Крымское Эхо
Архив

Из широких кадровых штанин

Из широких кадровых штанин

Всё чаще заходит речь о важности рабочих профессий. Складывается впечатление, что разговорами о повышении их рейтинга чиновники вознамерились возместить двадцать провальных лет, когда высшие учебные заведения, включая созданные на материальной базе детских садиков и с подобающим месту размещения уровнем преподавательского состава, штамповали юристов, менеджеров, психологов, экономистов.

Как известно, многие подготовленные ими специалисты не нашли себе лучшего применения, чем трудоустройство в качестве продавцов-консультантов или кассиров в супермаркетах. У кого-то не срослось с личным соответствием диплому о высшем образовании, кто-то не нашел подобающему ему места работы, а кому-то сразу надо было понять, что просто интеллектуально не дорос до вуза и было бы честнее занять руки, чем напрягать мозги.

Николай Горностай

Из широких кадровых штанин
Сейчас эта недурная, прямо скажем, мысль находит своих сторонников на самом высоком уровне — в правительстве страны. Причина банальная: поднять экономику и производство силами юристов и психологов не выйдет при всем желании — нужны умелые и мастеровитые рабочие руки. Нынешний дефицит рабочих в стране колоссальный, станочников, к примеру, впору заносить в Красную книгу. Старые кадры вышли на пенсию, оставив хилое отечественное производство без крепкого рабочего класса. Молодые, тут надо честно признать, на производстве не приживаются. Набив руку, подсмотрев кое-что у ветеранов, они чувствуют себя не то чтобы окрыленными, но вполне готовыми предложить свои профессиональные услуги работодателю, платящему хорошие деньги, что случается чаще всего за рубежами любимой родины. А чиновники вместо того, чтобы осознать такую очевидную всем ситуацию, знай себе, штампуют идеи по реформированию профессиональной школы. То они намереваются вывести профессиональные училища из подчинения Министерства образования, то переименовать их в колледжи, то вознамерились возродить профориентацию в школах.

— За последних лет пятнадцать было принято несколько программ реформирования системы профессионального образования, — признает директор Керченского высшего профессионального училища судостроения и деревообработки Николай Горностай. — Последняя — два года назад, предусматривавшая выделение порядка четырех с половиной миллиарда гривен на обновление материально-технической базы училищ. За это время не выделено практически ни копейки, поэтому училища содержат и обновляют свои базы за счет собственных доходов. На учебно-воспитательные цели средств тоже выделяется недостаточно.

Подготовка специалистов — сварщиков, сборщиков, столяров — в нашем училище энергозатратная: помимо обеспечения спецодеждой, требуются металл, электроды, газ, кислород, электроэнергия. По итогам финансово-хозяйственной деятельности за прошлый год мы могли искренне порадоваться тому, что государство в полном объеме финансирует зарплату, налоговые начисления на нее, питание учащихся, оплату коммунальных услуг и выплату стипендий. Из общей суммы госфинансирования это составляет 98.6 процента, на развитие и текущее содержание училища остается 1.4 процента. Таковы наши реалии, хотя прежде на текущее содержание, а это модернизация материально-технической базы, ее ремонт, выделялось никак не меньше двадцати пяти процентов.

Выкручиваемся — так определяет свою работу каждый руководитель профессионального училища. Надо, во-первых, сохранять то, что имеем, и, во-вторых, решать первоочередные задачи по материальному обеспечению учебно-производственного процесса. Делается это за счет собственных средств. Согласно законодательству в период производственной практики ребятам выплачивается пятьдесят процентов зарплаты, вторая половина перечисляется училищу. Деньги небольшие, но в какой-то мере позволяют нам держаться на плаву. Оказываем платные услуги: организуем курсовую подготовку, выполняем индивидуальные заказы населения.

— Одна из одолевших чиновников идей реформирования профессиональной школы заключается в переходе от коллективной формы обучения рабочим специальностям к индивидуальной. В этом случае, к примеру, маляра можно подготовить за три месяца, а не за три года. Нечто похожее на практиковавшееся прежде наставничество, когда в рабочую бригаду брали ученика, и закрепленный за ним наставник натаскивал его азам профессии, потом шла сдача экзамена и получение разряда.

