Крымское Эхо
Архив

И попробуй что возразить…

КРЫМ СТАЛ БОГАЧЕ ЕЩЕ НА ОДНО НАУЧНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Может ли целый народ быть предателем? Конечно, нет, скажет современный читатель, особенно из числа тех, кто живет не в Крыму. Крымчанам труднее: пока еще живы свидетели чуть ли не поголовного предательства одного народа в далеко ушедшие от нас годы Великой Отечественной.

Насильственная высылка крымских татар была величайшим преступлением – это тезис одной стороны. Сталин этим выселением спас оставшихся в живых крымских татар от самосуда — это тезис стороны другой.

Крым опять стоит накануне Дня депортации, который меджлис давно уже превратил в политическое мероприятие устрашения власти. И вновь 18 мая будут звучать не столько скорбные мотивы о погибших и выселенных, сколько политические требования о «реабилитации» крымскотатарского народа. Всё правильно: если выселяли по национальному признаку, то — маятник качнулся в другую сторону — и наделять льготами и привилегиями должны тоже по национальному признаку.

С того 18 мая, когда людей насильно сажали в теплушки, прошло 64 года. И с каждым прожитым волна «гнева» и требований возрастает. Крымчане других национальностей все настойчивее спрашивают: почему за ошибки (или все же не ошибки?), случившиеся 64 года назад, должны платить ныне живущие? Сколько еще нужно платить? Какому по счету поколению выселенных?

Еще совсем недавно тема массового предательства в Крыму была под негласным запретом: люди возвращались из мест высылки — встречали их по-разному, но в целом вполне доброжелательно. Приглядывались: как поведут себя вернувшиеся на родину? Сколько садов насадят, сколько отар разведут, чем дополнят крымскую науку — не зря же среди вернувшихся было множество людей с учеными степенями. Постепенно росло недоумение, вылившееся в раздражение. Вернувшиеся далеко не всегда с охотой включались в окружающую жизнь, но зато дружно отстаивали интересы группки национальных политиков. Квинтэссенция раздражения как раз и сосредоточена в нашумевшей статье Натальи Астаховой в «Крымской правде» под заголовком «Принесённые ветром».

Углубляющееся непонимание, раскол, плавно переходящий иногда (пока еще иногда!) в пропасть, можно вылечить только знаниями. Вы спросите: а надо ли лечить? Отвечу не задумываясь: обязательно надо! Нам вместе жить долгие века. Знаю, среди крымскотатарского народа есть много мудрых людей, которые понимают, что нынешние их национальные политики ведут в никуда, в тупик.

На Украине сегодня стало модным копаться в истории. Зачастую это «копание» не имеет ничего общего с правдой: поставлена задача обелить Мазепу — они и возводят его в ранг «великих украинцев». Сказано: Бандера — наш герой, значит, он таковым и будет. Сказано: не верить советским «заидеологизированным» источникам — значит, верить будем только немецким, а лучше американским, они ведь совсем-совсем «объективны»…

А как вам такие строчки: «…татары показали себя как нельзя хуже. Они сформировали полицейские отряды, подчинявшиеся немцам, и принимали самое активное участие в деятельности гестапо…». Это Александр Верт. Подчеркнем, американец. Лично побывал в Крыму в апреле 1944 года.

А вот еще: «Для борьбы с партизанами немцы постепенно стали привлекать также татар, которые всегда враждебно относились к большевистскому режиму. Были сформированы так называемые отряды самообороны, которые оказывали немцам большую помощь». Это британец Ч.Диксон и немец О.Гейльбрунн.

Эти цитаты я взяла из только что вышедшей в издательстве «Сонат» книги известного крымского историка, директора Центрального музея Тавриды Андрея Мальгина «Партизанское движение Крыма и «татарский вопрос» 1941-1944».

Так предатели — или «жертвы клеветы», как убеждают ныне крымскотатарские политики своих «соотечественников»? Есть ли документы, доказывающие ту или иную точку зрения? «Пока еще мы вынуждены констатировать острый недостаток обоснованных данных о роли крымских татар (а также представителей других народов) в движении сопротивления в Крыму, равно как и в коллаборационистских организациях и акциях в их среде. Раньше это объяснялось закрытостью архивов, сегодня — тем, что какие-либо попытки завязать серьезный разговор на эту тему более чем настороженно воспринимаются как в научном сообществе Крыма, так и в крымском обществе в целом, поскольку якобы способны вызвать «межнациональную напряженность». Это «табу», — пишет Андрей Мальгин, — однако, само по себе чрезвычайно вредит установлению взаимопонимания в современном Крыму, поскольку изымает его из новейшей истории один из ключевых моментов».

А вот еще одна цитата: «Боюсь, что у Вас сложилось неправильное понятие о настроении татарского населения. Отсюда исходит пробел вашей работы, заключающейся в ненахождении связи с партизанскими отрядами Алуштинского и Судакского районов. Прошу учесть это, памятуя о том, что татарское население в подавляющей массе своей есть и будет советским. А для того, чтобы ускорить активацию татарского населения в нашу пользу, военкому Попову нужно уделить максимум внимания на политработу среди татарского населения, при этом вы должны беспощадно расправляться с бывшими кулаками. Муллами, разложившимися и особенно должны относиться осторожно рядовой массе даже при условии, если в среде таковой оказались элементы, которые временно пошли за предателями родины, не осознав…»

Это записка знаменитого партизанского командира Мокроусова, направленная в декабре 1941 года И.Г.Генову.

Что ценно в этой книге: Мальгин в который раз подтверждает репутацию серьезного ученого, который благополучно минует искус политической конъюнктуры (да, собственно, ее и нет, учитывая сегодняшнюю политическую ситуацию на Украине), скорее, он идет с ней вразрез. Он просто исследует очень непростой для Крыма (и для всей Украины) вопрос. Он скрупулезно собирает все мало-мальски доступные факты и документы. Доказательством непредвзятости, например, служит «Список партизан-крымских татар, занимавших руководящие должности в партизанских отрядах Крыма 1941-1944», помещенный в конце книги. Там же читатель найдет копии документов, рукописей, публикаций в прессе, карты дислокации партизанских отрядов и карательных подразделений, я уж не говорю о массе архивных фотографий…

Нет сомнения, что книга Мальгина — это событие в жизни крымского общества. Тему нужно обсуждать — и не на бытовом уровне, а на уровне коллективного сознания. Конечно, это если мы хотим и дальше жить в мире, а не доводить дело до полного разрыва. Уверена: купивший эту небольшую (менее 200 страниц), но ёмкую по содержанию книгу, не пожалеет времени, затраченного на ее чтение. А если у кого появится желание возразить Мальгину (естественно, с документами и аргументами в руках), — думаю, он как настоящий ученый будет этому только рад.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Защитите наше право на мирную жизнь!

.

Нас всех ошкурят

Золотая цепь от Аю-Дага

.