Крымское Эхо
Руина

Итоги года. Крестовый поход против Православия

Итоги года. Крестовый поход против Православия

Продолжая серию статей об итогах 2022 года, приходится задаваться вопросом: что еще, помимо всех событий, прямо связанных с украинским кризисом и геополитическим трансформациями в мире, стало знаковым, ознаменовывающим наступающую эпоху?

Важнейшим «приобретением» для мира стала культурная война. Но это явление столь многогранное, что описать его в одной статье не получится. Сосредоточимся на одном из фронтов этой войны – борьбе с каноническим Православием в Восточной Европе.

О проблемах Украинской православной церкви неоднократно приходилось писать в этом году. Напомним, что 27 мая на очень странном мероприятии, которое назвали собором, УПЦ разорвала отношения с Русской православной церковью. О дальнейших событиях на Украине позже — а сейчас о похожих действиях властей прибалтийских стран, предпринятых осенью этого года.

5 сентября президент Латвии Эгилс Левитс внес законопроект о независимости Латвийской православной церкви от РПЦ. Уже 8 сентября латвийский сейм проголосовал за это. Удивительная оперативность! Решать в парламенте, как должен жить институт гражданского общества, — это очень по-европейски, но таковы сейчас их пресловутые ценности.

Комментируя законопроект, председатель комиссии сейма по правам человека и общественным делам Артус Кайминьш заявил, что принятие поправок «пойдет на пользу православным верующим, всему обществу и национальной безопасности». Вот такие чудесные права человека и общественные дела в Латвии, где число православных составляет около 370 тысяч, это третья по величине конфессия. Причем это далеко не только русскоязычные, среди них много латышей, в значительной части приходов богослужения ведутся на латышском языке.

Казалось бы, после трех десятилетий дискриминации русских в Латвии — ничего удивительного. Но одно дело, когда парламент решает вопросы языковой политики, другое – когда он считает себя вправе определять, кого должны поминать в своих молитвах верующие.

Здесь нужно уточнить, что Латвийская православная церковь имеет полную независимость от РПЦ в правовых, хозяйственных вопросах. С РПЦ у нее евхаристическое общение, за богослужением поминается патриарх Московский и всея Руси. Получает ЛПЦ из Москвы богослужебное миро. То есть связь ЛПЦ с РПЦ на уровне духовных символов, но, похоже, это как раз и не устраивает латвийских националистов. Не помогло и то, что после начала СВО митрополит ЛПЦ Александр осудил действия России.

В Эстонии решили пойти более изощренным путем. Сначала 27 сентября министр внутренних дел Лаури Ляэнеметс заявил, что государство может лишить вида на жительство митрополита Евгения – главу Эстонской православной церкви с таким же статусом, как и ЛПЦ. Предлогом для этого он назвал возможную поддержку ЭПЦ действий России на Украине. О своих действиях в этом направлении министр рассказал так:

«Что касается Русской православной церкви в Эстонии, которая находится в подчинении Московского патриархата, то мы очень внимательно следим за тем, что там делается и говорится».

Такое вот полицейское государство.

7 октября МВД Эстонии направило ЭПЦ письмо, где потребовало от митрополита Евгения «однозначно и понятно выразить», разделяет ли он позицию Патриарха Кирилла, «оправдывающую военную деятельность Российской Федерации на Украине». Кроме того, ЭПЦ должна «убедить как Министерство внутренних дел, так и общественность Эстонии в том, что ЭПЦ МП не ведет в Эстонии никаких действий по подстрекательству к войне».

Это очень напоминает советский юмор: докажи, что ты не верблюд.

Хотя еще в марте митрополит Евгений присоединился к заявлению Совета Церквей Эстонии, осудившем СВО, пришлось ему письменно ответить, что он не разделяет «слова Святейшего Патриарха Кирилла, произнесенные им в проповеди 25.09.2022, об отпущении всех грехов военнослужащим, погибшим при исполнении воинского долга».

Это не помогло. 2 декабря парламент Эстонии лишил Эстонскую православную церковь субсидий от государства, положенных всем конфессиям Эстонии. Такого рода выплаты – это не специфическая эстонская щедрость, а обычная практика протестантских стран Европы.

В Литве отдельной православной церкви нет, православие представлено Виленской и Литовской епархией РПЦ. Против нее тоже началась кампания с литовской спецификой. Не спросив мнения епархии, ее начали сватать Константинопольскому патриархату. Еще в мае посол Литвы в Турции Ричардас Дегутис передал патриарху Варфоломею письмо от премьер-министра Литвы, в котором говорилось о возможности «восстановления» деятельности приходов Константинопольского патриархата в стране и о поддержке, которую власти готовы оказать этому процессу.

Митрополит Иннокентий опроверг наличие такого желания у православных Литвы, но тогда же Виленско-Литовская епархия сообщила, что запросила у Русской православной церкви статус самоуправляемой.

В ноябре в одном из интервью премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните выступила за переход Виленско-Литовской епархии в юрисдикцию Константинопольского патриархата. Также она заявила, что православная церковь в Литве занимает маргинальное положение, у православных украинцев, находящихся в Литве, «нет церкви, в которую можно было бы пойти». Видимо, по ее мнению, в этом виновата принадлежность Литовской епархии РПЦ.

Если суммировать все эти наезды на православные церкви в Прибалтике, то можно увидеть общую закономерность: несмотря на то, что их главы изначально присоединились к осуждению действий России на Украине, это им не помогло. Осенью началось новое наступление на Православие, цель которого – полностью оторвать православных этих стран от Московского патриархата.