— Это непрофессиональный подход — так рассуждать могут только дилетанты. Училища выполняют не только функцию профессиональной школы, но и занимаются социальной защитой и адаптацией молодежи: даем специальность, среднее образование, воспитываем. Вы прекрасно понимаете, что в ПТУ в основном учится молодежь, которая не имеет материальной возможности продолжить обучение в высшей школе, те же сироты. Индивидуальное обучение всегда было, есть и будет — это и повышение квалификации, и переподготовка. Возникла в свое время на «Заливе» необходимость в подготовке сварщиков — мы помогли заводу обучить за счет его средств порядка четырехсот рабочих. На таких же условиях сотрудничаем с Центром занятости. Но полностью отказаться от структуризированной системы, которая, по моему глубокому убеждению, является достоянием государства, потерять ее, было бы недальновидно и, прямо скажем, глупо.

Если мы, к примеру, будем выведены из государственного подчинения Министерства образования, науки, молодежи и спорта АРК, то город, который нуждается в рабочих руках, финансово не потянет училища, и самостоятельно ни одно из них существовать не сможет. У нас был уже опыт, когда училища на год выводили из структуры Минобразования, и он наглядно показал неэффективность этого начинания. Стоимость обучения одного учащегося в 2011-м году составила порядка 919941 гривны, что бюджету города никогда не осилить. И еще одна из причин, почему нельзя ПТУ замыкать на город, — в них обучаются ребята из разных регионов, и, понятное дело, что Керчь не обязана да и не вправе профессионально обучать, кормить и платить стипендию за счет местных средств жителям того же Белогорского или Ленинского районов. Разрушить систему, конечно, проще, чем поддерживать в жизнеспособном состоянии, но через год или два на смену нынешним реформаторам придут другие, с новыми идеями, например, возрождения профессиональной школы, и осуществить это будет намного сложнее. Мы не против реформ, тем более законодательство корректируется и регулируется, но полностью отказаться от оправдавшей себя и проверенной временем системы нельзя.

Вот вам пример. В январе и феврале мы выпустили группы сборщиков корпусов металлических судов и сварщиков, из которых тридцать два человека приняты на «Залив». Сильная подпора для завода, тем более практику они проходили в бригадах, занимающихся строительством судов на экспорт. Учились эти ребята у нас три с половиной года, за это время шло их становление в социальном, физическом, нравственном плане. Многие из них с годами станут классными специалистами, и заслуга училища будет не только в уровне их профессиональной подготовки, но и в том, что оно удержало их в руках, не допустило их вполне вероятного сползания в криминальную среду.

— Хотела бы узнать ваше мнение относительно еще одной «рационализаторской» идеи: трансформации ПТУ в колледжи и техникумов — в профессиональные колледжи при университетах. На примере тех же керченских техникумов мы видим подвижки в этом плане: они «легли» под высшие учебные заведения, потому что иного выхода сохраниться из-за резко снизившегося набора студентов у них нет. Переименование ПТУ в колледжи повлечет за собой кардинальные перемены или это будет, как в народе говорят, «хоть горшком назови, только в печь не сади»?

— Училища системы профтехобразования аттестуются по трем уровням: высшие, как наше, лицеи и различные кратковременные курсы. Лицеям дано право заниматься профессиональной подготовкой учащихся восьмых-девятых классов, мы же имеем дело только с теми, кто получил аттестат или свидетельство об окончании школы, и преимущественное право работы с взрослым населением в возрасте до тридцати пяти лет по государственным программам обучения, индивидуальным и за счет средств предприятий. Эта трехуровневая градация всех устраивает, сейчас идет выработка компетенций каждого уровня. Попытка переименования, на мой взгляд, своеобразная дань Болонскому процессу и нашей интеграции в европейскую систему образования. Это как водительское удостоверение — европейского образца и для внутреннего употребления.

— Много говорится о необходимости переориентации профессиональной школы на потребности реального сектора экономики.

