Крымское Эхо
Архив

Интеграционные проекты Запада в отношении новых независимых государств

Интеграционные проекты Запада в отношении новых независимых государств

Евгения ГОРЮНОВА

В современном мире процессы интеграции стали определяющими трендами мирового политического развития: сегодня в мире начитывается порядка 20 различных интеграционных проектов, большая часть которых представляет собой экономические альянсы. И это вполне объяснимо: в условиях обострения мировой конкуренции подобным союзам гораздо легче конкурировать на мировой экономической арене, нежели отдельным государствам. Для Украины в силу дихотомии ее геополитического положения между двумя полюсами силы: Западом, т.е. Евроатлантикой, и РФ – процесс выбора интеграционного вектора приобретает особую актуальность.

Сложившаяся геополитическая и геоэкономическая конфигурация на просторах Евразии ставит перед ведущими мировыми акторами – США, ЕС и РФ – задачи по обеспечению контроля над новыми независимыми государствами, появившимися на мировой политической карте после распада СССР. При этом проекты, предлагаемые данными центрами силами, отличаются по целому ряду аспектов: степени интеграции, критериях участия, моделях взаимодействия.

Предваряя анализ «западного проекта» остановимся на некоторых ключевых понятиях, которые мы будем использовать в своем анализе. Во-первых, это понятие интеграции, которое в переводе с латыни означает объединение, взаимопроникновение, взаимосближение. Иными словами, это обоюдный процесс, направленный на создание некого целого, общего. Поэтому попытки рассматривать экспансию как некую разновидность интеграционного процесса нам кажутся методологически неправильным приемом, поскольку экспансия в большей степени предусматривает поглощение одного субъекта другим со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Второй концепт, на котором бы хотелось сконцентрировать внимание, касается определения территорий, на которые направлены интеграционные проекты. Логично рассматривать республики бывшего СССР все-таки как новые независимые государства, поскольку использование термина «постсоветское пространство» несет в себе некий отпечаток «советского наследия», создает иллюзию возможности возрождения Союза, правда, уже на иных началах.

Наконец, необходимо определиться с понятием «Запад», который также часто называют Евроатлантикой. Ключевыми фигурами здесь выступают, безусловно, США и ЕС. При этом позиции данных акторов не всегда совпадают.

Американская концепция в отношении новых независимых государств наилучшим образом выражена в работах З. Бжезинского и ориентирована на сдерживание имперских амбиций России в регионе. Поэтому США нацелены на дальнейшее расширение НАТО, формирование новых объединений субрегионального характера.

Таким был призван стать ГУУАМ — альянс в составе Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдовы — как некая альтернатива российскому влиянию в рамках СНГ. В военно-политическом смысле такой союз при удачной реализации данного проекта позволил бы ограничить возможности российского военного присутствия на территории СНГ, прежде всего, в зоне конфликтов (Приднестровье, Абхазия и пр.).

Подтверждает данный тезис тот факт, что в 1999 г. Узбекистан, Азербайджан и Грузия вышли из Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), который создавался РФ как военно-политический альянс. Однако, в реальности ГУУАМ оказался недееспособным, в 2005 г. из него вышел Узбекистан, а сама организация была трансформирована в Организацию за демократию и экономическое развитие (ОДЭР-ГУАМ), но это отнюдь не сделало данный проект более результативным.

Поэтому украинский президент В. Янукович в 2010 г. назвал ГУАМ «неактуальной организацией». Неудачной оказалась и попытка США в 2008 году предоставить План действий членства в НАТО (ПДЧ) Украине, в том числе, вследствие противодействия европейских партнеров. Поэтому в дальнейшем американская интеграционная стратегия в регионе отходит на второй план, уступая место более мягкой политике Европейского Союза в виде Европейской политики соседства и ее восточного вектора – Восточного партнерства, ориентированного на 6 республик – Украину, Беларусь, Молдову, Азербайджан, Грузию и Армению.

Рассматривая интеграционные проекты ЕС в отношении указанных государств, необходимо обратить внимание на существующие концепции интеграции или точнее дальнейшего расширения уже имеющегося Союза.

Прежде всего необходимо отметить, что в рамках ЕС нет единой позиции относительно дальнейшего расширения (или интеграции «вширь»), поскольку имеется, по меньшей мере, три основных подхода:
1) дальнейшего расширения и возможности гибкого/частичного членства (позиция Великобритании);
2) дальнейшего углубления интеграции без расширения (Франция);
3) попытка совместить расширение и углубление, но достаточно осторожно (Германия).

