Крымское Эхо
Общество

История одного юбилея — 2

История одного юбилея — 2

20 ЛЕТ НАЗАД В СИМФЕРОПОЛЕ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ МОСКВЫ БЫЛ ОТКРЫТ РУССКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР

Начало см. здесь

Задачи и структура РКЦ

Русский культурный центр (РКЦ) был создан Фондом «Москва-Крым» для осуществления деятельности, направленной, согласно Уставу РКЦ, на:

— сохранение и развитие в Республике Крым русской культуры и русского языка;
— укрепление культурных, деловых, творческих и духовных связей русских Крыма с Российской Федерацией;
— оказание помощи соотечественникам в реализации ими своих конституционных прав и свобод — имущественных, гражданских и национально-культурных;
— сохранение и приумножение русских национальных традиций;
— содействие научной, творческой и образовательно-просветительской деятельности соотечественников в Крыму;
— оказание помощи одаренной молодежи и использование потенциала интеллигенции Крыма в деле эстетического и духовно-нравственного воспитания детей и подростков;
— содействие в развитии добрых межнациональных отношений в Крыму.

Примерно такая же повестка стояла и перед Фондом развития экономических и гуманитарных связей Правительства Москвы «Москва – Крым» (ФМК), реальным учредителем РКЦ. Лишь с большим уклоном на развитие хозяйственно-производственных отношений, межрегиональных связей и, с учетом крымской специфики и полномочий фонда (как главного тогда оператора Москвы по реализации социальных программ, касающихся оздоровления и реабилитации горожан в Тавриде), на создание качественно новой структуры в туристическо-рекреационном секторе полуострова, и, что естественно для тех времен — на выполнение представительских функций от имени администрации российской столицы.

В нашей республике фонд действовал через свое Крымское представительство.

Примерный отчет о деятельности ФМК за первые 10 лет – здесь.

Архивное фото. Творческая встреча в Русском культурном центре Симферополя с народным артистом России-РСФСР Н.С. Михалковым

Собственно, сам Русский культурный центр в г. Симферополе в момент его открытия в 2001 году состоял из нескольких отделов: культурно-массового, образования, музейно-библиотечного и организационного, а также информационно-аналитического сектора и 12 (поначалу — 8) районных/городских филиалов.

Согласно концепции, главным подразделением РКЦ являлся именно отдел образования. Это было продиктовано прежде всего общественно-политической ситуацией в Крыму, а также постоянными угрозами системе республиканского просвещения на русском языке со стороны. Поэтому Русская община Крыма как ведущая организация российских соотечественников сформировала данные приоритеты под возможности гуманитарной деятельности вновь созданного РКЦ именно таким образом.

Московские (российские) учебники, методическая литература, пособия, учебные плакаты и красочные атласы, художественная литература для школьного чтения, молодежных и взрослых библиотек в скором времени пошли усиливающимся потоком в крымские общеобразовательные учреждения.

Сотрудниками РКЦ заключались договоры и формировались связи с ведущими издательствами России («Просвещение», «Высшая школа», «Дрофа», «Академия», «Питер», «Русский язык» и др.) и по возможности — с университетами, управлениями образования соседних и иных, отозвавшихся на наши крымские проблемы, российских регионов.

В самом Симферополе была создана Ассоциация выпускников МГУ и российских вузов (рук. – проф. П.А. Хриенко).

В качестве уточнения надо сказать, что госорганами Украины гуманитарные грузы в Крым поначалу не оформлялись, задерживались с оформлением либо заворачивались. Но после жалоб (и даже состоявшихся судов, в итоге указанный барьер крымчанами сообща был преодолен. При этом российские учебники Киевом упорно не «грифовались» и соответственно в качестве таковых официально не признавались. Поэтому Министерство образования и науки АРК (министр которого избирался крымскими депутатами, но постоянно заискивал перед украинскими чиновниками), уклонялось от принятия решения по их официальному приему (в качестве гуманитарного груза), имеющего, ко всему прочему, конкретную ценность в финансовом плане.

Кроме того, существовала угроза, что московские учебники, поступающие в систему минобраза Крыма без документов, могут подвергнуться практическому уничтожению по приказу свыше — вследствие постоянно меняющейся политической ситуации в Киеве и за его пределами. Этого, конечно, русский актив полуострова допустить не мог.

