Крымское Эхо
Архив

Из-за этих окаянных книг

Из-за этих окаянных книг

Сколько книг прочтено — не имеет значения,
но имеет значение очень давно
ежедневное, ежевечернее чтение,
еженощное — с лампой зажженной — в окно.
И пока круг от лампы на круглом столе
выключается только на позднем рассвете,
все в порядке на круглой и светлой Земле,
населенной читателями планете.
 Борис Слуцкий

 «Ты представь себе на миг, как бы жили мы без книг?» — патетически вопрошал в детском стихотворении папа дяди Степы Сергей Михалков. Что ему на это ответить? Живем, хлеб жуем.

Сколько не охай-ахай по поводу утраты интереса к чтению, а дело, что называется, сделано, и для слабого утешения придется признать, что некогда популярная форма досуга сменилась продвинутой компьютерной страстью. Ни одно информационное издание, в том числе и аналитическое не может составить достойную конкуренцию интернету, который печет оперативные новости и моментально откликается комментариями на горячие события. Популярный лозунг синеблузников «утром в газете — вечером в куплете», считавшийся вершиной оперативной подачи информации, сегодня не актуален — на YouTube клип-отклик появляется за пару часов. Вчерашние новости в сегодняшней газете и недельной давности в еженедельнике — это хуже, чем позавчерашний день секса. Так что с одной причиной утраты интереса к чтению кое-что прояснилось.

Теперь о второй. Чтобы купить любимый журнал или новинку популярной литературы, надо себя в чем-то весьма существенно ущемить: среднего качества полиграфии томик тянет на сотню гривен. Полугодовая подписка на качественный журнал впятеро дороже, поэтому самые популярные издания давно смирились с тем, что их читательская аудитория просматривает журнал, не лежа на диване, а сидя у компьютера. И третья причина, окончательно убившая страсть к чтению в старшем поколении, еще недавно не мыслившем себя без книги, журнала или на крайний случай центральной газеты, а молодым не давшая даже почувствовать вкус к чтению, — это наши библиотеки.

Их перестали посещать заядлые книголюбы, потому что всё прочитано-перечитано не по разу, а покупка новых книг и в этих хранилищах человеческой мудрости заменена установкой компьютеров. Фонд Билла и Мелинды Гейтсов удивительно щедро оплачивает потерю интереса молодежи к чтению: на двадцать пять миллионов выделенных им долларов на Украине компьютеризировано семьсот тридцать библиотек. В отличие от американских компьютерных просветителей сама Украина скудно оплачивает обновление книжных фондов. Счетная палата подвела неутешительный итог двадцатилетней независимости: страна лишилась более тринадцати миллионов книг, в том числе и раритетных. Государство выделяет на библиотечную сферу скудные средства, восемьдесят процентов из которых тратятся на зарплату сотрудников. Как установила та же Счетная палата Украины, расходы на пополнение и обновление библиотечных фондов ни разу не прописывались отдельной строкой.

Плачевным результатом может полюбоваться любой желающий, не выезжая с малой родины: библиотеки фактически превращены в архивы старых, никому не нужных книг, газет и журналов, на восемьдесят процентов состоящих из социально-политических изданий прошлого века. Спроса на них нет, а занимаемые ими места на полках и в хранилищах создают иллюзию информационного наполнения, благодаря которому директора ЦБС цепко держатся за свои должности и зарплату.

Библиотечные фонды давно превращены в пылесборники морально устаревшей и физически изношенной литературы. Пополнение книжными новинками идет за счет литературы на украинском языке, которая в нашем русскоязычном регионе в редких случаях востребована в учебных целях, и на средства самих читателей, вскладчину приобретающих всякую книжную лабуду вроде дешевых — по содержанию, но не по стоимости — детективов, исторических и любовных романов. Сложная содержательная литература у современных читателей не в чести, многие не до конца утраченной привычкой к чтению «проветривают мозги», как просмотром юмористических телепередач.

Привычка Украины к последним местам в любых рейтингах сказалась и на количестве читающего населения. По этому показателю страна замкнула европейский рейтинг: две трети населения прекрасно обходятся без чтения, а каждый четвертый житель Украины вообще не открывает книгу. Как говорил писатель Александр Куприн, они погрузились «в тихий, послушный, желудочно-половой идиотизм». Из самой читающей страны в туалете, как шутили в бытность СССР, мы переходим в разряд аутсайдеров. Сказалось отсутствие моды на образованность, героями нашего времени стали нувориши, пример которых убеждает подрастающее поколение, что сила, брат, в богатстве. Нынешнее время вывело в первачи троечников и дилетантов, которые гордятся тем, что добились больших денег и публичности не благодаря образованности, а вопреки — и это четвертая причина отсутствия интереса к чтению.

Исчезновение традиции чтения, возможно, и нельзя приравнять по степени опасности с Чернобыльской катастрофой, но в морально-нравственном плане утрата этой привычки грозит не меньшими последствиями: неумением нации мыслить и творчески анализировать информацию. Что, впрочем, не удивительно: растет уже не первое поколение родившихся в самостийной Украине, чье жизненное пространство не занимают книги из домашней или общественной библиотек, с удивлением узнающих от грамотного учителя литературы, что семейное чтение считалось хорошим тоном, а многих любовь к книге вывела в люди. Преподаватель русского языка и литературы Татьяна Перминова может бесконечно долго рассуждать на эту тему: у нее к чтению не только профессиональный, а и личный интерес — она не представляет себя без книги, а плохо говорящие, со скудным лексическим запасом люди ей по-человечески неинтересны.

