Крымское Эхо
Архив

Иероглифическая геополитика

Иероглифическая геополитика

Михаил ВОВЧЕНКО,
Джино МИНИХ


Месяц назад в Крыму в ходе визита в Украину побывал председатель КНР Ху Цзиньтао. Украина — одна из немногих стран мира, где Председатели КНР обязательно посещают не только столицу, но и регион, причём, в отличие, например, от Петербурга в России — далеко не процветающий. Здесь нет китайской диаспоры, нет сколько-нибудь заметных китайских инвестпроектов. С 21 по 23 июля в Крыму будет находиться официальная правительственная делегация провинции Хайнань (на фото). Делегации Хайнаня вообще посещают Крым с завидным упорством, едва ли не ежегодно.

Зачем Китаю Украина? Почему в Крым ежегодно прибывают китайские делегации — из провинций Гуандун и Шаньдун, из Гонконга и Пекина?

2010 и 2011 годы — время значительной активизации сотрудничества Украины и Китая по всем направлениям. Попробуем ответить на эти вопросы и поразмышлять о том, как, переняв опыт китайских реформ, поняв менталитет китайцев, можно многократно умножить прибыль от грядущего сотрудничества.

То, что Китай — сверхдержава XXI века и через пару лет станет крупнейшей экономикой мира, уже ни у кого не вызывает сомнений. Стремительный, на глазах всего одного поколения, рывок от отсталой голодной страны в мировые лидеры — действительно можно признать экономическим и политическим чудом. Но можно ли назвать эту страну «выскочкой», этаким «нуворишем планетарного масштаба»? Очевидно, нет.

Основы китайского экономического чуда родились не в последние 30 лет — бывали периоды и в древности, и в средние века, когда экономика Китая была мощнее всех остальных стран мира вместе взятых, то есть ВВП одной страны составлял более 50% от мирового. Когда на месте сегодняшних Парижа и Лондона еще были болота или одетые в шкуры пастухи пасли коз, китайцы носили шёлк, знали астрономию, писали стихи и уже подделывали произведения искусства ещё более древних авторов.

Для объективности стоит признать, что неизбежно следовали периоды полного упадка, но в этом и есть преимущество сегодняшнего Китая: всегда можно обратиться к опыту предков и применить его к современности, тем более, что этот опыт документируется уже около 5 тысяч лет.

Носитель информации в китайской культуре — иероглиф, ещё большее достижение, чем порох, компас и бумага. Он современен и в сегодняшнем постиндустриальном мире — когда Китай с некоторым опозданием вступил в компьютерную эпоху, — выяснилось, что обработка информации, записанной самыми архаичными символами, иероглифами, легче и быстрее, чем буквами европейских алфавитов.

[img=center alt=title]uploads/6/1311145519-6-Fhzf.jpg[/img]

— ХЭСИНЬ

 

 

Очень заманчиво в сложном написании китайских иероглифов найти простые объяснения происходящих событий и спрогнозировать их развитие.
Есть в китайском языке два иероглифа. Вместе:

[img=center alt=title] uploads/6/1311145525-6-kTRp.jpg» />

То есть понятие «гармония» для китайского глаза (не уха) — означает, что мир возможен среди сытых людей, а доверие построено на свободном высказывании взглядов. Хэсинь — одна из основ китайского мировоззрения и китайской геополитики.

Свобода слова и права человека, которые апологетами западных демократий, евроинтеграторами и «атлантистами» воспеваются как главное отличие «западного» и «восточного» путей развития — не только одна из новейших идей Великой Французской революции, не уникальное западное «ноу-хау», а китайское понятие, возникшее вместе с иероглифами где-то в третьем тысячелетии до новой эры, и сопровождавшее всю историю Китая.

Предвосхищая возражения по поводу реальных свобод и прав человека в современном Китае, сошлёмся на архитектора китайских реформ Дэн Сяопина. Он часто общался с западными журналистами. На вопрос: «Почему граждане Китая не имеют права свободно оформить паспорт и выехать за границу?», он отвечал вопросом: «Сколько сотен миллионов китайцев ваша страна готова принять на следующий год?». Это было почти тридцать лет назад. Насколько быстро меняется ситуация, иллюстрирует развитие китайского зарубежного туризма. Ещё десять лет назад страны, живущие турбизнесом, умоляли Китай повысить квоты на выезд китайских туристов в их направлениях. А сегодня по количеству туристов, посещающих зарубежье, Китай уже лет пять как мировой лидер. Украина, занятая дискуссиями о трубах и битьём в бочки на площади, прозевала момент занять место в этой очереди, но судьба, вместе с географическим положением, ещё придерживает этот шанс для нас.

