Крымское Эхо
Новороссия

Изображение войны

Изображение войны

Нет уточнения, какого именно числа, однако известно, что в этом ноябре неподалеку от Свято-Успенской Почаевской лавры был установлен крест в память о расстрелянной царской семье Романовых. Почаевская лавра принадлежит Украинской Православной церкви (УПЦ) Московского Патриархата (МП), а поставили крест на видном месте — на горе под названием «Каминщик».

Также сообщено, что 8 ноября памятный крест освятили священнослужители Московского Патриархата. На мемориальном объекте прикрепили пояснительную табличку с надписью, которая гласит: «Этот крест установлен трудами верных чад УПЦ в честь 100-летия мученической кончины св. Царственных мучеников и всех святых во времена безбожной власти за веру Христову убиенных. 1918-2018 годы».

В самом этом пояснении содержится смысловая несуразица. Если что-нибудь ставят в «честь» чего-то, то повод этот должен быть не трауром, а праздником. Памятный символ в таком случае означает чествование событий и людей, сумевших сделать мир более счастливым и веселым. Но коль для православных монархистов, назовем их так, расстрел свергнутого с престола императора Николая Второго и членов его семьи — трагедия вселенского масштаба, тогда, выходит, они воздают почести и салютуют крестом ей самой и тем, кого она поглотила.

Возникает и такой вопрос — хотя, конечно, главная суть не в нем.

Физическое устранение абсолютных монархов вместе с их родственниками, а Россия даже после революции 1905-1907 годов оставалась, по мнению современников, монархией, только «на четверть конституционной» — традиция, заложенная Английской Буржуазной и Великой Французской революцией. Решения, принимаемые в отношении личностей сброшенных королей, с точки зрения отвлеченного гуманизма, могут выглядеть сколько угодно жестокими, но без них также не было бы исторического Модерна, реализованного и даже доведенного до своей кризисной черты прежде всего в мире Запада.

Кризис любой идеи так же, как и рожденного этой идеей порядка, означает выход на авансцену истории их явных и до поры до времени маскировавшихся врагов.

Для западного Модерна, пришедшего в критическое состояние, схватка с его смертельным противником — фашизмом обернулась фактически сдачей и капитуляцией. И это неминуемо повлияло на масштабы и характер войны, которую пришлось выдержать Советскому Союзу.

Почему в 1941 году жестокая битва развернулась у стен Москвы, а Ленинград оказался в блокаде? В чем причина того, что в июле 1942 года сапог фашистских оккупантов топтал разбитый Севастополь, а в августе, уже после первого массированного налета немецкой авиации на Сталинград, из-за попадания зажигательных бомб в нефтяные хранилища огненная стена встала над Волгой, поглотив, казалось, саму реку? Наступила осень второго года Великой Отечественной войны, и альпинисты дивизии «Эдельвейс» сумели установить флаги фашистского рейха на высшей точке Кавказа и всей Европы — горе Эльбрус.

Отчего вышло так, а не как-то легче?

Не в последнюю очередь потому, что в Западном мире ворота пред наступавшим фашизмом открывали вылезшие из всевозможных щелей враги Просвещения, социальных революций и победившего, как казалось до поры до времени навсегда, Модерна, и в их числе — клерикалы и монархисты, плакальщики по свергнутым монархиям и казненным монархам.

Абсолютные монархии сами утверждались в истории кровожадным способом.

Екатерина Медичи устроила Варфоломеевскую ночь гугенотам, а под эту марку и всем остальным политическим врагам, чтобы избавиться на территории своей континентальной державы от английской агентуры. В качестве таковой в условиях французской специфики выступали религиозные реформаторы.

Потом, уже в Англии, королева Елизавета Тюдор, отправив на плаху свою престольную конкурентку Марию Стюарт, обезглавила тем самым и Шотландию. Иначе эта страна, населенная тогда упрямыми, но мало просвещенными горцами и рыбаками, стала бы католическим плацдармом на Британском острове, нависающим над протестантской Английской короной.

А в России в 1615 году воцарившаяся всего пару лет назад до того династия Романовых повесила четырехлетнего мальчика — сына Марины Мнишек, прижитого ей от Лжедмитрия Второго. Для новой, не слишком родовитой царствующей фамилии такая «конкурирующая фирма» была еще хуже, чем кость в горле.

Только что разделались с двумя первыми самозванцами, за которыми сразу объявились еще два — Лжедмитрий Третий и Лжедмитрий Четвертый, оставшиеся в истории еще под обозначениями (их подлинные имена и происхождение так и остались скрытыми во мраке Смутного времени), соответственно, «Астраханский вор» и «Псковский вор» — и на тебе: под ногами путается еще один претендент на трон, в виде «внука» самого Ивана Грозного!

Приговор Боярской Думы и решение царя Михаила Федоровича в отношении нежеланного для государства ребенка могли быть только беспощадными и такими стали.

Только завоевав себе место под солнцем кровавым путем, монархии с абсолютной властью своих самодержцев могли исполнить предназначенную им полезную историческую работу.

