Крымское Эхо
Архив

Игорь Касатонов: «Черноморский флот из Севастополя не уйдёт»

Игорь Касатонов: «Черноморский флот из Севастополя не уйдёт»

Не секрет, что за крымским информационным пространством внимательно наблюдают не только на Западе, но и на Ближнем Востоке. Поэтому все интервью, которые даёт на полуострове знаменитый адмирал Игорь Касатонов, командовавший Черноморским флотом в 1991–1992 годах и фактически сохранивший его для России, вызывают у наших зарубежных коллег пристальный интерес.

Недавно Игорь КАСАТОНОВ дал интервью главному редактору газеты «Сирийская правда» Низару Найофу.

Это текст интересен с точки зрения российско-сирийских отношений, кроме того, он затрагивает непосредственно крымскую проблематику.

– Господин адмирал, как сообщалось в СМИ, в сентябре прошлого года главнокомандующий Военно-морскими силами Сирии посетил Россию и встретился со своим российским коллегой. Судя по материалам прессы, два адмирала обсудили возможность возобновления сотрудничества между двумя странами в военно-морской области, в частности, размещения военно-морской базы в Сирии взамен базы в Севастополе, откуда Черноморский флот должен быть выведен в 2017 году. Как вы относитесь к возможности размещения российской военно-морской базы в Сирии и можете ли подтвердить данную информацию?

– Безусловно, состоявшаяся встреча между главнокомандующими двух стран – событие знаковое. Главкомам было что обсудить, поскольку наши флоты давно и активно сотрудничают, и для продолжения этого сотрудничества сегодня существуют хорошие основы. В течение последних сорока лет наш Военно-Морской флот и Военно-морские силы Сирии взаимодействовали по различным направлениям. В 70–80-е годы, пожалуй, большинство крупных кораблей Черноморского флота побывали в сирийских портах.

Бывал и я в вашей стране. В январе 1996 года авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», совершавший поход в Средиземное море, заходил в Сирию. На нём я, первый заместитель Главнокомандующего ВМФ России, держал свой флаг. Память хранит воспоминания о незабываемых днях, проведённых вместе с сирийскими друзьями. Российские моряки получили возможность побывать на берегу, отдохнуть. Наши сирийские коллеги, представители дипломатического корпуса, побывали на борту нашего авианосца. Такие контакты очень важны. В своё время, будучи командующим Кольской флотилией Северного флота, я занимался вопросом подготовки двух ракетных катеров для передачи сирийским ВМС. Задача была решена, и эти два катера сослужили неплохую службу в составе флота дружественной нам страны. В общем, есть что вспомнить о наших совместных делах…

Игорь Касатонов



Что же касается возможности размещения сил Черноморского флота в сирийских базах, хотел бы отметить: решение проблемы существования системы базирования в Крыму и вопрос создания базы в Восточном Средиземноморье лежат в разных плоскостях. Во-первых, эти регионы значительно удалены друг от друга. В этой связи необходимо подчеркнуть: Российский флот в Чёрном море решает вполне определённые оперативно-стратегические задачи на юго-западном морском направлении. Среди этих задач традиционно значительное внимание уделяется обеспечению безопасности российского судоходства и в целом режима мореплавания в этом морском бассейне. В этом смысле особую роль имеет так называемое Босфорское направление. Сохраняется, и даже возрастает, роль флота в решении задач обороны и обеспечения безопасности у Кавказского побережья. Отсюда – и значение ныне существующей системы базирования. Отсюда – подходы к её использованию.

Средиземноморское направление также традиционно важно для России. Но реализация здесь задач имеет иную специфику, которая определяет подходы к существованию системы базирования. В этой связи следует отметить: сирийские базы могут в большой степени способствовать решению Российским флотом своих задач. Однако сравнивать возможности Севастополя и, к примеру, Тартуса, сложно. Как говорят спортсмены, это базы разных весовых категорий. Тартус Севастополь заменить не может. Кроме того, я уверен, что Черноморский флот из Севастополя не уйдёт. Уверенность в этом придаёт твёрдая позиция и уверенные действия нынешнего российского руководства. Лидеры нашей страны определяют долгосрочную перспективу, и, как представляется, они не допустят создания ситуации, когда флот из Севастополя нужно будет выводить. Тем более, что в целом обстановка на Украине развивается отнюдь не в сторону прогресса – у этого государства много проблем. Думаю, что вопрос перспектив базирования Черноморского флота в Крыму будет решён в ходе переговоров. Это обязательно произойдёт.