Так что же такое строительство «гармоничного мира» по-китайски? Это последовательность, предсказуемость, взаимная выгода и взаимопонимание как в политических, так и в экономических отношениях с другими странами. Китай не пытается навязывать свою дружбу или идеологию, не «экспортирует» революции, не строит военные базы за рубежом, не посылает военный контингент в горячие точки планеты. Отстаиванию же национальных интересов во благо собственных граждан у Китая стоит поучиться. Кто-то называет такое поведение китайской экспансией, но стоит ли осуждать китайцев за то, что они покупают нефть у России по 60 долларов за баррель, а не в несколько раз больше, как Украина, скупают по всему миру источники сырьевых ресурсов, пахотные земли, раздают огромные кредиты под контракты с китайскими же компаниями. Заметим, при этом расчёт идёт не бартером, а реальными деньгами, заработанными своим народом в своей стране, а не аборигенами в покорённых колониях, и не выкачанными из стран третьего мира в виде процентов по кредитам.

Простой китаец видит, что пространство вокруг преобразуется для всеобщего блага, даже если ради этого снесли его старую деревню. И «вожди» всех рангов знают, что если начнёшь больше заботиться о себе, чем о народе, тут же будешь лишён «мандата неба» и на твоё место придут более достойные люди. Сделаем оговорку, что у власти в Китае стоят не абсолютные бессребреники, — история китайской бюрократии и казнокрадства такая же древняя, как и история самой страны. Но воруют чиновники обычно «с прибылей», а не как у нас, «с убытков». Если же действия китайского чиновника наносят ущерб чужому бизнесу, а тем паче государственным интересам — расправа неминуема.

Партнёрство с Украиной для КНР — фрагмент «Политики транснационального хозяйствования», «Похода «вовне», внешнеполитической стратегии, провозглашённой в марте 2000 г. на 3-й сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) председателем КНР Цзян Цзэминем.

Уже через два месяца, в июне 2000 года, в ходе визита в Украину Крым посетил председатель ВСНП Ли Пэн. Через год, в июле 2001 года, здесь побывал и Цзян Цзэминь. Потом в отношениях наступила пауза — до визита в Китай президента Украины В. Януковича в сентябре 2010 г. и недавнего визита в Украину председателя КНР Ху Цзиньтао. Почему интерес к Украине со стороны Китая вновь проявился именно сейчас?

Ответим тезисами, почерпнутыми из общения с китайскими политиками, бизнесменами, журналистами и учёными.

1. Украина — самая большая по площади страна Европы (имеется в виду — из целиком расположенных на континенте), и Китай, оправдывая статус сверхдержавы, не может её игнорировать, последовательно закрепляя здесь позиции.

2. В Украине наступила стабилизация политической ситуации, т.е. понятно — с кем вести переговоры и кто принимает решения.

3. В сегодняшней Украине нет политических сил, даже включая оппозиционные, которые имели бы негативное отношение к партнёрству с Китаем — значит, и при смене власти радикального изменения отношений, как произошло в 2004-2005 годах, опасаться более не следует.

4. Руководство Китая просчитывает шаги для обеспечения дальнейшего экономического роста страны как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. Курс на резкий подъём экономики западной части Китая уже сегодня требует прокладки устойчивых сухопутных «коридоров» для транспортировки товаров в Европу. Уже к концу этого десятилетия портовая и железнодорожная (с запада на восток страны) инфраструктура с товарами из новых экономических зон в Синцзян-Уйгурском, Нинся-Хуэйском автономных районах справляться не сможет, сухопутный же маршрут Казахстан-Россия-Украина-Европа станет рентабельным, а главное, более скоростным, чем морские перевозки.

Заметим, что, если наши доморощенные политики или ненасытное чиновничество, как это уже не раз бывало, «заломят» китайцам непомерные «откаты» от цены партнёрства, то пункт «Украина» легко может быть заменен на «Белоруссия» или «Турция», и товарные потоки уйдут в обход, как это происходит с российским газом.

В Западном Китае только строятся предприятия, товары которых через несколько лет повезут возрождённым «Шёлковым Путём», а правительство Нинся-Хуэйского Автономного Района уже активно изучает возможности установления партнёрских отношений с Крымом.

[img=center alt=title] uploads/6/1311146016-6-gHaN.jpg» />

— ЦЗЯОЛЮ

 

 

Что делать Украине? Политическое решение об активизации сотрудничества и стратегическом партнерстве с Китаем принято, этот шаг необходимый, но недостаточный. Было бы иллюзией рассчитывать на то, что теперь любой китайский бизнесмен, приехавший в Киев, сразу вывернет кошелек. Должен быть процесс установления доверительных отношений, а для этого нужен цзяолю— «обмен», термин, иногда ставящий в тупик переводчиков. Для нас за словом «обмен» должно раскрываться: «обмен» чем, «обмен» чего на что. В китайском языке это понятие всеобъемлющее, не требующее дополнения: партнёры должны обмениваться информацией, мнениями, делегациями, студентами, выставками, гастролями и т.п. Всё это, по мнению китайской стороны, и приводит к достижению дружеских, а не просто партнёрских отношений.

