Крымское Эхо
Новороссия

Информационное ангажирование

Информационное ангажирование

Поскольку в Минский процесс опять хотят вдохнуть очередной импульс, то заново включена технология «дистанцирования» президента бывшей Украины Петра Порошенко от остальной Киевской власти.

Этот прием известен еще с прошлого года и сводится к тому, что сидящий в Киеве президент как будто и не прочь свернуть войну против Донбасса, но все президентское окружение категорически против этого. Потому киевского президента иногда надо ловить на слове, а порой посылать знаки внимания его миролюбивым намерениям, которые якобы имеют место быть.

Что представляет собой это миролюбие на самом деле, никому, впрочем, доподлинно не известно. Так как в действительности продолжается дипломатическая игра на тему «Как было бы хорошо, если бы это было так».

Зато от разведки армий ДНР и ЛНР давно известно другое: вдоль всей линии фронта с украинской стороны дислоцированы подразделения «Правого сектора», а также пресловутые «территориальные батальоны» типа «Айдара», «Азова», «Донбасса» и им подобных. В боевых действиях эти формирования не больно-то участвуют по причине исполнения совсем другой функции: держать с тыльной стороны на мушке армейские подразделения ВСУ и в случае, если те вздумают бросать боевые позиции, открывать по ним беспощадный заградительный огонь. Все эти «заградотряды» понятной политической ориентации и выставляются в качестве фронтового продолжения киевской «партии войны». Так, во всяком случае, это выглядит в заявлениях политиков и дипломатов, озабоченных безрезультативностью переговоров в Минске.

Политические маневры вокруг Минских заседаний тут же проявляются и в информационной политике. В официальных боевых сводках корпуса армии ДНР уже несколько дней подряд проводится тезис о том, что президент Порошенко хочет мира из-за того, что он – человек слова (не уточняется, правда, где и кому данного), ну, а «партия войны» в Киеве и ее порученцы на линии огня в лице «Правого сектора» и «тербатов» все благие пожелания сводят насмарку. Но если предводителя киевской власти информационно ангажировать по заданной теме и анонсировать то, что он и не собирается делать, авось, из этого со временем что-нибудь да выгорит.

Примерно таковы сейчас расклады в отношении Минского процесса, с этим его и хотят подвести к встрече лидеров стран «Нормандской четверки», запланированной на 2 октября в Париже.

В понятии дипломатов, на пользу Минскому протоколу идет и относительная тишина, зависшая над зоной боевых действий в Донбассе с 1 сентября. Однако с тех пор не было еще ни одного дня, который обошелся бы совсем без выстрелов.

Трудно также обнаружить что-нибудь миролюбивое хотя бы в инциденте, происшедшем в окрестностях поселка Логиново, находящегося на подступах к Дебальцево. Туда 15 сентября пожаловали представители миссии ОБСЕ. Едва наблюдатели заехали в поселок, с украинских позиций раздались очереди из стрелкового оружия. Как отметили впоследствии в городской администрации Дебальцево, «никто из миссии ОБСЕ не пострадал, просто они видели, как украинские военные обстреливали наши позиции». По характеру стрельбы невозможно было установить, кто именно преподал международным наблюдателям урок понимания Минских договоренностей по-киевски: подразделения «Правого сектора», территориальные батальоны или обыкновенные армейцы.

Список «фронтовых агентов» киевской «партии войны» был бы не полным, если бы ограничивался только формированиями «правого сектора» и тербатами. В тылы ДНР и ЛНР продолжается засылка диверсионно-террористических групп. Поступает также информация о том, что засылаемым диверсантам приказано до отдельного распоряжения «залечь на дно» и ничем себя не выдавать. Все это похоже на выполнение условий «Минского мира», не больше, чем осел на стрекозу.

Кроме этого, известно, что диверсионно-разведывательная деятельность находится в введении не самочинных вооруженных формирований ультранационалистов, а командования ВСУ, которое напрямую подчиняется президенту бывшей Украины. Где тут грань между «партией войны» и самым главным киевским военачальником, затруднительно сообразить даже самому изощренному политическому уму. Но выдавать желаемое за действительное, или действительное за желаемое — ходячий политический прием.

