Крымское Эхо
Архив

Ищут ветра в частном поле

 Складывается впечатление, что крымское правительство, планируя очередное мероприятие, таки учитывает интересы прессы — а пресса, как известно, транслятор чаяний народных. Только мы пожаловались первому зампреду Совмина Азизу Абдуллаеву, что давненько не слыхали, как продвигается проект строительства ветровой электростанции на Тарханкуте и не свелся ли он к манипуляциям с прибрежной землей ([url=http://old.kr-eho.info/sradmin.php?op=AddStory&id=960]см.здесь[/url]), как нас пригласили в Совмин послушать некий промежуточный отчет о том, как реализуется этот проект.
Напомним, киевская фирма «Нова-Эко» в прошлом году получила разрешение на землеотвод для строительства и размещения станции, состоящей из ста ветроагрегатов, общей мощностью 200 МВт.

Строительство ВЭС развернется на 466 га, само ветрополе займет 201 га в Черноморском районе. 110 км линий электропередачи пройдут еще и через Раздольненский и Первомайский районы автономии, по землям 14 сельских советов.

На сегодняшний день получено 52 решения и распоряжения, 183 печати и согласования из министерств и ведомств.

Инвестором выступает португальская компания Martifer Groupc, генеральным проектировщиком – симферопольское предприятие «Крым-Ирей». С его техническим директором Владимиром Богна (на фото) мы беседуем, глядя на подробную карту местности, куда уже нанесены будущие объекты строительства.

– Участок, где проектируется строительство ВЭС, «накрывает» 282 земельных участка, принадлежащих частным лицам. Удается ли договориться с их владельцами?

– Одни паи, на которых должно расположиться ветрополе, – это пастбища, другие – пашня. Дело усложняется тем, что в нашей стране еще нет практики, как поступать в таких ситуациях. Вот у человека земельный пай. По плану на него попадает машина (нужно поставить ветротурбину – ред). Рескомзем дает рекомендацию сельсовету: изымите у него землю, дайте такую же в другом месте. А где? Теоретически это возможно, а практически кто же согласится? Другой вариант – предлагают райгосадминистрации эти участки у людей выкупить. Но где администрация возьмет деньги на выкуп? Что, инвестор должен дать деньги администрации, чтобы заплатить за выкупаемую землю, а потом за эту же землю платить арендную плату администрации? Абсурд! Но уверен, что решение этой задачи все-таки найдется. Мы старались расположить машины так, чтобы как можно меньше их попало на распаеванную землю, всячески обходили их, чтобы остаться на государственной земле, но все равно, порядка тридцати машин из ста и часть дорог попали на чьи-то паи.

– И какова в результате получилась протяженность этого участка, на котором будут стоять турбины?

– 20 километров.

– К морю этот участок выходит?

– Нет, к морю не выходит. Ближайшее село – Зайцево, недалеко Межводное, порт Черноморнефтегаза.

– Вы говорите, что в сентября приступаете к строительству. То есть до этого времени решите земельные вопросы и 1 сентября начинаете рыть ямы под фундаменты?

– Думаю, к этому времени решим проблемы с землей, и начнем подготовительный период. Он сводится к тому, чтобы выровнять территорию, оградить, подвести сюда воду. Чтобы подвести воду, нужно оживить скважину. Потом завести эту воду на тот заброшенный водяной резервуар, который раньше питал Зайцево, а теперь не питает. Значит, мы должны снабдить село водой, потом довести ее до себя. Потом провести две электролинии: один кабель – чтобы подать питание на базу, на период строительства, другой – запитать новую насосную станцию, которая будет построена на скважине.

– То есть проект имеет и социальную значимость?

– Абсолютно верно. Только обеспечив водой жителей села, потратив огромные деньги, мы сможем рыть котлованы, о которых вы спросили. Но, прежде, чем рыть, под каждую ветротурбину мы должны пробурить три скважины глубиной по 20 метров…

– Зачем?

– Ветротурбина – это огромное сооружение. Высота башни – 80 метров. На ней стоит 70 тонн оборудования. Да еще лопасти, а диаметр винта – 90 метров. Это динамически нагруженное сооружение, под которое должен быть рассчитан специальный фундамент на основании фактической геологии. По-другому нельзя. Сегодня уже проведены геофизические изыскания, нам сказали, что под конкретной турбиной нет каких-то пещер, полостей.

– А на чьи деньги проводилась эта работа?

– Это уже деньги инвестора.

– Но мы слышали, что инвестор не дает деньги, пока не увидит договоры на аренду земли.

– Инвестор не дает большие деньги. Вы же знаете об общей стоимости проекта?

– Более 750 миллионов евро?

– Совершенно верно. А здесь уже потрачено около пяти миллионов.

Теперь можем сказать: убедились, что проект не фикция. На этот раз – не просто манипуляции с прибрежной землей, как мы подозревали. А проект такой стоимости даст Крыму реальный толчок в развитии.
Инвесторы надеются, что к тому времени, когда они начнут продавать электроэнергию на украинском рынке, все-таки будет принят закон о «зеленом тарифе» и они получат прибыль, на которую рассчитывали, когда все это затевали.

 

Фото автора
Вверху — карта Черноморского района с сайта www.ccssu.crimea.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Новый год в копеечку

«230 лет назад мы победили, мы принесли мир»

Борис ВАСИЛЬЕВ

Что со связью в Крыму?

Сергей КЛЁНОВ