Форсированное желание получить инвестора из Китая для Украины или из партнёрской провинции Хайнань для Крыма — прямо завтра и сразу миллионы — обречено на неудачу. Заявления некоторых высокопоставленных чиновников о том, что вот завтра они съездят в Китай, а послезавтра на нас обрушится волна китайских инвестиций — как минимум наивны. Китайцы не дадут денег тому, кого плохо знают.

Кроме того, многолетняя безрезультатная активность руководства Хайнаня в партнёрстве с Крымом объясняется исключительно соответствующим распоряжением центральных властей КНР. Партнёрство Крыма и Хайнаня — следствие не столько экономической целесообразности (иначе в Крыму уже действовали бы десятки или сотни китайских предпринимателей, как в Одессе, Харькове или Киеве), сколько реализация геополитических интересов Китая, расширяющего влияние в стратегически важных регионах мира. Провинции Хайнань и хайнаньским бизнесменам в настоящий момент ничего не нужно в Крыму — достаточно в интернете ознакомиться с кругом бизнес-контактов хайнаньских фирм в мире. Следовательно, для успешного начала китайских инвестиционных проектов в Крыму решающим будет не столько наличие бизнес-планов, самостоятельно разработанных крымской стороной, сколько правильно выстроенный долгосрочный цзяолю и соответствующая команда властей КНР потенциальным инвесторам.

Крым особенно нуждается в продуманном и активном цзяолю. Предшествующее крымское руководство за полтора десятилетия умудрилось создать нашему благодатному краю весьма неоднозначную репутацию в глазах китайцев. Каждая прибывающая в автономию делегация из КНР приглашала крымских спикеров и премьеров побывать в партнёрской провинции Хайнань, посетить другие регионы Китая. И ни один из приглашённых не удосужился съездить с официальным визитом в страну, которая становится единственной надеждой как источник серьёзного роста инвестиций.

Частная поездка группы крымских чиновников лет пять назад на Хайнань, на сельскохозяйственную выставку, принесла больше вреда, чем пользы для укрепления партнёрства. Хоть и приняли этих частных лиц и губернатор, и спикер хайнаньского парламента, но вели себя наши засланцы как янгуйцзы: то переводчицу приобнимут пониже талии, то глупость какую-нибудь ляпнут, а вернувшись домой — даже открыточки с Новым Годом радушно принимавшим хайнаньцам не послали. От нынешней власти мы часто слышим, что времена изменились. Но знают ли об этом китайцы?

[img=center alt=title] uploads/6/1311146357-6-4R28.jpg» />

— ЯНГУЙЦЗЫ

 

 

Чужак, иноземец — в древнем Китае это янгуйцзы — «заморский черт», синоним европейского «варвар». Но если европейское «варвар» означает лишь внешнее отличие, «бородатый», да ещё отсутствие изящных манер, то китайское янгуйцзы намного шире. Право на то, чтобы китайская сторона воспринимала тебя как цивилизованного партнёра, надо доказать. Доказательством может служить стремление противоположной стороны к достижению вышеупомянутой гармонии хэсинь и готовность к обмену цзяолю. Китайцы сами прошли непростой путь в привлечении иностранных капиталов и преуспели. Они знают, что инвестора нужно холить и лелеять, и ждут такого же отношения и к китайскому бизнесу за границей.

Сейчас, после визита председателя КНР Ху Цзиньтао, китайцы внимательно изучают реакцию нашего руководства. Правительственная делегация Хайнаня прибудет в автономию в ходе европейского турне и будут сравнивать уровень и компетентность крымского приёма с аналогичными приёмами в Европе. Затем, уже осенью, будут ждать ответного визита крымчан, и успех осеннего визита зависит не только от уровня компетентности в его подготовке, но и от умения наладить цзяолю.

Реакции крымских властей ждут и в Нинся-Хуэйском Автономном Районе. Правительство этого быстро развивающегося региона КНР уже дало знать нашему руководству о серьёзном интересе к Крыму, но пока что некоторые крымские чиновники ведут себя именно как янгуйцзы. Один из них и вовсе лишил вышестоящее руководство конституционных полномочий принимать решение в сфере межрегиональных контактов, «замариновав» информацию о готовности Нинся-Хуэйского Автономного Района к цзяолю.

Итак, наши завтрашние отношения с Китаем, возможность достижения гармонии хэсинь зависят от двух составляющих — умения наладить цзяолю и избавиться от всевозможных признаков янгуйцзы.

 

Михаил ВОВЧЕНКО, китаевед,
Джино МИНИХ, PR-консультант

 

 

Фото вверху —
с сайта mbt-travel.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крестовый поход откладывается

Мужчинам — декреты, детям — сады

.

Навести конституционный порядок в стране!

Николай ОРЛОВ