Крымское Эхо
Архив

Идет охота на людей. Идет охота

«Достали» уже эти приставания на улице. Нет, никаких сексуальных домогательств. Напротив, все пристойно и даже целомудренно. Просто абсолютно незнакомые люди норовят влезть в душу с разговорами о существовании Бога и земной Истине. Аналогичные темы для душещипательных бесед предлагают и прямо на дому. Откроешь ненароком дверь, а за ней вполне можешь нарваться на разговоры о Божественной сущности. А то телефон вдруг зазвонит, а из трубки незнакомый голос поведает о проведении душеспасительной «акции».

Такая заманчивая уловка для простодушных и одиноких. Кого сейчас занимают ваши взгляды на жизнь, метания души? Ровным счетом никого: у всех и без ваших проблем дел по горло. А тут в дом и душу лезут, чтобы облегчить ваши метания словом, как они утверждают, Божьим.

Знакомо? Ясное дело, потому что сегодня столкнуться с провозвестниками различных течений проще, чем встретить старого знакомого. Различные толкования Священного Писания породили более трех тысяч сектантских учений. По последним опубликованным до 1917 года данным, в Керчи действовали 16 православных храмов. В безбожное советское время в городе служили в одной единственной, Успенской, церкви, батюшку которой знали и почитали в Керчи как верующие, так и атеисты. В последнее время стали появляться новые храмы — казалось бы, вознесись душа, но вместе с тем в устрашающей прогрессии растет число тоталитарных, как их сейчас называют, сект. Это, заметьте, происходит в особом для религиозных христианских традиций городе: родине Святителя Луки и месте первого в Восточной Европе посещения апостола Андрея Первозванного.
Под прикрытием закона о свободе вероисповеданий в страну хлынули толпы проповедников, что вообще-то свойственно не демократическому обществу, а смутным временам. Когда-то Хрущев пообещал к 1980 году построить не только коммунизм, но и показать последнего советского попа. Советских попов действительно не осталось, зато других, разномастных, появилось великое множество. И каждый – святее святости, с церковью в бывшем кафе или кинотеатре, а то и запросто на съемной квартире, в ореоле приспешников и уличных проповедников. Каждый со своей, как говорит молодежь, фишкой. Очень заманчивой. Той же молодежи, которой выстоять церковную службу под монотонные песнопения невтерпеж, предлагается распевать псалмы под попсовые мелодии. Богослужения превращаются в некие «капустники», сеансы гипноза, создается эффект стадного состояния, когда многие впадают в транс и экзальтацию.
Без труда можно «откосить» от армии, не дожидаясь обещанного контракта. Закон об альтернативной службе дает возможность воспользоваться предоставленными правами верующим пацифистам, стоит только настоятелю сектантской церкви подтвердить в военкомате, что юноша причислен к ее адептам. Как тут вроде бы не порадоваться, что в нашем трудно живущем государстве находятся молодые люди, готовые вместо автомата взять в руки метлу и лопату и пару лет бесплатно обихаживать больных и страждущих, убирать на кладбищах.
Но если в страшном сне представить, что страна окажется втянутой в военный конфликт, а при стремлении нашего президента войти в НАТО этого со стопроцентной уверенностью исключать нельзя, то что — все это угодное Богу воинство отойдет в тыл и с легкостью позволит завоевать Отечество?!

Существует целый ряд сектантских учений, где патриотизм считается моральным атавизмом, а почитание герба и флага страны – идолопоклонничеством. Признать их правоту – значит переписать свою историю, забыть величайших воинов и спасителей Александра Невского, Дмитрия Донского, Федора Ушакова, канонизированных православной церковью за спасение Отечества¸ сохранение своей культуры и самобытности, наконец отказаться от заповеди Спасителя «Нет больше любви, кто душу полагает за други своя».

Вот когда начинаешь думать, что не всем хорош закон об отделении церкви от государства. Православие не считается государственной религией, и возвышать свой голос христианские иерархи не имеют никаких правовых оснований. Православная религия находится на одной ступеньке со всеми сектами, самыми примитивными и антисоциальными. Они имеют полное право существовать, их регистрируют, дают возможность приобретать здания и строить новые — тем более, что зарубежные церкви не скупятся на расширение зоны своего мирового влияния.

