психологом – и никак иначе. Кто знает, может быть, как будущему психологу ей знакомы слова прославленного американского коллеги Абрахама Маслоу, один из постулатов теории которого гласит: «Если вы намеренно собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют вам ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастливы всю жизнь».

Как тут разорваться между амбициями молодости и скудостью родительского кошелька, когда выбор профессии современными подростками делается в пользу того самого кошелька, только уже собственного. С социальным педагогом Республиканского учебного заведения «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат лицей искусств» Екатериной Ермолиной мы обсуждаем результаты проведенного ею анализа профессиональных предпочтений девяти- и десятиклассников и побудительных мотивов выбора. Разница в возрасте в год в принципе ничего не меняет в результатах проведенного анонимного опроса.

На первое место поставлена самая желанная для школьников профессия программиста, далее следуют архитектор, банковский служащий и моряк. Последняя – явно из разряда местной специфики, тем более что республиканский лицей территориально примыкает к Керченскому государственному морскому технологическому университету, который дает востребованные зарубежными судовладельцами специальности, что раздувают паруса вожделенного материального благополучия. Однако выбранные профессии, по мнению школьников, все же недостаточно отвечают главным принципам отбора – уровню оплаты и престижности. Есть обеспечивающие куда более сладкую жизнь профессии: юрист, врач-стоматолог, переводчик, инженер-нефтяник, дизайнер, но так уж случилось, что им не повезло появиться на свет в тех семьях, где могут позволить себе такую крутизну.

Прагматизм школьников, ошеломлявший своей меркантильностью старшее поколение каких-нибудь десять лет назад, теперь не подлежит осуждению. Никому не хочется видеть свое чадо, влачащим жалкое существование инженера или учителя. Поэтому детки не ограничивают себя в будущих потребностях и возможностях и ставят на первое место в мотивации профессионального выбора уровень оплаты. «Так и запишите, — акцентирует мое внимание на этом факте социальный педагог Екатерина Ермолина, — абсолютное большинство выбирает профессию по этой причине. Причем девятиклассники другой мотивации не отметили, несколько десятиклассников поводом для выбора назвали отношение общества к данной профессии, а вот степень влияния ее на общественные процессы и высокое общественное положение в принципе не прозвучало ни в одном из ответов».

Выбор в пользу профессии программиста, как правило, делается теми школьниками, чьи мозги настроены на волну познания технических дисциплин, потому что гуманитарии имеют иное мнение о престижности. Так что склонность и способности по-прежнему определяют направление мотивации. Но все же тех, кто просто хочет стать инженером в силу способностей к математике, физике или химии, сейчас практически не встретить. Может, это и к лучшему, потому что для людей старшего поколения эта профессия стала уделом нереализованных способностей и научных амбиций. Большинство, имеющих инженерные специальности, остались по большому счету невостребованными и по тридцать лет прозябают за кульманами и технологическими картами, из проекта в проект повторяя одни и те же чертежи и расчеты. Ни тебе профессиональной самостоятельности, ни реализации творческих идей. И поскольку нередко причинами выбора профессии ребенком становится желание родителей, понятно, что повторения печальной инженерной участи наследникам не желают.

Родительский авторитет или авторитаризм довольно часто становятся определяющими факторами в выборе школьником своей будущей профессии. Прислушаться к мнению старших порой бывает очень полезно, потому что жизненного опыта у подростков, как бы они ни хорохорились, нет. Как нет и внятных, толковых и конкретных профессиональных примеров, кроме громких заоблачных с телевизионного экрана. «Я обычно советую выпускникам полагаться на свое мнение, но прислушиваться к словам родителей: здесь всегда есть уверенность, что плохого не пожелают, — говорит Екатерина Ермолина. – Порой это приходится делать вынужденно, считаясь с материальным положением семьи. У нас учится прекрасная девочка, мечтающая стать врачом. Но большого достатка в семье нет, и родители откровенно предупредили ее, чтобы она «рубила сук по себе». Мне искренне жаль, что ей придется поступиться мечтой, потому что уж она-то будет настоящим врачом, не променяющим профессию на зарплату представителя зарубежной фармацевтической компании, как многие выпускники медицинских институтов. Но вряд ли ей при высоких баллах по профильным дисциплинам и почетных грамотах удастся пробиться на бюджетное место, которые заранее расписаны между детьми влиятельных и состоятельных родителей, хотя она всерьез намерена бить в одну точку до победы».

Таких пробивных способностей и уверенности в себе недостает большинству выпускников школ, которые, несмотря на свою «понтовость», весьма инфантильны. «Целеполаганием наделены единицы, — с сожалением в голосе отмечает Екатерина Ермолина. – Верно говорят, что нет слабости воли – есть слабость цели. Но школьники обычно сдаются на милость обстоятельств. Только самые амбициозные, честолюбивые и трудолюбивые добиваются своей цели».

Однако именно с целью бывает определиться достаточно сложно. Современная отечественная школа мало акцентирует внимания на прикладном характере учебных дисциплин. Наверное, так много ребят «болеет» профессией программиста, что видят прикладное значение преподаваемой в школе информатики. Нечто схожее происходит и с профессией переводчика, которую большей частью выбирают школьники, обучающиеся в специализированных гуманитарных учебных заведениях. Или с профессией вокалиста в том же республиканском учебном заведении «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат лицей искусств», ставшего отправной точкой в творческой карьере новой украинской эстрадной звезды Ирис.

Все остальные предметы школьной программы мало увязаны с их практическим применением, не в последнюю очередь по этой причине с такой неохотой выпускники идут в технические вузы, куда обычно поступают не по призванию, а в силу скудости семейного бюджета. О новациях в инженерии им не рассказывают на уроках математики, физики и химии – и в этом колоссальный пробел школьного образования. Сегодня в престижных технических вузах появились уникальные специальности, связанные с генной инженерией и нана-технологиями, с которыми скучать или прозябать уж точно не будешь.

В последние несколько лет все меньше ощущается интерес выпускников школ к публичным профессиям. Некоторые откровенно выказывают желание стать, к примеру, народным депутатом и «светиться» в этом качестве, но профессионально торговать лицом у них намерения нет – и это, в частности, сказывается на понижении престижности профессии журналиста, которая своими возможностями приблизиться к стоящим у власти еще недавно казалась верхом счастья.

Стремление молодых делать жизнь с профессионалов высокого полета затем больно ударяет в жизни. Им кажется, что, выбрав престижную и, по их мнению, высокооплачиваемую работу, они ухватили Бога за бороду. Жаль, что родители и общество, культивируя в детях прагматичное отношение к профессии, не считают своим долгом честно сказать, что и по окончании престижнейших факультетов международных отношений и международной экономики Киевского Национального университета можно безвылазно торчать в скучной фирме, а можно с дипломом провинциального вуза пробиться к большим вершинам.

Рядом с Нобелевскими лауреатами в студенческих аудиториях сидели тысячи других молодых людей, которые не сделали ни профессиональной, ни творческой карьеры, но при том не считают себя менее удачливыми в жизни. Или, напротив, всю жизнь поедают себя от зависти. Профессия сама по себе не является мерилом удачливости в жизни. Существуют множество сопутствующих факторов, без которых самая престижная профессия на поверку оказывается просто комплексом ремесленнических навыков. Жаль, напутствуя выпускников во взрослую жизнь, им не внушают, что не престижно лишь одно – отсутствие профессионализма.

 

Фото вверху —
с сайта izra.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Во славу русского солдата

Борис ВАСИЛЬЕВ

Нужно будет, и Львов возьмем, и Киев!

Степан ВОЛОШКО

С «исторической версией» не согласен!