Крымское Эхо
Архив

Интеграция и реинтеграция

Интеграция и реинтеграция

РАЗМЫШЛЕНИЯ О КАДРОВЫХ СПЛЕТНЯХ

Отставка первого вице-премьера крымского правительства <b>Рустама Темиргалиева</b> дала толчок целой лавине слухов, рассуждений и предположений и о том, что происходит и — главное — будет происходить с высокими чиновничьими креслами. То есть сами-то кресла останутся на месте, а вот возможные стулоначальники начинают кружение вокруг них. Тем более, <b>Сергей Аксенов</b> и сам четко заявил: «на следующей неделе» (то бишь на этой уже) республика увидит новые кадры в правительстве.

Первая громкая отставка примерно совпала со ста днями «весеннего» правительства. <b>Видимых</b> результатов его работы обществу не представлено.

Говоря «видимых», мы имеем в виду буквальное значение этого слова. Вспомните, как (и сколько раз, при любой погоде) при правительстве ныне покойного Джарты катки с флажками Партии регионов асфальтировали проспект Кирова! А потом — проспект Победы в Симферополе. Все видели, что выделенные заботливым отцом деньги активно осваиваются. Закаленный в избирательных боях экс-премьер знал толк в материальной визуализации своей заботы.

Прошедшие сто дней первого российского крымского правительства запомнились главным образом только очередями — за паспортами и к окошкам банков — и ценами, которые стали трехзначными не только из-за перехода на подзабытый рубль.

Крымчане ждут громких событий, удовлетворить их праздничными салютами и песнями престарелых «Песняров» уже нельзя. И глава правительства Сергей Аксенов сделал сильный ход, предложив уволиться верхушке крымского здравоохранения. К слову: может, он не знает, что сейчас по больницам собирают подписи сотрудников в защиту «честных, добросовестных и профессиональных» главных врачей? Тех, что имеют в своих вотчинах свои аптеки, куда свои врачи направляют с перечнем дорогих лекарств больных или их растерянных и убитых горем родственников. А больше ли прав имеют подписанты — медсестры и лаборантки?

Интересно, что Аксенов объявил, что зафиксированы факты продажи переданной россиянами крымчанам гуманитарной помощи (в частности, медикаментов), а вице-премьер [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12041]Сергей Донич[/url], отвечавший за ее распределение, тут же заявил, что эти факты не доказаны. Нам остается добавить, что Донич много лет был министром здравоохранения Крыма, а Аксенову — заявить, что отставки в правительстве продолжатся.

Отставок следует ожидать еще и потому, что правительство Аксенова по составу специалистов откровенно слабое. Остановимся на некоторых из них. Упомянем только министра курортов Елену Юрченко, которая совершенно искренне считает, что санаторий «Ай-Даниль» находится в сфере управления ее ведомства, а не принадлежит Ринату Ахметову вместе со всем Мариупольским металлургическим комбинатом им. Ильича.

За прошедший срок ничем не блеснул вице-премьер Николай Янаки, а его коллега Ольга Ковитиди запомнилась только тем, что именно с этой должности ушла в Совет Федерации РФ, что некоторыми особо язвительными завистниками было расценено как вариант мягкого избавления от «человечка Куницына» — экс-премьера Крыма, оставившего о себе весьма неприятные воспоминания на полуострове.

Многоопытная министр экономразвития и торговли Светлана Верба занимает свой пост вопреки тому, что у «заклятых друзей» Аксенова и депутата Госсовета Александра Мельника, кажется, еще со времен бурной молодости и эпохи первоначального накопления темнеет в глазах при виде друг друга. Мельник и Верба — родные брат с сестрой.

Рустам Темиргалиев выдвинулся в руководство автономии задолго до «Крымской весны», экономическим рулевым которой он стал. Напомним, он успешно работал вице-премьером и в правительстве Анатолия Могилева, перетянув на себя кураторство Министерством экономики (возглавляемом той же Вербой) из-под прежнего первого зама председателя Павла Бурлакова.

