Крымское Эхо
Главное Мир

Игра по переписке

Игра по переписке

КАК ВАШИНГТОН ПЫТАЕТСЯ УЙТИ ОТ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ РОССИИ

Главным событием этой недели стали обнародование (пусть и неофициальное) ответа США и НАТО России. Американцы выражали желание, чтобы эти ответы не были опубликованы, но предоставили их такому количеству адресатов, что их «слив» стал вопросом времени, причем весьма небольшого. Трудно представить, что они этого не понимали. Так что теперь уже бесполезно обсуждать вопрос, кто слил эти ответы. Но Нуланд успела обвинить в этом Россию.

Перипетии этого «слива» обсуждать смысла нет — лучше сразу сосредоточиться на содержании. В анализе ответных документов на предложения России по безопасности нужно понимать, что мы имеем дело с двумя принципиально разными документами. Ответ НАТО и ответ США существенно отличаются друг от друга.

Первый иногда невозможно читать без слез умиления, так он напоминает бессмысленный идеологический официоз позднего СССР. Ответ НАТО — это скорее лекция о международном положении, прочитанная отставным работникам идеологических отделов провинциальных райкомов. Обсуждать в нем абсолютно нечего. Просто процитируем:

«НАТО является оборонительным альянсом и не представляет угрозы для России. Мы всегда стремились к миру, стабильности и безопасности в Евро-Атлантическом регионе, а также к целостной, свободной и мирной Европе».
«Мы твердо уверены в том, что конфликты и разногласия нужно решать путем диалога и дипломатии, без угроз и применения силы».
«Мы сожалеем, что Россия предала истинные ценности, принципы и обязательства, которые помогали развивать и составляли фундамент отношений НАТО и России».

Также в своем ответе НАТО продемонстрировала, что является в целом бюрократической структурой. Об этом говорят такие предлагаемые меры:

«…восстановить взаимное присутствие НАТО и России в Москве и Брюсселе соответственно»;
«работать над предложением России по созданию гражданской телефонной горячей линии, чтобы поддерживать экстренную связь»;
«продолжение практики обмена брифингами по российским и натовским учениям в рамках Совета Россия — НАТО».

То есть речь идет об открытии офисов и дополнительных ставок сотрудников, призванных имитировать политический процесс. Как говорится, ударим брифингом по геополитическому бездорожью. Не хватает только ритуальных формул типа «дорожная карта».

Ответ США — другое дело. Это диалог субъекта с субъектом, в котором каждый пытается добиться своих целей, но понимает, что его оппонент не ресурс, а самостоятельная сила со своими интересами. Документ от США логичный, хорошо структурированный, достойный обсуждения в отличие от беллетристики от НАТО.

Важными являются уже первые строки ответа США:

«Соединенные Штаты Америки готовятся к дальнейшей работе для достижения взаимопонимания с Россией … по вопросам безопасности, представляющими интерес».

В этих строках мы видим, с одной стороны, согласие продолжать диалог Россией в том ключе, который она задала. С другой – несогласие с тем, что Россия требует быстрого и однозначного решения поставленных вопросов. США же только готовы «готовиться к дальнейшей работе».

Важным является и то, что США с первых строк приняли навязанный Россией язык обсуждения, в котором ключевым словом является безопасность. О такой трансформации языка диалога между США и Россией я писал в статье, где анализировались обнародованные в декабре российским МИДом проекты Договора с США и Соглашения с НАТО.

США признали в своем ответе, что диалог и взаимодействие должны идти на основе принципа неделимой безопасности, а не так, как раньше: здесь играем в безопасность, здесь права человека заворачиваем.

«Мы также готовы к обсуждению неделимости безопасности… Мы серьезно относимся к взаимно согласованной концепции комплексной, коллективной, равной и неделимой безопасности, указанной в Астанинской памятной декларации саммита ОБСЕ».

Однако тут же делается шаг в другую сторону, начинается «заворачивание» нужных США правил:

«На протяжении данного процесса США не будут отступать от своих ценностей, обязательств в рамках международного права или международно признанных норм. Вашингтон вместе с НАТО и партнерами продолжит выражать свою обеспокоенность действиями России».

Но это преамбула ответа. Дальше идут конкретные пункты, который мы обсудим не в арифметическом порядке, а в порядке рецензирования: сначала более приятные, потом менее.

Пункт 3. «Военные учения». США заявляют, что готовы рассмотреть дополнительные меры по предотвращению инцидентов на море и в воздушном пространстве. Проблема действительно уже кричащая, особенно в небольшом Черном море. Инцидент, даже не в случае намеренного нарушения территориальных вод, а просто какой-нибудь ошибки может привести к серьезному конфликту.

Путин, правда, по поводу вторжения в российские территориальные воды британского эсминца Defender (напомню, он в конце июня прошлого года нарушил российскую границу в районе мыса Фиолент) сказал, что из-за потопления английского корабля ядерная война не начнется. Однако такого рода конфликт может надолго остановить конструктивные контакты между странами.