Эти концепции получают оформление в 1990- е годы накануне вступления в ЕС восточноевропейских стран, но и сегодня сохраняют свою актуальность, что прослеживается в риторике государств-членов ЕС. Например, Великобритания, Швеция, страны ЦВЕ говорят о возможности вступления Украины в ЕС после выполнения всех необходимых процедур по достижению критериев членства. С другой стороны, Франция, а также Испания и Португалия считают, что возможности расширения ЕС достигли предела на ближайшие десятилетия.

Восточное партнерство (ВП) впервые было представлено весной 2008 г. как польско-шведская инициатива, уже осенью того же года было принято решение активизировать процесс по институциализации данного вектора. В марте 2009 г. ВП было утверждено Советом ЕС как внешнеполитическая инициатива ЕС, а в мае 2009 г. получило официальный статус на установочном саммите в Праге.

Политика ЕС в рамках ВП для новых независимых государств предусматривает подписание договоров об ассоциации, включая создание зоны свободной торговли (ЗСТ) и либерализацию визового режима. Основные задачи, которые выдвигает ЕС в отношении ВП:
1) политически и экономически сблизить страны ВП на основе приближения их к правовым и экономическим стандартам ЕС;
2) содействовать укреплению их энергетической и экологической безопасности, осуществлению секторальных реформ;
3) содействовать развитию гражданского общества в регионе, в том числе и через развитие контактов между людьми.

Таким образом, европейский проект в виде Восточного партнерства нельзя назвать подлинно интеграционным, поскольку он не предлагает членства как такового, а лишь создает возможности для адаптации к европейским стандартам в экономике и политике (сфера местного самоуправления, администрирования), правовой сфере через гармонизацию законодательства к нормам права ЕС.

В итоге происходит постепенная трансформация политической системы и экономической модели соседних стран, посредством развития гражданских инициатив идет формирование нового типа личности, которая приходит к пониманию своих возможностей влияния на процесс выработки и принятия политических решений. Эти люди выступают активными сторонниками углубления интеграционного процесса с ЕС.

Данные социологических опросов сегодня показывают, что число сторонников европейской интеграции среди молодежи неизменно выше, чем среди респондентов старшего поколения: примерно 50-55% опрошенных возраста от 18 до 39 лет выступают за европейскую интеграцию (опрос Центра Разумкова 2011 г.).

В чем же привлекательность европейского проекта при том, что самого проекта интеграции для новых независимых государств в общем-то и нет? На мой взгляд, можно выделить несколько моментов. Во-первых, экономическое благополучие: мир стал прагматичен и люди (особенно молодые люди) выбирают в большей степени ни смыслы и идеи, а скорее материальное благополучие и стабильность, которые, несмотря на последствия кризиса, Евросоюзу пока удается сохранять за счет перераспределения финансовых потоков.

Во-вторых, несомненным преимуществом европейского проекта выступает доминирование правовых норм, что выражается в реализации двух принципов: «Закон превыше всего» и «Закон один для всех», что в итоге влечет за собой соблюдение прав человека во всей их совокупности. Наконец, последний аргумент касается поведения ключевых акторов интеграции – РФ и ЕС, что тоже играет немаловажную роль.

Евросоюз никого никуда не зовет и более того ставит условия для членства, т.е. фактически проводит некий отбор, создавая тем самым образ элитарного клуба, в который не так просто попасть. РФ, напротив, использует меры давления, настаивая на вступлении Украины в Таможенный союз, шантажируя ее новыми торговыми войнами и ценой на газ. Подобная политика, возможно, приемлема для отношений метрополии и колонии, но абсолютно противоречит логике интеграции. Если это интеграция, конечно, а не экспансия.

 

На фото вверху — автор,
Горюнова Е.А., кандидат исторических наук,
доцент кафедры политических наук
и международных отношений ТНУ имени В.И. Вернадского.

Доклад прочитан на международном круглом столе
[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=10697] «Конкуренция интеграционных проектов мировых центров силы
государств постсоветского пространства в условиях глобального кризиса» [/url]

 

[color=red]См. также:[/color]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2042] Крымский регион в контексте теории рубежной коммуникации [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия и Украина: жизнь по новым правилам

.

Что делать будем? Попахивает расхищением…

Степан ВОЛОШКО

Дороги расширяем, «Светофор» убираем…