Что же касается базирования сил Российского флота в Сирии, то подчеркну: возможность эту можно оценить только позитивно. Для России, сумевшей сохранить статус великой морской державы, использование сирийских баз можно только приветствовать. Это важно с различных точек зрения. Наш флот возвращается в Средиземное море и в дальнюю океанскую зону, осуществляется активное плавание на всех театрах. И базы в Сирии могут способствовать нашему флоту в решении им своих задач. Возможность базирования – это также проявление фактора высокого уровня сотрудничества наших стран. Если флот России будет базироваться в Сирии, значит наши отношения не просто крепки, но и долговечны.

Конечно, для того, чтобы реализовать возможность базирования, нужно очень много сделать как по дипломатической, так и по военно-технической линиям. Стремление превратить пункт материально-технического обеспечения в Тартусе в базу предполагает большую работу.

– Некоторые эксперты утверждают, что побережье Сирии не очень удобно для строительства военно-морской базы, которая бы позволяла разместить мощные военные корабли, к примеру, авианосцы. Таким образом, единственное, что может сделать Россия в Сирии – построить ремонтно-техническую базу. Как вы это прокомментируете?

– Конечно, степень удобства для создания военно-морских баз в различных районах разная. Скажем, трудно сравнивать Севастопольскую бухту с сирийским побережьем. Но в данном случае важно геополитическое значение региона Восточного Средиземноморья. Рядом – выход в Красное море через Суэцкий канал. Несколько ходовых дней – и боевой корабль из этого района через Гибралтар выходит в Атлантический океан, являющийся операционной зоной Северного и Балтийского флотов России. Поэтому базирование в Сирии, безусловно, повышает возможности использования сил флота. Кстати говоря, в целом базирование на побережье Средиземноморья можно лишь одобрить. И это понимают руководители других стран, в том числе не имеющих выхода в Средиземное море. Вспомним, к примеру, о том, что в египетской Александрии базировался флот Великобритании. На севере Африки существовали базы Франции. Поэтому считаю, что нужно использовать возможности, любезно предоставляемые России сирийским руководством.

– Некоторые израильские репортёры утверждают, что Россия будет вынуждена установить оперативно-тактические комплексы «Искандер» SS-21 и зенитно-ракетные системы ПВО «С-300ПМУ-2», чтобы защитить базу. Насколько правдоподобна эта информация? Если это правда, к тому же эти комплексы, как говорят, «полустратегические», то под чьим они будут контролем: России или Сирии?

– Все прекрасно понимают: должна быть обеспечена охрана и оборона любой военно-морской базы. Поэтому и этот вопрос будет обсуждаться и решаться. Какие силы при этом будут использоваться? Это – предмет переговоров военно-политического руководства двух стран. В ходе этих переговоров, очевидно, будет определена доля участия в решении этой задачи сирийской и российской сторон. Существует международная практика: безопасность базирования обеспечивает страна пребывания, хотя не исключены и другие варианты. К примеру, существует опыт использования сил ПВО Советского Союза в Сирии и Египте, в других странах. Думаю, что лидеры наших стран согласуют все вопросы.

– Как вы считаете, предложение лидера Ливии Муамара Каддафи, сделанное им во время недавнего визита в Москву, разместить российскую военно-морскую базу в Ливии, изменит российские планы в отношении строительства базы в Сирии?

– Такое любезное предложение, сделанное Муамарам Каддафи, известно. Нам также хорошо известны возможности базирования в Ливии. Базу в Тобруке использовали другие страны, здесь во время Второй мировой войны шли масштабные сражения. Корабли нашего флота в 80-е годы неоднократно заходили как в Тобрук, так и в Триполи. Поэтому Россия, имеющая интересы в Средиземном море, вполне могла бы использовать и ливийские базы. И хотя такое предложение прозвучало относительно недавно, думается, его реализация была бы перспективна. Как военно-морской эксперт я бы только приветствовал решение этого вопроса.

– Буквально на днях было объявлено, что корабли Северного и Черноморского флотов России примут участие в широкомасштабных учениях в Средиземном море, включая «тактические и учебные заходы в дружественные порты». Включены ли порты Сирии в эти планы?

– Мы были свидетелями того, как в ноябре отряд кораблей Северного флота во главе с ТАРКР «Пётр Великий», пройдя через всё Средиземное море, осуществил заходы в целый ряд портов нескольких государств. Официальные визиты и деловые заходы боевых кораблей – хорошая практика укрепления взаимоотношений между государствами. И экипажи наших кораблей, плавающих в Средиземном море, часто являются гостями наших сирийских друзей.