Сейчас вообще в мировой политике много разных ухищрений и изощрений, затеваемых с целью отвлечения внимания России от Донбасса и переключения Москвы на противодействие Исламскому государству. Министр иностранных дел Германии, страны-участницы «Нормандского формата», Франк-Вальтер Штайнмайер недавно заявил: «Без участия России борьба с Исламским государством рискует стать безуспешной». Такое ангажирование встречает понимание и в Москве. Европейские государства, снова побоявшись перечить Америке, согласились на продление экономических санкций против Российской Федерации, но обеспокоенность, чинимая Европе вооруженными воинами Ислама и, хоть безоружными, зато нахальными беженцами, достигла таких пределов, за которыми Европейский союз от военных досаждений киевской власти начинает тошнить.

Взвешивая обстановку, в Москве снова надеются, что настойчивые приглашения принимать больше участия в делах Ближнего Востока, поступающие от европейцев, свидетельствуют об их усталости от проблем, подбрасываемых Киевом. А если так, то и в единой позиции Запада в отношении войны на Донбассе можно будет провести хоть какую-нибудь разделительную черту. Европейским государствам, в первую очередь, Германии и Франции тем более, трудней будет увильнуть от серьезного разговора с Киевом, если Петра Порошенко в прямом эфире то и дело «дистанцируют» от «партии войны» и призывают к возобновлению разговора.

В этом же русле лежит и сделанное еще 11 сентября заявление министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова о том, что ДНР и ЛНР согласны провести выборы в свои местные органы власти по законам Украины, но при единственном условии, что Киев предварительно с Донецком и Луганском «посоветуется». То есть, вступит в прямой переговорный контакт с лидерами двух республик Донбасса. Иными словами, российская дипломатия изображает дело так, что остается совсем за малым, еще чуть-чуть — и минский воз сдвинется с мертвой точки. Это заявление главы российской дипломатии можно расценить как ответное ангажирование Москвой Киева и тех, кто киевской власти покровительствует.

Но при всем этом практическая сторона событий на линии боевого разграничения в схему устойчивого умиротворения Киева не вписывается. За сутки 15 сентября украинские войска нарушили договоренность о прекращении огня не менее восьми раз. По поселку Спартак были произведены выстрелы из пушек, а под пригородом Донецка – Марьинкой, с украинских позиций работал даже танк.

Днем 16 сентября обстановка на некоторых направлениях даже обострилась. Около 10 часов утра сильные орудийные залпы загрохотали над поселком Мичурино, входящего в городскую черту Горловки. По рассказам местных жителей, такого грохота артиллерии они не слышали с конца августа. В поселке Мичурино осколочное ранение в голову получила женщина.

Сразу после 19 часов 16 сентября под огонь украинской артиллерии снова попал поселок Спартак. Стрельба и здесь была ощутимо сильней, чем сутками раньше.

Никакого реального отвода вооружений, техники и личного состава с украинских позиций воинские дозоры и разведка армии ДНР также не фиксирует. Наоборот, с разных узловых станций, находящихся в тылу украинских войск, как, например, из Кременчуга, разными путями приходят сообщения об участившемся следовании в сторону Донбасса воинских эшелонов. Словом, многие вещи происходят в соответствии с «диспозицией» министра обороны бывшей Украины Степана Полторака, заявившего, что фронтовое затишье ВСУ используют для повышения боевой выучки.

Петр Порошенко, объявляя об отмене седьмой волны мобилизации, также имел в виду качественную сторону дела. У киевской власти «под ружьем» и так немало людей, но качество их подготовки, что ни для кого не секрет, оставляет желать много лучшего. Украинское командование и со стрельбой-то притихло, в первую очередь, под давлением этого факта. А для того, чтобы научиться стрелять лучше, сгодятся и дипломатические увертки с препирательствами.

Оптимальной целью, которую ставят пред собой Минский процесс и переговоры в «Нормандском формате», остается долговременное и стойкое прекращение огня на Донецком фронте. Но если что-то похожее и будет достигнуто, как оно будет выглядеть в действительности? Для прояснения этого вопроса было бы не лишним свериться с положением, уже многие годы существующим вокруг Нагорного Карабаха, на Днестре, на границах Абхазии и Южной Осетии с Грузией. Несмотря на то, что прекращение в зоне этих конфликтов продолжается уже довольно долго, оно носит чисто механический характер и не переходит ни в какую оптимизацию общей обстановки. Отсутствие огневых контактов между армянской и азербайджанской армиями ни в чем не улучшило отношения между этими государствами. Тишина над Днестром ни в чем не смягчила позицию Кишинева в отношении Приднестровья. Но преимущество Нагорного Карабаха и Приднестровской республики пред ДНР и ЛНР состоит в том, что они контролируют всю территорию, на которую претендовали изначально. Это не так уж мало.