Значит, на пресловутой скамейке запасных у премьера вообще никого больше нет.

Весной стали очевидны связи Темиргалиева с Казанью. В ходе визитов в Крым его тезки президента Татарстана, Рустама Минниханова, как-то было видно, что в этих отношениях Темиргалиев главнее Аксенова, он же «состыковал» казанских татар с крымскими. А потом оказалось, что и образцом для Конституции Крыма стал основной документ Татарстана, и сайт Сомина разрабатывают казанские коллеги. Поэтому вполне можно ожидать, что с этим регионом России будет связана и дальнейшая карьера Темиргалиева.

Потом, правда, выяснилось, как [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12234]объяснили российские эксперты[/url], «сегодня Казань поддерживает антироссийски настроенный меджлис, а подспудно старается реанимировать уже давно забытую «модель Татарстана» — де-факто сепаратистский проект».

На сессии Госсовета, говоря о своей отставке, Темиргалиев поблагодарил коллег за поддержку и подчеркнул, что не прощается, а, выполняя прежние договоренности с Аксеновым, ждет нового назначения. Аксенов в ответ тоже поблагодарил своего первого зама и заметил, что карьеру каждый понимает по-своему — это можно было расценить все же как обиду на соратника: остаться без надежного плеча и с несколько сомнительной командой в такой трудный период страшновато.

Были, правда, предположения, что он станет заместителем федерального министра — в Министерстве по делам Крыма, но сегодня появилась информация, что одним из таковых уже назначен Андрей Соколов, который до последнего времени возглавлял Департамент особых экономических зон, проектов развития регионов и моногородов в Минэкономразвития.

В последние дни пресса почему-то заговорила о противоречиях и чуть ли не назревающем расколе между крымским парламентом и Совмином. Допускаем, что спикер парламента Владимир Константинов недолюбливал предыдущих премьеров — отодвигавших его на второе место донецких назначенцев Джарты и Могилева. При случае он напоминал, что Крым является парламентской республикой, и состав Совмина назначается решением депутатов.

Но теперь в Конституции Республики Крым ясно сказано: «Государственная власть в Республике Крым осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Государственную власть в Республике Крым осуществляют Глава Республики Крым, Государственный Совет, Совет министров.

То есть делить Константинову с Аксеновым — наделенным определенными, но разными полномочиями — вроде бы нечего. Значит, клин между ними вбивают сознательно, с какой-то определенной целью. И вряд ли по инициативе самих журналистов. Значит, это кому-то нужно. Кому? Обсудим эти сплетни.

Ни один из нынешних руководителей Крыма не отягощен номенклатурным прошлым, оба пришли в политику из бизнеса и — для оптимизации своего бизнеса. Хотя оба связаны с недвижимостью, по роду деятельности не пересекались. Константинов строил дома, цирки, стадионы, жаловался, что на взятки уходит треть общей стоимости жилья, не раз заявлял, что обзывая «прорабом», оппоненты нисколько не обижают его. Аксенов большей частью приобретал готовую коммерческую недвижимость, чтобы сдавать под магазины, рестораны, офисы. То есть и здесь этим двоим делить нечего.

Заговорили о том, что место первого вице-премьера Крыма может занять Виталий Нахлупин, самый активный в смысле подачи законопроектов и поправок к ним депутат, четыре года возглавляющий бюджетную комиссию парламента. Он не сидит в президиумах сессии Госсовета, но по некоторым (весьма денежным) вопросам его голос, несомненно, является таким, о каком говорят: «не первый, но и не второй».

Он не раз заявлял, что уровень теперешних полномочий его вполне устраивает. Поэтому его возможный переход во второй кабинет Совмина повышением для него не станет. Нахлупин — единственный из макеевской команды, оставшийся при делах (обратите внимание на фиолетовые баннеры, рекламирующие некий ялтинский ресторан, развешенные по всей 90-километровой длине троллейбусной трассы). В большой мере этому способствовал факт нахождения на выборной должности. Поэтому, полагаем, он примет участие и в предстоящих выборах — для закрепления успеха.