– В советские времена Москва осуществляла поставки вооружений Сирии, как многие оценивали, руководствуясь «идеологическими и политическими» соображениями. Сегодня, очевидно, Москва в первую очередь следует своим коммерческим интересам. Несмотря на это, если верить некоторым сообщениям СМИ, Россия до сих пор отказывалась продавать Сирии современные оборонительные системы вооружений, несмотря на то, что Иран готов за это платить. Некоторые издания утверждают, что в своё время премьер-министру Израиля Эхуду Ольмерту удалось убедить российское руководство не продавать подобное вооружение Сирии. Как вы можете объяснить и оценить этот факт?

– Сирия имеет важное геополитическое значение. Это обусловлено рядом факторов, в том числе географическим положением. Так случилось, что исторически Ближний Восток на протяжении более полувека является очагом международной напряжённости. Это и определяет заботу руководства каждой страны региона об обороне своих государств. Руководство Израиля обеспечению безопасности своей страны уделяет постоянное внимание. И часто это внимание имеет очень широкие рамки, что порой порождает противоречия, ведь и другие страны заботятся о своей безопасности. Как соблюсти интересы всех и каждого? Как не нарушить баланс этих интересов? Система международных отношений может оставаться стабильной только при учёте интересов всех сторон. И это должны не только понимать, но и учитывать все.

Существует механизм обеспечения международной безопасности под эгидой ООН. Но существуют и отношения между государствами. Россия со своей стороны стремится использовать все возможности, чтобы при достижении своих целей и интересов обеспечить стабильность в регионе. И эти цели, и интересы многоплановые, а не только коммерческие.

Мир достигается активным использованием коллективных механизмов и развитием двусторонних контактов и связей со всеми странами Ближнего Востока. Эти контакты и связи развиваются не в ущерб какой бы то ни было стране. Сохранение стабильности обеспечивают гарантии и контроль. Россия в этом смысле действует открыто и эффективно по отношению ко всем странам и политическим силам. И оружие Москвой поставляется тому, кому доверяют.

– Можно ли по-новому интерпретировать прежнее довольно распространённое мнение, заключавшееся в том, что: «Советский Союз (в недавнем прошлом) и Россия (в наши дни) никогда не доверяли сирийскому режиму, так как последний рассматривал свои отношении с Москвой как тактические, пытаясь выстроить стратегическое сотрудничество с Вашингтоном»? С другой стороны, якобы Сирия рассматривает Россию в качестве «оружейной лавки». Согласны ли вы с такой оценкой?

– Отношения между нашими странами давние. И они, что очевидно, носят не конъюнктурный, а стратегический характер. Руководство как Советского Союза, Российской Федерации, так и Сирийской Арабской Республики выстраивали и выстраивают их на взаимном доверии. И какими бы ни были отношения Москвы и Вашингтона, Вашингтона и Дамаска, эта линия сохраняется.

Что же касается России как «оружейной лавки», то замечу: торговля оружием – сфера деятельности специальных структур стран, способных производить современное вооружение и военную технику. И способность государства производить его и продавать – свидетельство мощи как научно-технического потенциала страны, так и её международного авторитета, способности влиять на происходящее в различных регионах мира, в том числе разрешать конфликтные ситуации. Ближний Восток – конфликтная зона. И способность России помогать странам региона в укреплении их обороноспособности говорит о том, что мы можем позитивно влиять на развитие здесь ситуации в целом.

Коммерческие интересы всегда сочетаются и с другими интересами, в том числе и военно-политическими. Это неизбежно. И это относится ко всем без исключения государствам, играющим на поле рынка оружия. Экономика и политика неразрывно связаны, и существовать отдельно друг от друга не могут.

Наша страна с Сирией всегда строила отношения на взаимовыгодной основе. Москва всегда учитывала мнение Дамаска, мы всегда шли друг другу навстречу и прекрасно друг друга понимали. Это понимание сохранилось и до сих пор, хотя после распада Советского Союза по некоторым направлениям наши отношения ослабевали. Но они никогда не прекращались. А сегодня прогресс в наших отношениях очевиден.

– Недавно арабские газеты сообщили, что Сирия вернула России системы противовоздушной обороны «Панцирь S1E», которые приобрела, так как там были выявлены производственные дефекты. Если верить СМИ, то здесь налицо явный факт коррупции – российские и сирийские чиновники просто прикарманили деньги. Насколько эта история правдоподобна?