Однако, надо отдать должное и директорам, и рядовым учителям школ республики, все искусственные препоны, с угрозами расправ ими игнорировались и учебники явочным порядком поступали на места в качестве либо пособий, либо вообще базовых. А красочные российские, особенно московские, атласы и учебные плакаты, что называется, шли, особенно в крымской глубинке, просто на ура: такой вид учебных наглядных пособий вообще отсутствовал на тот момент в украинской системе образования.

К 2013 году, когда на Украине додумались-докатились уже до преподавания в школах русского языка в качестве «второго иностранного», в Республике Крым и особенно в Севастополе вопрос «учить или не учить» родной русский язык, родителями и их детьми принципиально был уже решен — в том числе и благодаря деятельности организаций российских соотечественников, симферопольскому Русскому культурному центру.

Как результат – ежегодно 96-98 % крымских выпускников выбирали тогда русский язык для сдачи выпускных экзаменов; при этом потенциальному абитуриенту в обязательном порядке, конечно, требовалось сдать еще экзамен по «мове».

Система вузов Крыма также была русскоязычной: свыше 95% дисциплин преподавались на русском языке, 5% — на иных.

Вспомнилось. Как-то в Киеве задумали перевести Международный факультет нашего Медуниверситета им. С.А. Георгиевского с русского языка обучения на украинский (не очень-то умно и гуманно, учитывая, что медицинская литература, педагоги, врачи, больные, городская среда в Крыму русскоязычные).

В итоге жизнью «мовная политика» была отвергнута, а в качестве «надкусанного яблока», но, разумеется, с «европейским приоритетом» для студентов-иностранцев, которых мурыжили в режиме языковых «реформ» несколько лет, была создана местная, не вполне устойчивая система преподавания предметов на английском языке, что, конечно, сразу уменьшило возможности коммуникации указанной категории лиц с окружающим их крымским «русским миром» и, как следствие, их успеваемость, а в итоге – профподготовку.

Юрий Лужков в своей знаменитой кепке. Фото известного молодого фотографа из Донецка Анастасии Федоренко

Вскоре через Русский культурный центр начались регулярные поездки крымских выпускников — будущих абитуриентов на дни открытых дверей в Черноморский филиал МГУ им. М. Ломоносова, созданный при активной поддержке Правительства Москвы в бывших Лазаревских казармах г. Севастополя[1]), участие их в олимпиадах вуза. Победители поступали в ЧФ МГУ без экзаменов, а показавшие отличный или высокий результаты – на льготных условиях, в том числе – в «альма матер», на многочисленные факультеты МГУ в Москве.

Черноморский филиал МГУ им. М. Ломоносова в Севастополе. Главный корпус

Интенсифицировались и расширились по охвату курсы для крымских преподавателей начальных классов, а также русского языка и литературы, истории, проходившие, как правило, в Воронеже и Москве, и, наоборот, командировки российский представителей московского и воронежского (ведущего в Центральном Черноземье) институтов повышения квалификации работников педагогического образования (ВОИПКРО[2]) в нашу республику и Севастополь.

Сотрудники РКЦ, по сути, являясь частью русского актива Крымского полуострова, так называемыми общинниками, с открытием центра получили возможность реализовать свои наработки с более высоким качеством, с гарантированным результатом, который отныне обеспечивали средства Правительства Москвы — через Фонд «Москва-Крым». Необходимое уточнение: больше половины из 32 человек в «штате» работали на половину «ставки», по большому счету – «на энтузиазме».

Русский культурный центр быстро стал площадкой проведения творческих акций многочисленных национально-культурных сообществ нашего полуострова, содействовал им, чем мог, и от души. РКЦ, по сути, своим примером, регулярными совместными мероприятиями, задал вектор по формированию доверительных отношений лидеров этих организаций, что во многом стало в дальнейшем цементом того самого «процветающего в единстве» Крыма.

Библиотека РКЦ (рук. – ныне член Общественной палаты Крыма Т.В. Иванченко) тем временем сформировала Календарь памятных русских дат Тавриды, параллельно направляя часть потока книг из России на комплектование фонда по направлениям: «Русские по истории Тавриды», «Памятные даты русской истории», «Русская культура», «Русский язык», «История и современность», «Образование» и т. д.

Затем эти книги передавались в городские/районные, как правило – молодежные библиотеки полуострова. При этом РКЦ организовал широкую подписку

в районные и городские очаги культуры на российскую периодику, в основном на журналы. Среди них: «Родина», «Русский мир», «Культура», «Нева», «Юность», «Наука и техника»; детские — «Юный натуралист» и «Мурзилка» и т.п. — те, которые заказывали сами библиотекари, в зависимости от запросов их читателей.

