Крымское Эхо
Архив

Я бы написала книгу о себе «Война и мир»

Я бы написала книгу о себе «Война и мир»

Авторами этих слов могли бы стать миллионы людей, на долю которых выпала война. Они попались мне на глаза в одном из писем, сотни которых хранятся на чердаке дома многолетнего руководителя героико-патриотического клуба «Эльтиген» Татьяны Сафиной и могли бы составить основу ее собственного музея памяти.

Татьяна Ильинична и сама бы могла написать не один том книги с подобным названием, хотя, наверное, первая часть особенно бы ей удалась: розыском погибших при освобождении Керчи советских солдат она занимается с семидесятых годов.

Поводом для разговора с Татьяной Сафиной, возглавляющей теперь архивный отдел Керченского горсовета, послужила недавняя находка на горе Митридат. При проведении приуроченной к 65-летию Победы реконструкции там обнаружены останки советского воина, предположительно погибшего в 1942-43 годах.

Отсутствие медальона не позволяет точнее определиться ни с датой гибели солдата, ни с его именем. Скорее всего, он так и останется неизвестным солдатом.

 

Татьяна Сафина с участниками героико-патриотического клуба
«Эльтиген» на высоте 19.1 в районе Героевского.
Фото из личного архиваТ.Сафиной.


Я бы написала книгу о себе
— Уверена, это не последний эпизод в череде находок военных лет, — с убежденностью говорит Татьяна Сафина. — В Керчи не только каждая пядь земли полита кровью, она буквально усеяна останками погибших. Гора Митридат — один из районов самых кровопролитных боев за город. После войны подняли те останки, что находились на поверхности, и предали их с почестями земле на воинском кладбище. В связи с тем, что гора Митридат является заповедной зоной, первыми работать там начинают археологи. Здесь эпоха наслаивается на эпоху, события древности — на события современности: античные войны, Крымская, Гражданская, Великая Отечественная. Именно при проведении археологических раскопок или реконструкции чаще всего и обнаруживаются такие находки. У меня хранится письмо московского историка, участника одной из археологических экспедиций семидесятых годов, который как раз и рассказывает об одной подобной находке. Но и тогда не удалось установить имя защитника Керчи. До сих пор до конца не исследованы гребни и склоны Митридата, где проходили наиболее жестокие бои за город. Нашему поисковому отряду удалось найти останки одиннадцати советских воинов в одном только бывшем окопе на горе Митридат, на который нам указал коренной керчанин, бывший мальчишкой свидетелем их гибели.

— Почему далеко не всегда удается установить имена погибших?

— В первый период войны у многих не было солдатских медальонов. К тому же в начале войны существовало поверье, что заполнить его — значит погибнуть. И в районе Эльтигена, к примеру, мы обнаружили немало пустых солдатских медальонов, которые ничем не помогли в установлении имен погибших. Однако позднее, когда фронтовые события начали развиваться всё активнее, бои становиться более жестокими, а число потерь возрастать, пришло осознание того, что имя солдата надо сохранять. Об исторической памяти, как вы понимаете, речь тогда не шла, но, по воспоминаниям участников войны, командиры подразделений убеждениями и разъяснениями стали добиваться заполнения солдатских медальонов, которые к тому же помогали фиксировать число потерь и извещать родных о гибели.

— Читаю письма из вашего личного архива и понимаю, от родственников погибших и вести пропавших в боях за Керчь воинов они идут до сих.

— Это так, потому что люди не могут жить без памяти. Вот смотрите, Сергей Никоян из Тюмени в несколько раз старше своего пропавшего без вести в 1944-м отца, добровольца Арамаиса Никояна, просит помощи в поиске его могилы. Внучка без вести пропавшего в 1942 году под Керчью красноармейца Федора Лаптева продолжает начатый единственным оставшимся в живых сыном солдата поиск деда. Поисковый отряд «Крылатая гвардия» из города Снежное Донецкой области ищет место захоронения стрелка-радиста штурмового авиационного полка, поддерживавшего высадку десанта на Огненной земле Василия Избякова, погибшего в ноябре 1943-го. Пустот в человеческой жизни не бывает, поэтому люди продолжают искать своих близких, и, пусть это не покажется странным, чем дальше уходит война, тем больше потребность заполнить чистый лист памяти.