Эти процессы хорошо показывают, что события вокруг Украинской православной церкви развиваются по тому же сценарию, только более масштабно, ввиду величины самой церкви и жесткости противостояния внутри страны.

В прошлых статьях, посвященных давлению на УПЦ, мы остановились на возникновении прямой угрозы запрета церкви, несмотря на то, что она официально разорвала отношения с РПЦ и поддерживает все действия киевского режима.

Декабрь ознаменовался продолжением обысков в храмах, монастырях, епархиях УПЦ. СБУ продолжила там искать «происки Русского мира», выкладывая в качестве их доказательства фото книг, изданных в России, свидетельства российского гражданства у монахов. Перечислять эти акции не имеет смысла, сообщения о них шли практически в ежедневном режиме.

Более важным является то, что комитет Верховной рады рекомендовал принять законопроект «Об обеспечении укрепления нацбезопасности в сфере свободы совести и деятельности религиозных организаций». Уже из этого названия видно, что в Киеве решили признать УПЦ угрозой национальной безопасности.

Этот законопроект предусматривает «запрет деятельности на территории Украины РПЦ, религиозных организаций, входящих в структуры РПЦ, а также религиозных центров, входящих в состав или признающих в любой форме подчиненность в канонических, организационных, других вопросах Русской православной церкви».

Хотя УПЦ и убрала из своего устава связь с РПЦ, Московский патриархат не разорвал в ответ отношения с УПЦ. Церковь вообще живет другими временными рамками, для нее не то что несколько месяцев, несколько лет – миг по отношению к тысячелетней истории. А упоминание в уставных документах РПЦ связи с украинским православием для киевского режима может быть вполне достаточным основанием для запрета УПЦ. То есть таким требованием уже Русскую православную церковь вынуждают публично пойти на разрыв с УПЦ, чтобы избежать ее запрета на Украине.

Также этот законопроект вводит монополию на использование термина «православный» и эту монополию предлагают, как легко догадаться, отдать ПЦУ. Даже эксперты Главного научно-экспертного управления Верховной рады назвали эту норму противоречащей украинской конституции. Но, зная историю украинского законотворчества, нужно признать, что такого рода замечания официальных экспертов-юристов редко когда препятствовали принятию законов, нужных властям.

Однако такого рода юридический экстрим вызвал раскол уже внутри украинского политикума. Более разумные его представители понимают, что власти уже добились нужного результата – УПЦ активно осуждает действия России, разорвала отношения с РПЦ. Что еще нужно? Зачем вносить дополнительный раскол в общество? Ведь в нынешней ситуации разумные власти, наоборот, должны добиваться консолидации. И уже появились видео украинских солдат, которые требуют прекратить гонения на УПЦ. Но видимо, есть какие-то другие мотивы.

Об этих мотивах свидетельствует видео с шоу «Байрактар News» студии «Квартал 95», где откровенно глумились с церкви. В частности, прозвучало: «Хорошо было бы иметь соответствующий прайс-лист: плюнуть в священника УПЦ МП – 20 гривен, оставить священное писание гвоздем на внедорожнике – 50 гривен, выгнать Московский патриархат с Украины – бесценно».

Этого уже не выдержала всему покорная УПЦ и подала заявление в полицию о разжигании религиозной вражды, а Синод потребовал публичных извинений от «Квартала 95». О реакции правоохранителей и шоуменов пока ничего не известно. Но мало верится в то, что делу дадут ход, а уж тем более, что удастся получить извинения от пошляков-юмористов.

Последней вишенкой стало сообщение, что с Киево-Печерской лаврой, по рекомендации Минкульта, с 1 января будет разорван договор аренды на два храма в так называемой Верхней Лавре. А ведь Лавра получила эти храмы в полуразрушенном состоянии и вложила в их восстановление немалые средства…

Все описанное выше является уже не просто давлением на православные церкви, а реальным «крестовым походом Запада» против Православия. Чего же добиваются его организаторы?

Здесь уместно вспомнить о планах Гитлера в отношении религии на захваченных территориях СССР. Сам германский фюрер был прагматиком и мало интересовался этими вопросами, передоверив их своим более мистически настроенным соратникам Гиммлеру и Розенбергу. Поэтому каких-то официальных документов на этот счет нет. Но в частных беседах Гитлер говорил, что не допустит создания никакой единой православной церкви. Должны быть отдельные приходы, каждый из которых живет сам по себе. А еще лучше распространить среди покоренных народов разные пацифистские секты типа «Свидетелей Иеговы».

Нечто подобное мы сейчас и видим на Украине. Если представить, что УПЦ запретят, то что получится взамен? ПЦУ ее не заменит — просто кадров не хватит, да и авторитет ее среди населения крайне низок. На западе Украины продолжат господствовать греко-католики, а в других регионах произойдет распад религиозной сети. Кто-то уйдет под ПЦУ, кто-то зарегистрируется как независимая религиозная организация — естественно, при условии полной лояльности властям. Монашество в значительной части будет перебираться в Россию.

Дальнейший рост получат разного рода протестантские секты. Новые возможности для распространения появятся у неоязычников. Традиционная религиозная культура Украины рухнет.

Очень сильно похож этот прогноз на гитлеровские планы. Но похоже, что у его современных украинских продолжателей других планов и нет.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 22

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Нэчувана зрада» приключилась в Закарпатье

Вынос мозга на фоне предсмертной истерии

Полжизни ненависти

Оставить комментарий