Крымское Эхо
Руина

Индивидуальный террор как инструмент украинских националистов

Индивидуальный террор как инструмент украинских националистов

ОТ СТЕПАНА БАНДЕРЫ ДО ВЛАДИМИРА ЗЕЛЕНСКОГО

Помощник главы администрации Херсонской области Павел Слободчиков,
помощник заместителя главы администрации Херсонской области Валерий Кулешов,
начальник управления семьи, молодежи и спорта администрации Херсонской области Дмитрий Савлученко,
заместитель начальника полиции Новой Каховки Сергей Томко,
заместитель главы администрации Новой Каховки Виталий Гура,
заместитель председателя администрации Херсонской области по сельскому хозяйству Алексей Ковалев,
глава администрации поселка Михайловка Запорожской области Иван Сушко,
заместитель начальника ГАИ Бердянска Александр Колесников,
мэр поселка Великий Бурлук Харьковской области Евгений Юнаков,
мэр города Кременная Луганской Народной Республики Владимир Струк,
политолог и журналистка Дарья Дугина.

Всех их убили украинские террористы.

Количество террористических актов в освобожденных регионах Украины исчисляется десятками, а если считать и предотвращенные – то сотнями. Киевские боевики развернули там настоящую террористическую войну против своих собственных граждан, решивших поддержать новые пророссийские власти.

Цели – уничтожить наиболее решительных, авторитетных, харизматичных пророссийских лидеров и запугать основную часть населения освобожденных регионов, сведя к минимуму его сотрудничество с новыми пророссийскими властями.

Массово прибегнув к террористической тактике, правящий киевский режим еще раз указал на свою прямую историко-генетическую связь с украинскими националистами периода ОУН (организация запрещена в России).

Индивидуальный террор – старый испытанный инструмент украинских националистов. Вот лишь несколько наиболее известных исторических примеров.

29 августа 1931 года боевики ОУН Василь Билас и Дмитрий Данилишин застрелили польского политика и публициста Тадеуша Голувко. Организатором теракта был канонизированный современной украинской пропагандой «герой Украины» Роман Шухевич.

15 июня 1933 года боевик ОУН Григорий Мацейко убил министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Приказ о ликвидации чиновника отдал еще один «герой Украины» Степан Бандера, а план операции разработал упоминавшийся выше Шухевич.

Убийство Перацкого даже дало Польше повод выступить в Лиге Наций с предложением ввести международные санкции против терроризма, включая запрет на предоставление террористам политического убежища, однако это не помогло – как не помогают сейчас апелляции к Организации Объединенных Наций.

В январе 1936 года по обвинению в убийстве Перацкого Варшавский суд приговорил Степана Бандеру к смертной казни, которая затем была заменена пожизненным заключением, продлившимся, увы, всего лишь до осени 1939 года – после захвата Польши гитлеровской Германией лидер украинских националистов вышел на свободу.

21 октября 1933 года боевик ОУН Николай Лемик убил советского консула во Львове Андрея Майлова. Организаторами теракта были все те же Бандера и Шухевич.

20 сентября 1948 года боевик ОУН Василий Панькив убил священника, идеолога присоединения униатов – греко-католиков к Русской православной церкви Гавриила Костельника.

24 октября 1949 года боевик ОУН Михаил Стахур убил писателя Ярослава Галана, который разоблачал связи украинских иерархов униатской церкви с гитлеровцами и Ватиканом.

Количество убитых украинскими националистами «простых» поляков, евреев и русских исчисляется тысячами и тысячами.

В принятой в 1941 году инструкции «Борьба и деятельность ОУН во время войны» прямо декларировалось:

«Во времена хаоса и смуты можно позволить себе ликвидацию нежелательных польских, московских и еврейских деятелей, особенно сторонников большевистско-московского империализма».