— В условиях отечественной рыночной экономики ни одно министерство, ни один город не могут спрогнозировать перспективную потребность в рабочих кадрах. Желание Керчи перейти в курортный статус не означает, что будет поставлен крест на промышленных предприятиях, и все училища должны получить лицензии на подготовку экскурсоводов или администраторов гостиниц. Технология прогнозирования подготовки рабочих кадров нигде в мире не отработана, такого типа прогнозов нигде не существует. Пример. Существовала в промышленно развитом государстве крупная автомобильная корпорация, в один прекрасный момент совет директоров принимает решение об экономической целесообразности перемещения производства в азиатскую страну с дешевой рабочей силой. Значит, многолетних своих работников приходится частично сокращать, частично переобучать на другие виды производства. Кто мог прогнозировать, что корпорация не выдержит конкуренции, что грянет мировой финансовый кризис, что руководство увидит экономические выгоды в изменении многолетних производственных реалий? Например, финская компания Nokia некоторое время назад разместила свое производство в Венгрии, сейчас перемещает его в Азию. На «Заливе» до 1996 года работали десять тысяч человек, сейчас две, а ведь когда-то завод считался вечным и самым надежным спутником Керчи, но, тем не менее, пережил акционирование, переход в частные руки и нельзя исключать, что на этом его трансформации остановятся. Поэтому училища работают по многолетним связям с предприятиями — в этом их сила.

— Ваш основной профиль судостроение, но на протяжении последних лет вы готовите специалистов новых для училища профессий.

— Это вызванная обстоятельствами многопрофильность, необходимость сохранения педагогического коллектива и технического персонала учебного заведения и наш ответ на вызов потребностей города в кадрах. Мы понимаем, что составили конкуренцию профессиональным училищам сферы услуг, но, с другой стороны, они тоже получили лицензию на подготовку сварщиков. Сейчас Министерство образования и науки, молодежи и спорта пытается уйти от многопрофильности, но сопротивление руководителей ПТУ огромное. Это, с одной стороны, ущемит интересы училищ, которые лишатся права на подготовку каких-либо профессий, а с другой, будет обходиться дороже самим учащимся и их семьям, потому что детям придется либо сменит на время место жительства, либо добираться из одного района города в другой.

— Как вы относитесь к призыву вернуть в школу профессиональную подготовку старшеклассников, которая прежде существовала в виде межшкольных мастерских и курсовых комбинатов?

— Идея здравая и на примере людей старшего и среднего возраста, которые прошли в школьные годы обучение каким-то рабочим специальностям, показавшая свою рациональность. Мы рано или поздно вернемся к этому. На одном из семинаров директоров профессиональных училищ перед нами выступали ректоры крымских вузов, признавшие приоритет наших выпускников перед школьными по одной простой причине: они готовы к жизни социально и на многие вещи смотрят по-взрослому. К жизни ребенка надо готовить с ранних лет, в том числе и профессионально.

— В чем вы видите причину диспропорции между требуемыми работодателям специалистами и предложениями на рынке труда?

— В низком уровне оплаты труда. Иной раз получаемое пособие практически равно размеру месячной заработной платы. Вы посмотрите, в любом практически коллективе основу штата составляют люди старшего возраста, у которых есть какие-то надбавки за стаж и квалификацию. Училище, десятилетиями специализировавшееся в подготовке станочников для предприятий Керчи, несколько лет не набирает группы токарей из-за низкой оплаты труда, хотя потребность предприятий в таких рабочих немалая. В странах Балтии станочник получает до тысячи евро в месяц, и опытные рабочие давно уехали туда на заработки. Молодые и рады бы последовать их примеру, так работодателям нужны опытные, высококвалифицированные специалисты.

И такая ситуация не только со станочниками: работодатели хотят сразу получить ценного специалиста. Поэтому перед нами сейчас стоить задача подготовки специалистов, способных самостоятельно принимать производственные решения. Те же судосборщики и сварщики должны уметь читать чертежи, знать современные технологии, английский язык и уметь решать проблемные задачи. Найти высокооплачиваемую работу молодым нелегко, поэтому они на первых порах стараются закрепиться в хороших производственных бригадах, набить руку, набраться опыта, а потом с легкостью снимаются с якоря в поисках высоких заработков. Это наша беда, но противостоять ей государство и работодатели пока не в силах.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дефолт подкрался незаметно

Алексей НЕЖИВОЙ

Молчи, женщина, твой день 8 Марта!

Россия и Крым: как нам выстраивать наши отношения?