К слову: Константинов и Нахлупин отказались от зарплаты, она перечисляется на счет Республиканской детской больницы, а оба благотворителя входят в ее попечительский совет. Сегодня туда назначен новый главврач, а вслед предыдущему брошены слова об имевшей место коррупции. То есть начальственного гнева там не боялись…

Нахлупин связан родственными отношениями с высокими не сбежавшими донецкими, допускаем, что он сохранил связи и с земляками, у которых остались интересы в Крыму. Принято говорить, что московский олигарх Александр Лебедев владеет чуть ли не половиной алуштинских здравниц — но мало кто помнит, что доходы от большой части второй половины недвижимости получает семья бывшего куратора крымской земельной сферы, вице-премьера Георгия Псарева.

Переход Нахлупина в Совмин, на наш взгляд, будет означать реинтеграцию или даже реинкарнацию макеевских.

Но если это — лишь наши допущения, то встраивание в крымскую структуру власти, активная цепкость московских — объективная реальность. Чтобы убедиться в этом, достаточно увидеть Владимира Гарначука, формально помощника вице-премьера Республики Крым Михаила Шеремета. При всем уважении и высокой оценке заслуг Шеремета в весенних событиях, нельзя не заметить, что рядом с помощником он выглядит простодушным пастушком с полевым загаром.

А тот — то важным барином, то ушлым политиком, то безжалостным волкодавом, в зависимости от слов, которые произносит в данную минуту. Судя по тому, что Гарначук взялся за освобождение прибрежной земли и пляжей, он сюда прибыл с вполне определенным заданием. Подобную расчистку крымчане уже наблюдали не раз — что и позволяет нам сделать «нехорошие» выводы. Рады будем ошибиться.

В любом случае, первый опыт работы «помощника» — московской подпорки крымского чиновника приобретен. А это значит, что московских замов и помощников будет появляться все больше — и совсем не из-за того, что Аксенов не ладит с Константиновым или кто-то из них борется за главенство. Хотя это может обставляться именно под аккомпанемент этой незатейливой песенки.

Есть и еще одна «московская линия» — это высокопоставленные чиновники, к которым у крымчан доступа нет. Во всяком случае, от прессы с ее даже простенькими вопросами типа: как вам Крым и с чего вы начали свою деятельность здесь — они закрыты наглухо. А у здешних журналюг есть давняя и устойчивая примета: тот чиновник, кто ведет себя таким образом, явно нечист на руку, на помыслы и деяния.

Мы не о тех, кто приехал-уехал, а о тех, которые якобы остаются в Крыму и работают. У некоторых из них есть прежние далеко не только родственные, но и, скажем так, приятельские отношения с крымским бизнесом. Мы наблюдаем, как к ним подтягиваются, а точнее сказать, они к себе подтягивают тех, с которыми работали в бизнесе на Большой земле.

Вот так слушают Аксенова на аппаратных совещаниях в Совмине»
[img=center alt=title] uploads/14/1402936573-14-Th6S.jpg» />
Наблюдая обоих первых лиц республики, можно сказать, что оба выполнили задачи, которые перед собой ставили. И, по крайней мере сейчас, других полномочий и должностей не хотят — во всяком случае, дотошные журналисты ни разу не поймали ни того, ни другого на выражении каких-то личных амбиций на главенство в республике. Ни сейчас, ни ранее. Для Константинова, похоже, за Перекопом вообще земли нет. Аксенов моложе и, возможно, амбициознее, но его могут сбить на лету свои — те, кого он считает своей командой, на кого полагается, а зря…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

А вообще у нас Судак рыба называется

Гречневая мамалыга

Ольга ФОМИНА

«Чудесное спасение» в Крыму