Буквально на днях ФСБ РФ опубликовала новые документы о преступлениях бандеровцев против поляков, в том числе в ходе Волынской резни. Ее первым заметным актом было уничтожение 9 февраля 1943 года польской колонии Паросля в Сарнинском районе Ровненской области. Это преступление совершено «Первой сотней УПА» под командованием Григория Перегиняка. Бандиты под видом советских партизан зашли в село, собрали поляков и зарубили топорами 137 человек.

Апогея убийства поляков карателями из ОУН-УПА достигли в июле-августе 1943 года. Всего, по оценкам польских историков, только во время «Волынской резни» погибло более 36 тысяч поляков.

В Польше об этом хорошо помнят. Как хорошо помнят и о смертном приговоре, вынесенном Варшавским судом Бандере. Поляки – не слепые. Они видят памятники Бандере во Львове, Ивано-Франковске, Тернополе, Дрогобыче, Коломые, Здолбунове, Калуше, Городенке, Теребовле, Трускавце, Бережанах, Бучаче, Дублянах, Никитинцах, Самборе, Снятине, Стрые, Бориславе, Залещиках, Червонограде, Мостиске. Заходят в музеи Бандеры в Дублянах, Воле-Задеревацкой, Старом Угринове, Ягельнице и Стрые. И помнят, что когда-то эти города, поселки и села принадлежали Польше.

Сегодняшняя польско-украинская «дружба» базируется на борьбе против общего врага – России. Как только политическая конъюнктура изменится, ненависть между поляками и бандеровцами обязательно вспыхнет с новой силой.

Что касается евреев, то, по данным израильского исследователя Арона Вайса, за годы войны бандеровские боевики уничтожили на Западной Украине около 28 тысяч представителей этого народа. И уж у кого, у кого, а у евреев, наверное, самая длинная память на Земле.

Ну, а убитых бандеровцами «москалей» никто так скрупулезно, увы, не считал. В годы войны и после ее окончания террор был основным инструментом бандеровцев на Западной Украине.

«Местные власти, по существу, потеряли контроль над сельской местностью. Вожаки-националисты запрещали молодежи идти на призывные пункты для службы в Красной армии; люди Бандеры вырезали семьи призывников и сжигали их дома, пытаясь установить власть ОУН над сельскими территориями», — свидетельствовал Павел Судоплатов.

Бандеровский террор был нацелен прежде всего на гражданских лиц, сотрудничавших с советской властью. Его жертвами в первую очередь становились работники местных советов, которые выполняли чисто административные функции, а также врачи и учителя.

Сегодня ситуация повторяется – только уже не на Западной, а на Восточной и Юго-Восточной Украине. Больше того, как свидетельствуют убийство Дарьи Дугиной в подмосковном поселке Большие Вяземы и тенденция к распространению боевых действий и диверсий в ходе специальной военной операции на территорию России, националисты могут попытаться развернуть индивидуальный террор не только в республиках Донбасса, Херсонской, Запорожской и Харьковской областях, но и в регионах Российской Федерации, прежде всего – в Крыму, возвращение которого официально заявлено Зеленским и Залужным как одна из главных целей Украины.

Потенциальные жертвы очевидны – это чиновники, работающие в органах власти, политики, общественные деятели, политологи, журналисты и другие «лидеры мнений», публично выступающие в поддержку специальной военной операции на Украине. И, учитывая несколько удавшихся украинским боевикам диверсий в Крыму, относиться к этой опасности нужно серьезно — это вызов для правоохранительных органов России и республики.

При этом в итоге террористическая война, развязанная Украиной Зеленского, закончится так же, как закончилась террористическая война, развязанная когда-то Бандерой. Да и судьба самого Зеленского может оказаться похожей на судьбу лидера ОУН.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Клеить оружие – кроком руш!

Встречный сюрприз. Порошенко готов для Трампа на все

Владимир ЧЕРНЫЙ

На черноморском ТВД*: про медведя и шакалов

Оставить комментарий