Исторический факт: так как основная часть расходов в этой подписке приходилась на пересылку российской периодики в Крым, отечественные журналы стоили на порядок дороже украинских.

Наблюдались довольно забавные случаи, характеризующие в целом негативную политическую ситуацию на Украине даже в отношении совсем уж нейтральных изданий. Например, российский журнал «Сахарная свекла» стоил по каталогу, условно, 350 гривен в полугодие, а аналогичный киевский, «Цукрови буряки» — 20 (при том же объеме, качестве издания и примерно похожем тираже).

Основные расходы по российской периодике были на оплату «услуг» Укрпочты (и незримо стоящих за ней таможни и националистов). Помнится, мы в РКЦдаже сделали стенд (выписав наугад серию таких ведомственных журналов, в дальнейшем разместив их в библиотеке на стене), чтобы крымчане смогли наглядно посмотреть, «чьи буряки толще».

Продолжение следует…

Олег Родивилов,
директор-организатор и первый директор
Русского культурного центра в г. Симферополе,
депутат ВС Крыма 1998, 2002 и 2006 гг. созывов

Фото из открытых источников и личных архивов


[1] — Так как вопрос учреждения ЧФ МГУ в Севастополе Правительством Москвы (замечу, при активном содействии Роспосольства и общественности города-героя) решался чрезвычайно сложно, наверное, даже тяжелее, чем открытие РКЦ, то в итоге было решено создать вуз на базе имущества Черноморского флота – Лазаревских казарм на Корабельной стороне.

Вскоре один из старинных корпусов комплекса был отреставрирован и оборудован под учебные аудитории, затем – там же, по соседству, появилось современное здание общежития. Еще один корпус был переоборудован под лабораторно-исследовательский, а чуть поодаль Правительство Москвы построило для студентов ЧФ МГУ (первый в Крыму) 50-метровый бассейн с суперсовременным на тот момент радоновым обеззараживанием, щадящим здоровье слушателей университета.

При этом, чтобы избежать «лицензирования вуза» и его дипломов со стороны злопыхательствующих в сторону России киевских националистов, обильно и густо засевших уже тогда в различных «гуманитарных» комиссиях Рады и департаментах КабмЫну («донецкие», забирая себе жирные направления — такие, как бюджет, ТЭК, земельные комитеты и проч, почему-то всегда «на откуп нацикам» отдавали «портфели» гуманитарного профиля), все студенты севастопольского ЧФ МГУ после третьего курса переезжали в Москву, доучивались и получали свои дипломы там.

Текущее бучение в Севастополе студентов 1-3 курсов происходило путем командирования из Москвы педагогов базового учреждения образования.

Кроме того, тогда же резко активизировались межвузовские связи МГУ и нашего симферопольского университета. Помнится, ректор МГУ, акад. В.А Садовничий в качестве руководителя Ассоциации вузов России даже выступал на трибуне нашего крымского парламента.

Встречные лекции, стажировки и обмен, взаимодействие в разработке методик, научных вузовских исследований, летние сборы, слеты и фестивали студентов – всё это происходило в московско-крымском гуманитарном поле даже в разгул «оранжевого майдана» (2005 — 2006 гг.), несмотря на давление чиновников.

[2] — Сегодня ВОИПКРО – это Государственный бюджетное учреждение дополнительного профессионального образования Воронежской области «Институт развития образования имени Н.Ф. Бунакова» (г. Воронеж, ул. Березовая роща, 54).

Пользуясь случаем, выражаю искреннюю благодарность коллективу вуза за радушные приемы крымских педагогов-русистов на протяжении всех прошлых лет, в том числе в трудных 90-х, еще до создания РКЦ; за ежегодные поездки воронежцев в Крым с целью проведения курсов повышения квалификации наших учителей, для поддержания и развития гуманитарных связей с Республикой Крым (в том числе зачастую за свой счет и с проживанием в семьях крымских педагогов, у членов Русской общины).

Активно работали выставочные залы РКЦ. Орготдел постоянно проводил в самом здании центра и на выезде методические семинары учителей-русистов, регулярно формировал группы для выезда на курсы повышения квалификации педагогов, вел активный обмен информацией с районами республики (осваивая в том числе тогда еще относительно новые к пониманию интернет-коммуникации) и т.п.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Медицинские отходы — в политические доходы

У пенсионеров-предпринимателей появилась надежда

Маёвка у «Партизанской шапки»

.