Несколько лет боролись православные священники Керчи против выдачи разрешения на строительство молельного дома иеговистов, и Бог им был в помощь, и депутаты — а закон о свободе вероисповеданий оказался сильнее. В России эта секта запрещена как социально опасная для физического и нравственного здоровья людей, а у нас она околпачила великое множество некрепких нравственностью душ и продолжает ловить на живца неустроенных, обиженных, больных, депрессивных и просто любопытных. Как сказал кто-то из сатириков, русские люди всегда плохо относились к иностранцам, но всегда хорошо к их вещам, в том числе и духовно-нравстственным.

[left]А пока кафедральный собор
в Симферополе строится.
Медленно строится…[/left]


Зарубежные проповедники дают нашим людям попользоваться своей религией в удобном для них варианте: не хотите служить в армии – вот вам божественная индульгенция, ждете конца света – так он с 1914 года подступает, мОлите о спасении души — так ваши грехи уже отмыты. Лидеры сектантов – щедрые продавцы надежды, радетели и благодетели.
Но если вдуматься, радеть за Украину некому: чужая она для доморощенных сектантов. Вся литература, несущая сектантское слово в отечественные массы, издана за рубежом, авторство ее идей принадлежит иностранным богословам. Полиграфия богатая, а раздаются брошюрки и книжонки бесплатно не одним последователям вероучения, но и каждому встречному-поперечному, не отмахнувшемуся от назойливых и приставучих «агитаторов».
Но бессребничество обманчиво. На первых порах все и вправду выглядит благотворительностью. Бесплатная литература — лишь ничтожная толика больших обещаний. Помогают деньгами, бесплатно раздают одежду, продуктовые наборы. Проповедуют не одним словом, а и конкретной материальной поддержкой, что нашим людям, ностальгирующим о «халяве», прямо мед на душу. Но бесконечно долго идиллия не длится. Наступает момент, когда от адепта секты начинают требовать отдачи. Сначала – моральной, и люди идут в гущу масс, агитируют за веру на улицах, непрошенными гостями лезут в дома и квартиры. Затем – материальной.
Практически во всех сектах действует правило уплаты десятины. За свои кровные обращенные в импортную веру ездят на какие-то съезды и конгрессы, привечают у себя иногородних «братьев» и «сестер», дают деньги на строительство храмов и отрабатывают на них поденщину, «укрощают» плоть переселением из благоустроенного жилья в общежитские кельи.
Сектантство – удобная уловка совести. Это из канонических религий перейти в другую веру сложно, а из секты в секту – на легких парусах желания. Баптисты проповедуют запрет на потребление алкоголя, а душе угодно развернуться в хмельном угаре? Другие сектанты пригреют, где каждая проповедь начинается с «очищения» красненьким. А если удастся привести в свою секту парочку заблудших душ, то можно и вовсе заказывать веточку на райских кущах.

Трудно сказать, почему сектанты рьяно хают коммунистов. Разве за то, что тогда им за «железный занавес» прошмыгнуть было затруднительно. Организационное устройство сект во многом напоминает партийное строительство, в том числе жесткой дисциплиной и одиозностью. Кстати, и само слово «партия» в некоторых языках трактуется как «секта». В переводе с французского, откуда произошло заимствование в Петровскую эпоху, оно означает «часть».
Многим, наверное, приходилось видеть еженедельные сборища на квартирах соседей, куда приходят одни и те же человек 10-15 и по нескольку часов просиживают в таинственных бдениях. Группы эти так и называются – ячейки, как это именовалось в коммунистической партии. Адептам также не полагается без уважительной причины отлынивать от изучения богословских трудов, им также вдалбливают идеологию избранного учения. Сектанты ведут проповедническую работу в молодежной среде, таскают на свои сборища детей, открывают воскресные и вечерние школы, летние лагеря, где импортными игрушками и пятиразовой жратвой завлекают в свои ряды, выстраивают работу с подрастающими поколениями столь же активно, как это делали коммунисты со своими последователями комсомольцами и пионерами.