«Без устали могу повторять, чтение развивает память, речь, личный лексикон, — с запалом говорит Татьяна Борисовна. — Много читающие дети порой не нуждаются ни в родительских нотациях, ни в учительских наставлениях — они делают себя по образу и подобию выбранного книжного героя. Такие дети сегодня очень заметны на фоне сверстников: у них взрослая, осмысленная, грамотная речь, что признается в классе как признак лидерства.

У большинства нынешних школьников книга не в чести — это сразу заметно по неграмотной речи, неправильным ударениям, неумению логично связать в осмысленную фразу два слова. Мои ученики не читают по слогам в старших классах, что сегодня не столь редко встречается в учительской практике, — мои к одиннадцатому классу вычитываются. Но составители программ, на мой взгляд, оторваны от школьной действительности и не имеют представления о том, что дети мало или почти не читают: иначе бы они не отводили в выпускном классе один час в неделю на риторику.

Ораторское искусство — это замечательно, но выразительного прочтения текста перед аудиторией мало, для него необходима база — грамотная речь, большой лексический запас, логика, хорошая память, а всего этого без чтения не добиться. Однако сегодняшних школьников чтение не занимает — они «висят» в интернете, набирают баллы в играх, их переписка в социальных сетях безграмотна, «Война и мир» для них отстой, «Тихий Дон» вызывает смех, «Мастер и Маргарита» кажется им скучным и нудным чтивом. Среди своих учеников я могу выделить двоих пятиклассников, прочитавших всю детскую литературу по своему возрасту и все книги по школьной и внеклассной программе. Двое моих выпускников имеют электронные книги и читают всё подряд. Прочитанные ими книги, во всяком случае, в их пересказе, меня ужасают, выражаясь их же языком, это полный мрак».

Для ее коллеги, Нины Коваленко, преподающей в сельской школе, тема чтения больная. Она перепробовала массу способов развития у детей интереса к книге, возила их в городскую библиотеку, устраивала мероприятия и встречи с интересными людьми, даже экспериментировала с домашним чтением. «Я предложила ученикам средней школы читать по вечерам родителям газеты или книги, — рассказывает Нина Васильевна о незадавшемся опыте. — Поначалу дело пошло, и детям понравилось, что мамы-папы слушают их. Но не прижилось: родителям быстро надоело жужжание над ухом, они стали ворчать, что это мешает заниматься им хозяйством.

Возрождение традиции семейного чтения, бывшее некогда популярным досугом не только в аристократических и интеллигентных семьях, а и в рабочих, могло бы способствовать интересу к книге у школьников, но не случилось. Сейчас в каждом классе отыщутся от силы один-два читающих ученика. Конечно, у сельских детей меньше свободного времени, чем у городских, потому что поручений по хозяйству у каждого хватает, но на компьютер они выкраивают не по часу. В результате не такая уж редкость, что к старшим классам они читают по слогам.

У меня учится десятиклассница, которая недавно еле-еле освоила чтение по слогам. Моей предшественнице она объясняла свое нежелание читать тем, что у них в семье большое хозяйство, она с пеленок сосватана и времени на глупости у нее нет. Может быть, удивитесь, но проняли ее мои слова о том, что для своих детей она не будет авторитетом: не сможет не то что с уроками им помочь, и а сказку прочитать. Теперь она мне на каждом уроке докладывает, что учит свою младшую сестренку читать. Дико звучит мой рассказ? Но ничего не попишешь, правда жизни…»

И эта правда подтверждается на каждом шагу то оптимизацией библиотечной сети, то их бездумной компьютеризацией, то закрытием книжных магазинов, то сокращением учебных часов по литературе, то подменой русского языка украинским, в результате чего дети неделю учат язык, которым не пользуются в обыденной жизни, и между делом «проходят» тот, на котором общаются повседневно. Число людей, вообще не читающих книг, растет год от года, а это означает, что снижаются интеллектуальный потенциал и культура, не формируются морально-нравственные ориентиры, уходят умения размышлять, анализировать и просто думать. Когда социологи констатируют снижение количества прочитанных книг подростками, они или глупо льстят, или намеренно вводят в заблуждение. Чтение перестало быть потребностью, в подростковой и молодежной среде оно практически окончательно вытеснено, школьники не читают не просто внеклассной литературы — обязательную программу в лучшем случае знают по рассказам учителя или фильмам.

Не формируется мотивация к чтению, и одна школа бессильна что-либо изменить в этой ситуации. За все годы существования самостийной Украины был, кажется, единственный политик в стране, читающий книги, — Юрий Луценко, не утративший этой привычки и в тюремных застенках. Кстати, очень показательный пример: человек, впитавший в себя вкус к чтению, не теряет его в любых обстоятельствах. Так было и с заядлыми книжниками, рассказывают старики, и на фронте, и в голодной эвакуации. Навык, привитый дома ли, в школе ли, почерпнутый ли любознательным человеком из чужого полезного опыта, не дает о себе забыть, и никакой информационно-насыщенный интернет не заменит пахнущей типографской книги.

Но кто думает в нашей стране об этом, кто из политиков рассказал, что чтение вывело его в люди? Никто! Разве что премьер страны, которому впору самому писать книги в жанре популярного нынче фэнтези. Обеспокоенный низкой читательской потребностью сограждан, Николай Янович обещает запустить между городами Украины библиобусы. Дело, наверное, хорошее и в Финляндии — самой читающей стране Европы — невероятно популярное. Но у нас это будет не прививкой к чтению, а еще одним способом отмыва бюджетных денег. Правда, способом культурным.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нет учёта — нет проблемы

.

Мой Симферополь, район Донецка…

Стук под колпаком