Крымское Эхо
Архив

Имею право и должен высказаться!

Имею право и должен высказаться!

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПОДХОД К РЕФЕРЕНДУМУ

В Открытом пресс-центре, который теперь работает на ТРК «Крым», встреча журналистов с доктором филологических наук, профессором <b>Айдером Меметовым</b> <i>(на фото)</i> последовала сразу после того, как оттуда ушел премьер Крыма <b>Сергей Аксенов</b>, толпа журналистов вышла вслед за ним, и помещение хоть немного проветрили. Наверно, из-за такого «соседства» на беседу с академиком Академии наук Крыма осталось совсем немного людей. <br />
Обращаясь к телезрителям, Айдер Меметов призвал их принять участие в референдуме, который состоится в Крыму 16 марта. Будучи филологом, он напомнил, что слово «референдум» буквально означает «свободное волеизъявление».

И каждый житель Крыма может добровольно пойти и свободно высказать свое мнение. Для тех, кому не нравится воссоединение Крыма с Россией, в бюллетене предусмотрен второй вариант — автономия с расширенными полномочиями в составе Украины.

Меметов полагает, что вопросы в бюллетене для голосования сформулированы правильно и являются корректными. К событиям на киевском Майдане, уверен ученый, привело тяжелое экономическое положение страны, тотальная коррупция и правовой беспредел.

«Референдум лучше Майдана!», — уверен Меметов.

Профессор коротко напомнил историю крымских татар — от аннексии крымского полуострова Турцией в XV веке до депортации в 1944 году и возвращения в украинский Крым.

Меметов напоминает, что за годы независимости Украина (он прямо указывает на высоких чиновников) не сделала ничего для того, чтобы вернувшиеся крымские татары нормально адаптировались в украинскую среду. За 23 года так и не принят очень важный для крымских татар документ — об их политической реабилитации. Ни одного слова об этом не было заявлено ни одним украинским президентом. Более того, в Киеве опять появились идеологи, которые вслед за Романом Бессмертным предлагают крымским татарам ассимилироваться, а крымскотатрскому языку придается статус языка нацменьшинств.

Свои слова профессор иллюстрирует Указом президента Российской Федерации о политической реабилитации башкир. Там признается, что репрессии против башкир были незаконными, и намечен рад мероприятий для их адаптации — в том числе, материального характера. Для принятия документа понадобилась только воля тогдашнего президента Бориса Ельцина.

Меметов уверен, что буквально на второй день после вхождения Крыма в состав России последует полная политическая реабилитация крымских татар, их язык станет официальным.

Мы задали Айдеру Меметову несколько вопросов.

— Меджлис призывает крымских татар бойкотировать референдум. По вашей оценке, какая их часть готова прислушиваться к его рекомендациям: среди старшего поколения, среди молодежи? Насколько велико влияние меджлиса в городе, в сельской местности?

— Кто имеет право кому-то что-то запрещать? — возмущается Меметов. — Я не проводил социологических опросов, но на выборы ходит максимум 50-60% крымских татар. Почему не ходят остальные? Потому что не согласны с мнением меджлиса! Из тех, кто придет, половина, я думаю, поддерживает меджлис. Вторая половина на прошлых выборах голосовала за Партию регионов. Вне всякого сомнения, не большинство поддерживает меджлис.

— Что думает молодежь?

— Все зависит от того, где она живет. Мы прекрасно понимаем, какое влияние имеют СМИ. К великому сожалению, в Крыму СМИ на крымскотатарском языке принадлежат как раз представителям меджлиса. И они там выдают ту информацию, которая им необходима. И мне очень обидно, когда 5-6-летние крымскотатарские дети выходят на улицу и кричат «Героям слава!». Мы знаем, что это за слава и что за герои, у меня даже слезы на глаза наворачиваются. Если бы они скандировали «Слава героям Советского Союза!», я бы кричал вместе с ними…

— Что-то изменилось в отношении татар к референдуму и к России после поездки Мустафы Джемилева в Москву?

— О чем говорил Джемилев с Путиным — не знаю. Не буду пересказывать чьи-то мысли.

— Вы говорите о необходимости политической реабилитации. Но многие, считая необходимым и возврат собственности, требуют реституции.

— После политической реабилитации это автоматически предполагается!

— Но через 70 лет это сделать нереально! — сомневаемся мы.

— Минуточку! Реально, нереально — это вопрос другой! Пусть определят сроки. Мы — терпеливые. 50 лет были в изгнании, терпели. Вернулись — опять терпим, более 20 лет, никто не пришел, не потребовал отдать свой дом. Мой дом стоит, а мы ждем. В данный момент меня волнует не столько материальная сторона, сколько моральная! Можно же было издать указ о политической реабилитации, а потом уже наметить сроки его выполнения. А вместо этого один из политиков — Леонид Грач — заявляет: вы изменники! А я не имею права подать на него в суд… Почему до сих пор нас не реабилитировали? Ведь независимая Украина тоже ощутила на себе определенный прессинг, почему они нас не понимали? И теперь не хотят понимать.

Демократия состоит в том, чтобы не запрещать людям участвовать в референдуме, уверен профессор Меметов:

— Если Украина — демократическое государство, то почему мы не имеем права выразить свою волю? Примут они результаты, не примут — правовую сторону я не обсуждаю. Мне сейчас важнее моральная сторона — я имею право высказаться, я должен высказаться.

 

Фото вверху —
с сайта yandex.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Домашнее насилие. Что делать жертвам?

Лидия МИХАЙЛОВА

У татар «святое депутатское место» пусто тоже не бывает

В Симферополе помянули жертв красного террора