Относиться к развитию сектантства с насмешкой, полагая это придурью людей недалеких, с изломанной судьбой, которым все одно, к чьему плечу припасть и слезы отлить, ошибочно. Сектантство по сути своей заместило собой существовавшую прежде идеологию. «Душа не терпит пустоты. Если она пуста, в ней поселяется дьявол». Это сказал врач, не проповедник, но картину дал психологически точно. Люди привыкли быть в коллективе, особенно выросшие в советские времена, где все варились, кроме производственной среды, в горниле общественных структур. Выброшенность за пределы коллектива, отсутствие партийной, профсоюзной и комсомольской сплоченности оставило людей без моральной опоры, и сектанты безошибочно определились со своим контингентом.
Легковерные души они ловили именно в трудные минуты: остались без работы, бросил муж, заболел ребенок, умер близкий, искалечила «дедовщина». В такие моменты человека легче «приворожить», он держится на эмоциях, и обычное здравомыслие покидает его. Сектанты находят индивидуальный подход и обещают материальную поддержку, нового супруга из своих «братьев», выздоровление, загробную жизнь, наказание виновного… Морально-нравственное зомбирование происходит параллельно с внушением постулатов веры, многие из которых просто губительны для человека. Например, отказ иеговистов от переливания крови, хотя в Библии сказано «Не отвращай врача, ибо он дан Богом».

Не столь важно знать, на каких струнах души играет та или иная секта, потому что на смену одной уловке найдется другая приманка. Куда важнее найти ответ на вопрос, почему наши люди, преимущественно выросшие в сугубо атеистическом обществе, где порицалась любая религиозная идеология, ударились в сектантство. Православные каноники полагают это результатом многолетней оторванности от церкви. После десятилетий духовного голода люди обращаются к Богу, но культура и знания духовности утрачены, поэтому так легко они попадают под влияние любых толкователей Святого Писания. Момент сектантами выбран идеально: с одной стороны, стремление людей к вере, с другой — духовная безграмотность и утрата религиозной культуры, столкнувшиеся с третьей — материальными трудностями. Не требуется сильной мозговой атаки там, где дыряв карман и пуста душа.

Алексий II



Священнослужитель отец Сергий (Коваль) рассуждает о низменной стороне сектантства: «Проповедники других религий предлагают человеку, ничего не делая, иметь духовность, что очень близко советскому человеку: трудиться не нужно – и за так можно получить минимум духовности. Достаточно принять Христа в свою жизнь, сказать «Христос – ты мой спаситель» и духовных усилий, практической работы над собой никакой не нужно делать. Сектантство постоянно кромсает и создает новые богословские мнения.
Люди идут к ним, потому что там все очень примитивно, а ведь когда мы начинаем учиться, то не надеемся, что впереди нас ожидает примитивная наука, а смиренно идем от низшего знания к высшему, постигая и развивая их. Но, переступив порог церкви, почему-то считаем, что все сразу должно быть ясно и понятно. Нет, так не бывает, потому что если с первых шагов все ясно и понятно, то человек остается на том уровне, на каком он уже существует».

«За внешне благопристойным фасадом зарубежных религиозных движений творятся безобразия, — это мнение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия П. – Свобода действия сект попирает законное право наших людей на защиту от покушения на их нравственное и психическое здоровье. Почему-то иные борцы за всевозможные права, когда говорят о свободе вероисповедания, свободе религии, забывают о том, что покупка человеческих душ является грубейшим нарушением религиозной свободы. Ведь не секрет, что эти пришельцы извне, не имеющие никаких корней здесь, пользуются материальными трудностями наших сограждан и беззастенчиво покупают души людей за доллары».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Теплое место для убийцы

Вячеслав КНЯЗЕВ

Брызги моря проданы

Ольга ФОМИНА

Крым. 23 июля

.