Поэтому США в этом пункте выражают готовность обсуждать дополнительные шаги по укреплению Договора о предотвращении инцидентов на море и созданию дополнительных двусторонних механизмов предотвращения конфликтов. Понимают, что проблемы возможны.

В п.4 Вашингтон пишет, что готов идти навстречу предложению России ввести ограничения на размещение ракет средней и меньшей дальности. В п.6 США выражают готовность доказать отсутствие крылатых ракет Tomahawk на объектах Aegis Ashore в Румынии и Польше, но требуют от России взаимности по этому вопросу: предоставить для проверки два объекта на территории России по выбору США.

Казалось бы, неплохо, но взаимность здесь совсем не симметричная: США называют пункты для проверки — а сами для себя хотят выбирать, что и где проверять. А ведь неоднократно заявлялось, что американское ПРО, размещенное в Румынии и Польше, потенциально пригодно для замены противоракетного вооружения на ракеты Tomahawk. То есть в момент проверки их там может и не быть, а потом вдруг появятся.

 Получается, что США делают вид встречных шагов, а на самом деле оставляют для себя поле для маневра — с этим Россия, естественно, согласиться не может.

Оттолкнувшись от достаточно неопределенной готовности на ограничения для ракет средней и меньшей дальности, Вашингтон в п.7 пытается выбить плюшки для себя. Речь идет о той сфере, где сейчас налицо резкое отставание от России — стратегические наступательные вооружения. США сообщают, что они обеспокоены усилиями России по увеличению размера и разнообразия своего ядерного арсенала и озабочены крупным и неконтролируемым запасом нестратегических ядерных вооружений, а также разработкой новых типов межконтинентальных средств доставки ядерного оружия, не попадающих под действие СНВ-III.

А чего они хотели, продвигая НАТО на восток? СССР они тоже в свое время окружили базами, откуда их авиация могла легко доставить ядерные бомбы до важнейших центров Советского Союза. Советскому руководству пришлось направить все силы на разработку межконтинентальных ракет, результатом чего стал паритет во второй половине 60-х.

Сейчас происходит такой же процесс: в ответ на приближение к границам создаются средства доставки, способные любые границы преодолеть.

Здесь пора перейти к фундаментальным вопросам проектов договора с США, предложенного Россией в декабре. В этих вопросах никакого позитива не видно.

Самое главное требование России — отказаться от предыдущего расширения НАТО и вернуть его в границы 1997 г. В ответе Вашингтона это требование проигнорировано; здесь они предоставили слово НАТО, которое в своем послании выразило «приверженность политике открытых дверей НАТО» и считает, что все государства могут «выбирать или менять механизмы безопасности и решать свое собственное будущее и внешнюю политику без внешнего вмешательства». И тут же потребовало от России «вывести войска из Украины, Грузии и Республики Молдова».

Интересный метод коллективной риторики: то, что для России имеет наибольшее значение, выполняться не будет, и то, что для нее невыполнимо — пусть об этом говорит НАТО. США же будет играть более конструктивную роль (ключевое — играть роль).

Это заметно, например, в требовании НАТО вывести войска с Украины. Где они там? На Донбассе наблюдатели ОБСЕ их не обнаружили. Получается, речь идет о Крыме, который однозначно является территорией России.

То есть НАТО требует от России вывести войска с части ее территории. Понятно, что такое обсуждать никто не будет.

США же в своем ответе выражают озабоченность «в связи с российскими формированиями и оборудованием на территории Украины, в частности, дальнейшее наращивание военного потенциала в Крыму и вблизи украинской границы». Здесь уже гораздо мягче: позиция о принадлежности Крыма Украине прямо не выражена, как и требование вывести с его территории российские войска.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы:

      1. Никакой деэскалации вокруг Украины в ближайшем будущем не будет, поскольку такая деэскалация возможна лишь на условиях доверия и желания договариваться дальше, а этого, судя по документам, пока нет.
      2. Признание США принципа неделимой безопасности внушает очень умеренный, но оптимизм. Но от признания принципов до реальных шагов по их осуществлению на практике, как правило, путь неблизкий, тем более в этой конкретной ситуации.
      3. США хотят уступок от России в тех сферах, где у них проблемы, но встречных соразмерных уступок не предлагают.
      4. Если в ближайшие месяцы снизится напряженность, связанная с постоянной активностью кораблей и авиации НАТО в Черном море, это уже хорошо.
      5. Чтобы понять, как дальше будет развиваться диалог, нужно дождаться ответов от российского МИДа. Будут ли они официально опубликованы или мы опять будем иметь дело со «сливами» — отдельная интрига.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 25

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Букет тюльпанов для Украины

Гипноз «Восточного партнерства»

Референдумы XXI столетия: факты и комментарии

Оставить комментарий