Сегодня настало время, когда не только Родина должна чтить и помнить павших героев. Хорошо бы в каждой семье иметь свою родословную и передавать память о погибших, как реликвию рода. Сейчас в мире столько противоречивых взглядов политиков и историков на события Отечественной и Второй мировой войны и ее героев, что только семье принадлежит право узнать, сохранить и передать по наследству истинную правду о родном человеке и его подвиге. Эти люди, всех имен которых мы до конца так и не узнали, не перестали быть героями. В каждом из них частица Победы.

— А как вам кажется, конец таким поискам настанет?

— Поиск никогда не будет завершен. Ведь современные историки изучают события, их участников и факты прошлого. Чтобы не забывать, надо знать, изучать, восстанавливать и сохранять исторические факты и сведения о людях. Просто в последние годы изменились вектор и география поисков. Сейчас это в большей степени документальная работа, где на первый план вышла обширная переписка с советами ветеранов войны стран СНГ, архивами государств СНГ и Европы, Центральным архивом Министерства обороны России.

— Но ведь из прошлого нам известны имена крупных деятелей. Низшее сословие, как сказали бы прежде, представлено в истории единичными именами.

— Если мы помним имя раба Спартака, то почему, скажите, мы не должны помнить рядового пехоты Иванова? В нашей с вами истории, поверьте, он оставил куда больший и значимый след. Может быть, это громко и пафосно, но без маленьких героев не было бы большой Победы. Именно благодаря им она и состоялась. Они вошли в историю как составная часть подвига Советского Солдата. И речь в первую очередь о пропавших без вести воинах.

— Найдутся, наверное, и те, кто не согласится с вашим отношением к Солдату Победы, ведь экс-президенту удалось втиснуть в их с годами редеющий строй непримиримых врагов, а их подвиг во многом поставить под сомнение…

— Об этом много можно говорить, но я как многолетний руководитель поисковиков задаюсь вопросом, если советские солдаты не герои, то кто же тогда те миллионы, которые лежат в братских могилах по всей Европе?! Герои — это советские солдаты! ОНИ жизнь, порой в страшных муках, отдали за мир, земля ИХ кровью полита.

— Слава богу, мы пришли к консенсусу с Россией по поводу празднования 65-летия Победы. Но поиск погибших и без вести пропавших, возвращение их имен родным и истории всё же не является на Украине государственной политикой…

— И это тем более обидно, потому что в России поисковая работа ведется на уровне государства. Мне дважды доводилось бывать на Всероссийских научно-исторических конференциях поисковых объединений по увековечиванию памяти героев, погибших в годы Великой Отечественной войны. Самым ценным для меня оказался даже не уровень поисковой работы, а то, что история войны не пишется, как заказной материал и не ставится с ног на голову на потребу президента. В России издается военно-научная публицистика, выпущен отличный трехтомник «Имена из солдатских медальонов», куда вошли и наши керченские находки. Это своего рода продолжение Книги памяти. Мы же, к сожалению, продолжаем заниматься розыском практически на голом энтузиазме и силами людей, которые остались поисковиками по велению души и сердца.

 

На фото вверху — лестница на гору Митридат
с сайта bospor.at.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Участники совещания посетят все земельные самозахваты в черте Симферополя

Алла ГОРЕВА

Пресс-секретарь сказала «НЕТ!»

Борис ВАСИЛЬЕВ

«Россия-Украина-Белоруссия: пути интеграции»

Сергей ГОРБАЧЕВ