А когда эта работа подошла к концу, негодным предметом истории стали те, кто ее сделал. Неограниченным монархам пришло время уходить. Но, поскольку добровольно покидать сцену они не хотели ни в какую, их пришлось «попросить». Причем нередко таким же кровавым образом, каким шли они сами.

А чтобы уход абсолютизма стал необратимым, на тот свет оправляли не только самодержцев, но и тех, кто мог им наследовать.

Но, похоже, Православная церковь и сейчас способна только на то, чтобы петь старые песни о прошлом. А есть в ее арсенале что-то другое, если уж она как будто собирается противодействовать давлению украинских автокефалов? Дореволюционная самоидентификация Православной церкви лишь усиливает оружие ее противников, потому что они сами это оружие знают и свободно им пользуются.

Крест как символ церкви и давно свергнутой российской монархии не остановил еще ни одной войны и точно так же неспособен развернуть украинские войска от подступов к Донецку и Луганску. Значит, с Донбасса никуда не уйдет и война.

И еще в Почаевской лавре должны помнить, что Русская Императорская армия, отвоевав Галицию осенью 1914 года, летом следующего, 1915, года удержать за собой эту землю не смогла. На канонической территории Русской Православной церкви монастырь в Почаеве смог оказаться только в сентябре 1939 года. Но это уже совсем другая история, ставшая возможной не иначе, как в итоге свержения монархии Романовых и победы всей русской революции.

Идеология и политика противодействия киевскому режиму остается похожей на битву мамонтов с динозаврами. Явление это исторически тупиковое. Потому и тянущаяся против Донбасса война не находит прорывного завершения.

И пока все обстоит так, а не иначе, состояние «ни войны, ни мира» продолжается. Только при этом киевская власть свои вооруженные силы не распускает, а, наоборот, вооружает, чем может. Киевских приготовлений, конечно, мало для ведения полноценной войны, но хватает для того, чтобы ее изображать на суше и на море.

***

Как стало известно, конструкторское бюро Антонова разрабатывает модель стратегического беспилотника с максимальным «потолком» полета — 12,2 тысячи метров. Его американский аналог, с которого видно был взят пример, способен лететь на высоте 16 тысяч метров.

Но и аппарат высокого полета, конструируемый на бывшей Украине, должен быть способным не только вести разведку со стратосферы, но и применять поражающие боеприпасы класса «воздух-земля». Испытывать первые образцы беспилотника стратегического назначения собираются над Донбассом.

Кто бы сомневался!

Об обострении обстановки на Азовском море и вокруг него сейчас не пишут только ленивые. Последнее известие из этой серии – решение Петра Порошенко создать еще до конца 2018 года новое Управление морской охраны, которое, по словам киевского главковерха, должно будет «взять под контроль всю морскую границу от Измаила до Мариуполя».

Также для прикрытия морских берегов бывшей Украины намечено сформировать подразделения быстрого реагирования, а для морских пограничников в ближайшие два года запланировано приобрести легкие вертолеты. Об этом главой киевской власти было сообщено 20 ноября на встрече с командованием Государственной пограничной службы.

В ответ Министерство иностранных дел России выпустило заявление, где говорится, что российская сторона не признает никакой границы, самочинно установленной киевской властью в Азовском море. Также Российская Федерация оставляет за собой полное право контроля над Керченским проливом как своими внутренними водами.

Киев, правда, тоже остается при своем мнении. И тут тупик без «разрулировки».

Вот так сейчас «стыкуются» идеология и политика, в том числе на церковном направлении, с текущей обстановкой.

***

Хотя теоретически для православных монархистов скоро может появиться вполне подходящее поле для деятельности и собственного самоутверждения. Если в приближающемся декабре все же состоится автокефальный собор, необходимый для оформления на бывшей Украине отдельной Поместной православной церкви, то Почаевская лавра вместе с крестом, установленным «в честь» расстрела последнего всероссийского императора и его семьи, рискуют потерять под собой каноническую территорию.

Тут впору было бы организовать какую-нибудь «Монархическую гвардию». Определение «Белая» здесь не годится, так как уже существовавшее реальное «Белое дело» почитать свергнутого монарха и его семейство остерегалось и, вообще, старалось представить себя как явление, всячески дистанцирующееся от старого режима. Генерал Деникин в своих мемуарах и вовсе сравнивал Белую армию с армией Франции времен Великой революции.

Но ничего, за освобождение Почаевской лавры и монархического креста от захвата церковными раскольниками можно и в самом деле организовать новый «ледовый поход». Благо, в этом году снег уже выпал, а на воде успел появиться лед. Идя на Почаев, по пути можно было бы освободить и Киев.

Однако, рассуждая трезво, следует признать, что и такая теория относится к сфере ненаучной фантастики. Война и в этом случае останется не больше чем ее изображением.

И чем дольше войну изображают, тем вероятней, что на Донбассе от очередного обстрела снова вылетят стекла из окон какого-нибудь дома, а в любом населенном пункте опять получит ранение кто-нибудь из его жителей. Как, например, 20 ноября произошло в Горловке, а 22-го — в Еленовке.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Активисты» диктуют политику

Игорь СЫЧЁВ

Типичная «тишина»

Игорь СЫЧЁВ

Психологические итоги Майдана

Сергей КЛЁНОВ