Положение Абхазии и Южной Осетии в определенном смысле еще лучше. Их признали Россия, с которой эти республики имеют общую границу, и несколько других государств. Хотя Грузия, в чем ее поддерживает «мировое сообщество» во главе с США, также продолжает стоять на своем: Абхазия и Южная Осетия – «аннексированные» территории и «аннексию» Тбилиси не признает.

К обстоятельствам, осложняющим ситуацию вокруг перечисленных самопровозглашенных государств, остается и то, что в отношении Нагорного Карабаха Армения и Азербайджан остаются в состоянии неуступчивого пата. И вряд ли какое-нибудь из реально возможных руководств этих бывших советских республик поступится своей жесткой позицией по статусу «Черного Сада» (так переводится с азербайджанского языка на русский название Карабах» — И. С.) в том виде, в каком его видит именно она. А в Молдавии и Грузии даже на дальнем политическом горизонте не просматриваются силы, которые, придя к власти, вдруг бы стали восстанавливать отношения с Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетии на общепринятом межгосударственном уровне.

Чего уж тогда ожидать от Киева, контролирующего по половине территорий бывших Донецкой и Луганской областей! Киевская власть и Крым, вошедший в состав России по собственной воле и со всей своей территорией, считает также аннексированным.

В общем, имеющийся опыт договорных прекращений огня вполне однозначен: дальше этого дело не идет, война не оканчивается миром, а переходит в замороженное состояние. И это состояние, что, видимо, естественно, отношения между сторонами конфликтов никоим образом не отогревает. Для Донбасса частичная (а большей она быть не может) реализация Минских договоренностей, ограниченная только прекращением огня, также вполне способна обернутся тем, что застывший фронт разрежет регион на долгие годы вперед.

Киев по причине неспособности вести крупную военную операцию может даже молчаливо примириться на более или менее длительное время с таким состоянием. Вдобавок состояние «заморозки» не мешает периодически открывать огонь, так же как и проводить другие мероприятий по боевой обкатке войск.

Собственно, об этом открытым текстом уже сообщил представитель Администрации президента бывшей Украины по вопросам спецоперации Андрей Лысенко. «Несмотря на перемирие, — заявил 16 сентября уполномоченный представитель верховного главнокомандующего ВСУ, — продолжается укрепление наших оборонных рубежей, инженеры разрабатывают уникальные образцы новых защитных сооружений. Километры полнопрофильных окопов, сотни тысяч тонн бетона и земли, грамотно продуманные секторы обстрелов, огневая поддержка соседей – это украинские позиции неподалеку от Мариуполя, они разработаны и реализованы нашими инженерами».

Сказано о подступах к Мариуполю, но есть также сведения, что инженерно-саперные подразделения украинской армии приступили к ремонту автомобильной дороги, ведущей от Красноармейска к Авдеевке. Эта трасса превращена украинскими военными в рокаду — так, как известно, называются коммуникации, пригодные для переброски войск и военных грузов. Автострадой между Красноармейском и Авдеевкой различные виды ВСУ исправно пользуются с апреля 2014 года, отчего рокада, видимо, сильно износилась.

Но ее ремонт — факт также красноречивый. Дорогу военного назначения украинские военные ремонтируют, по всей видимости, не на память о себе жителям Донбасса.

До саммита «Нормандской четверки» в Париже остается все меньше дней. Киевской власти и в оставшееся до парижской встречи время будут выписывать всевозможные авансы и ангажировки. Но Киев, не отказываясь от дипломатической словесности, на самом деле будет думать о том, какими бы еще «уникальными образцами защитных сооружений» отгородиться от всевозможных переговаривающихся и уговаривающих.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Многоходовка» в тупике

Игорь СЫЧЁВ

Нестыковка смыслов

Игорь СЫЧЁВ

Под прикрытием вируса

Игорь СЫЧЁВ