– Продажа оружия, во-первых, регламентирована порядком и правилами, основанными на многолетнем опыте. А, во-вторых, опыт этот носит международный характер. Поэтому можно однозначно утверждать: система мониторинга, предпродажной подготовки техники, её продажа, а также возможность рекламаций хорошо отработана. Конечно, предусмотрена и возможность возникновения различных рисков – жизнь есть жизнь, поэтому возможно проявление каких-то дефектов. Но, опять же, в мировой практике отработана система их устранения. Так что говорить в данном случае о фактах коррупции – не только не уместно, но даже непрофессионально.

– На ваш взгляд, Россия всё ещё рассматривает Сирию как зону своих стратегических интересов, а сирийский режим как союзнический?

– Я думаю, что в ответах на предыдущие вопросы я сказал об этом вполне исчерпывающе. Сирия – наш надёжный стратегический партнёр на Ближнем Востоке. Мы находим взаимопонимание по основным волнующим наши страны международным вопросам, у нас единые или близкие взгляды на разрешение существующих проблем.

– США начали поставлять Израилю сверхсовременные РЛС (юг страны – пустыня Негев), утверждая, что они помогут защитить страну от иранских ракет. Но некоторые израильские журналисты считают, что радар – это «часть системы ПРО, договорённости по размещению элементов которой достигнуты с Чехией и Польшей». Какова ваша точка зрения по этому поводу? И почему Россия не предпримет такие же меры в Сирии?

– Сразу отмечу: США и Израиль – это надёжные старые партнёры. И вследствие этого Израиль имеет современную военную технику XXI века. Если говорить о поставке РЛС, которые могут являться частью системы ПРО, то необходимо согласиться с мнением: эти радары могут работать как против Ирана, так и против других стран, ведь их технические параметры позволяют преодолевать любые государственные границы. Это относится и к России, ведь она может попасть в радиолокационное поле этой системы. Если эта система будет размещена, то, действительно, с элементами системы ПРО в Чехии и Польше она составит единое целое. И никакие доводы не смогут убедить, в том числе меня как эксперта, в том, что она направлена против Ирана. Площадь радиолокационного покрытия огромна, в неё попадают десятки стран. Поэтому у многих, в том числе и у нас, возникает закономерное беспокойство.

В связи с этим на повестку дня встаёт вопрос: что делать? Предупреждать такие действия дипломатическим путём, выполнять мероприятия военно-технического или оборонного характера… Как и в любой ситуации, есть несколько вариантов. В любом случае ответ со стороны России будет – адекватный, ассиметричный или какой-то иной. По крайней мере, у нас внимательно следят за происходящим. Думаю, что израильское руководство не заинтересовано в ухудшении отношений с Москвой, и оно бездумно не будет следовать в кильватере политики Вашингтона. В то же время отмечу: в случае необходимости должного ответа Россия может опереться на помощь своих друзей, в том числе и Сирии.

– На ваш взгляд, нынешнее противостояние США и России является возвратом к временам «холодной войны»?

– Проблема противостояния США и России закономерна и предопределена ходом мировой истории, ибо наши страны – геополитические конкуренты. Это объективно, ибо на соперничестве, состязательности строятся отношения во всём мире. Другое дело, в каких формах это противостояние проявляется. Мы знаем, что есть и более высокая его степень, чем «холодная война». Взять, к примеру, Карибский кризис, когда до «войны горячей» был один шаг. Или, скажем, скрытое противоборство в зоне локальных войн и конфликтов. Например, в период войн в Корее, во Вьетнаме или Анголе. Это – уже не «холодная война».

По моему мнению, нынешние российско-американские отношения далеки от «холодной войны». Хотя иной раз и демонстрируется со стороны США непонимание действий России, тем не менее, Вашингтон стал осмотрительнее. В то же время руководители наших стран готовы к компромиссам по ряду проблем. Думаю, что избрание президентом США Барака Обамы позитивно скажется на российско-американских отношениях.

Кроме того, как мне представляется, Соединённым Штатам не до «холодной войны». У этой страны множество внутренних проблем, которые носят масштабный характер. Очевидно, американское руководство большое внимание уделит их разрешению, а в отношениях с Россией будет исходить от прагматичных соображений. Я уверен, что ни в Москве, ни в Вашингтоне в возврате к «холодной войне» никто не заинтересован.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Поход Ермака со товарищи по местам славы партизан Крыма

Новая газета, старые проблемы

Ольга ФОМИНА

Проект нового вокзала — улучшение жизни или отмывка денег?

Олег ШИРОКОВ